Законно ли в России проводить забастовки

Трудовые конфликты чаще всего решить непросто. А в России урегулирование раздора между работодателем и рабочим осложнено государственными законами. Проведение протестных акций на рабочем месте строго регламентировано, а после внесения поправок в Трудовой кодекс в 2005 году права рабочих на забастовку оказалось сильно урезанным.
Если действовать по закону, необходимо в первую очередь провести собрание, на котором должны присутствовать не менее половины работников предприятия. Работодатель, в свою очередь, обязан предоставить для этого помещение и создать необходимые условия для проведения собрания. И если, скажем, рабочим все-таки удалось договориться о проведении забастовки, работодатель должен быть предупрежден об этом в письменной форме не позднее чем за десять дней.
Забастовка должна состояться не позднее двух месяцев со дня принятия решения об объявлении забастовки, говорится в Трудовом кодексе. А работодатель, посте того, как узнал, что его работники собираются бастовать, обязан предупредить о предстоящей забастовке соответствующий государственный орган по урегулированию коллективных трудовых споров.
По подсчетам экспертов, длительность всех обязательных предварительных процедур составляет не менее 42 дней.
Если же забастовка была объявлена без учета сроков, процедур и требований, то она является недействительной и должна прекратиться после решения суда. Рабочие, недовольные условиями труда, обязаны приступить к работе не позднее следующего дня после вручения им копии указанного постановления.
Забастовки запрещены в организациях, непосредственно связанных с обеспечением жизнедеятельности населения. То есть прерывать работу не имеют права сотрудники сферы энергообеспечения, отопления, теплоснабжения, водоснабжения и газоснабжения. В этот же список входят и другие профессии: права на забастовку нет у пилотов, железнодорожников, связистов, врачей и учителей.
Неудивительно, что Росстат за полтора года не зарегистрировал ни одной забастовки.
Ни одной забастовки не состоялось и в 2010 году, сообщает служба госстатистики, а в 2009 всего одна. В связи с тем, что результаты исследований, по всей видимости, не слишком корректны, независимые организации сами ведут статистику забастовочных акций.
В реальности, работники организаций, конечно, бастуют. Правда, активистам независимых профсоюзов приходится расплачиваются за это административными делами. Иногда, «для подстраховки», работодатели вообще на прямую запрещают своим работникам организовывать внутри предприятия профсоюзы. Но чаще происходит так, что прошедшие забастовки ничего, в сущности, не меняют.
В 2007 году самарский альтернативный профсоюз «Автоваза» потребовал от руководства компании повышения зарплаты с 7 тысяч до 25 тысяч рублей в месяц. Тогда представители федерации независимых профсоюзов России бастующих не поддержали и заявили, что нельзя проводить забастовку, когда «на предприятии проходят крупномасштабные реформы и снижается спрос на его продукцию». А менеджмент «АвтоВАЗа» назвал забастовку попыткой политической дестабилизации накануне выборов.
В конце 2007 года произошла забастовка на заводе «Форд» в городе Всеволожске Ленинградской области. Рабочие конвейера, заработная плата которых составляет от 21 до 25 тысяч рублей, потребовали увеличения заработной платы еще на 30% и таким образом хотели получать по 30-33 тысяч рублей. Борьбу с работодателями сотрудники завода вели тогда очень искусно — в профсоюзе дали понять, что автомобили, собранные в течение забастовки, будут некачественными, поскольку половина сотрудников службы контроля качества на работу не ходит. Более того, работники «Форда» пообещали руководству, что в интернете скоро появятся VIN-номера автомобилей, собранных в течение забастовки, чтобы будущие владельцы имели возможность отказаться от машин. Правда, эту угрозу рабочие так и не выполнили.
В 2010 году по российским регионам прошла волна забастовок авиадиспетчеров. Они выступили с комплексом требований, главным из которых являлось отстранение от должности генерального директора ФГУП «Госкорпорация по ОрВД в РФ» Виктора Горбенко. Именно его обвиняли в том, что у авиадиспетчеров накопилась масса проблем, связанных с переподготовкой, повышением квалификации и оплаты труда в зависимости от классности диспетчеров. Начиная с Ростова-на-Дону, диспетчеры забастовали во многих российских городах: Нальчике, Ставрополе, Нижневартовске, Новосибирске и других. Позже акции протеста прекратились, а Горбенко остался на своем посту.
14 мая 2010 года в Междуреченске вышли бастовать на центральную площадь работники шахты «Распадская», где при взрывах погибли горняки и спасатели. Они жаловались на низкие зарплаты, высокий уровень травматизма и халатность собственников. После того, как генеральный директор шахты «Распадская» не вышел к ним на встречу, шахтеры перекрыли железную дорогу. Кстати, власти отреагировали на это оперативно.
С июля 2010 года принят закон, запрещающий забастовщикам перекрывать дороги.
С прошлого года за невыполнение требований «по обеспечению транспортной безопасности» предусматривается наложение штрафа на граждан — от 3 тысяч до 5 тысяч рублей.
Граждане России прохладно относятся к коллективным акциям протеста. Поддерживают проведение забастовок в первую очередь студенты. Так, в 2010 году, по данным «Левада-центра», всего 16 процентов респондентов считали, что забастовка — единственный способ добиться удовлетворения своих требований. Говорят о забастовке как о единственном способе добиться удовлетворения своих требований чаще всего безработные (34 процента), учащиеся и студенты (30 процентов), специалисты (19 процентов), россияне моложе 25 лет (24 процента), со средним образованием (19 процентов), низкими доходами (24 процента), проживающие в сельских населенных пунктах (21 процент) и провинциальных городах с населением более 500 тысяч человек (18 процентов). Мнение, что забастовкой ничего нельзя добиться, наиболее характерно для специалистов и служащих.
О недопустимости забастовок чаще других заявляют жители Москвы.
Впрочем, не все в России так плохо с протестными акциями. Работодатели тут, в отличии от Германии и некоторых других стран Северной и Центральной Европы, не имеют права увольнять сотрудников за проведение забастовок.
Заместитель директора Института управления социальными процессами Высшей школы экономики Ирина Козина в своем исследовании «Забастовки в современной России» утверждает, что с 2005 года в стране бастовали работники «не с самыми низкими зарплатами, трудившиеся в хороших условиях на успешных предприятиях». В связи с этим, Козина отмечает появление «наступательных» забастовок, в отличие от «оборонительных», проходивших в начале 90-х годов.
«На первый план выходят требования повышения заработной платы, направленные на перераспределение увеличивающихся доходов в пользу наемных работников», — пишет Козина. По ее мнению, уровень конфликтности является (при прочих равных условиях) показателем социальной напряженности на предприятии, в регионе, в обществе. В исследовании также отмечается, что забастовки являются довольно эффективным способом принудительного формирования более выгодных условий трудовых контрактов.
«Чем больше забастовки носят законный характер, тем большее количество людей воспринимает это как обыденный способ борьбы за свои права и осознает себя гражданами, которые объединяются, чтобы цивилизованно защищать свои права», — пишет Козина.

Забастовка: причины, стадии развития, окончание забастовки

Сущность забастовок и их негативные последствия

Определение 1

Забастовка – это один из способов разрешения трудовых конфликтов, суть которого заключается в организованном отказе сотрудников от работы с целью заставить работодателей выполнить определенные требования.

Количество забастовок в мире увеличивается с каждым годом. Так, ежегодно случается около 2,5 тысяч протестов работников, которые защищают свои права подобным образом. В России ежегодно происходит около 400 протестов работников. Причины забастовок зависят от наличия на предприятии профсоюза и его работы. Если на предприятии отсутствует профсоюз, то можно ожидать чего угодно: забастовок, митингов, голодовок. Сотрудники могут также самостоятельно создать объединение, которое изначально будет «заряжено» на конфликты. Например, профсоюзы организовывают собрания, пикеты, однако, как правило, стараются избегать забастовок, так как процедура приготовления к ним весьма сложна, а также есть ответственность за незаконную забастовку.

Готовые работы на аналогичную тему

  • Курсовая работа Забастовка: причины, стадии развития, окончание забастовки 400 руб.
  • Реферат Забастовка: причины, стадии развития, окончание забастовки 260 руб.
  • Контрольная работа Забастовка: причины, стадии развития, окончание забастовки 220 руб.

Получить выполненную работу или консультацию специалиста по вашему учебному проекту Узнать стоимость

Если возникает угроза увольнения или сокращения, то работникам бессмысленно устраивать забастовки и стоп-акции, так как их и так лишают работы. В этом случае они предпочитают митинговать на главных площадях, у зданий администрации. Как правило, подобные сборы многочисленны, так как находятся сочувствующие тем, кто теряет работу. К ним присоединяются солидарные работники других предприятий и граждане. Если руководство не идет на диалог, бастующие способны принять радикальные меры, например, организовать голодовку. Не случайно конфликтологи советуют работодателям перед сокращением своих работников подумать об их трудоустройстве в другие структуры, иначе негативных последствий не избежать.

Конфликты возникают по причине того, что даже одиночные забастовки способны привести к негативным последствиям. Так, в 2013 году сотрудник одного из московских предприятий поджег себя в знак протеста вследствие того, что работодатель уволил его и не выплатил зарплату за полгода. Тогда работник решился на крайние меры. В 2016 году сотрудник читинского завода вскрыл себе вены прямо на проходной, данный момент видели десятки коллег. Человек хотел привлечь внимание начальника и получить хотя бы часть долга. Прибывшие на место врачи не смогли оказать первую помощь, так как ждал, когда работодатель выплатит ему заработную плату в полном объеме. Причиной трагедии стала сумма в 15 тыс. рублей.

Причины забастовок

Основные причины забастовок можно разделить на следующие категории:

  • Законные основания. В случаях, перечисленных законодательством, работники имеют полное право на забастовки, если при этом не допускается существенное нарушение прав и свобод человека и гражданина. организаций, не подрывается безопасность государства, не прерывается работа средств связи.
  • Незаконные основания. В некоторых случаях проведение забастовок запрещено, например, когда она не была объявлена заранее, не были соблюдены требования к проведению данного мероприятия. Забастовка незаконна, когда противоречит нормам Конституции РФ, способна нанести урон гражданам, в том числе их жизни и здоровью. Не допускается, например, организация забастовки на атомной электростанции, в медицинских учреждениях, оказывающих помощь населению.

Основные причины недовольства сотрудников:

чрезмерный объем работ, выполняемых на производстве; нестабильный рабочий день, нарушение порядка его оплаты; выполнение сверхурочных работ, которые не оплачиваются работодателем; введение санкций негативного характера со стороны работодателя; ответ на жесткие экономические меры, принимаемые организацией для выхода из кризиса; поддержка других бастующих, в том числе в соседнем цехе, другой организации, другом городе или регионе.

Этапы развития забастовки

Развитие забастовки происходит по следующему алгоритму:

  • Нулевая фаза (созревание). На данной стадии бастующие определяют круг проблем, которые требуют окончательного решения, а также обсуждают момент начала забастовки.
  • Организация и поддержка. Из мирного настроения работники переходят в более воинственное, которые сменяет позитивные установки на негативные, при этом поддерживается групповая сплоченность.
  • Контроль. Организаторы забастовки контролируют ее нормальный ход, а также пресекают попытки администрации сорвать забастовку. Если имеют место провокации со стороны администрации, то они предупреждаются лицами, осуществляющими контроль.
  • Взаимодействие. Основное взаимодействие осуществляется со средствами массовой информации, в которых стремятся максимально ярко осветить ход забастовки с целью формирования благоприятного мнения о бастующих. При этом осуществляется взаимодействие с рабочими комитетами, профсоюзами, иными организациями.
  • Выход (разрешение конфликта).

Выход из забастовки

Выход из забастовки представляет собой особую стадию конфликта, при которой меняется поведение участников, и они больше не конфликтуют друг с другом. Разрешение конфликта возможно двумя основными способами, внутри которых также возможны различные вариации:

  • Создание угрозы для лиц, участвующих в конфликте. Угроза может исходить от любой стороны, в том числе и третьей, не принимающей участия в конфликте. Например, это может быть государство. Стороны в дальнейшем могут вести переговоры с целью поиска выхода из конфликта, разрешения его в более конструктивную сторону.
  • Общение. Стороны взаимодействуют друг с другом, информируют, что играет позитивную роль в развитии взаимоотношений. Это наиболее цивилизованный способ разрешения конфликта. Как правило, данная стадия может заканчиваться принятием наиболее оптимального решения, в том числе компромиссного варианта.

В российских условиях выход из забастовки несколько затруднен в связи с тем, что имеется низкий уровень политической культуры, отсутствуют демократические традиции по разрешению трудовых споров. Проблематика забастовок также не в полной мере изучена в конфликтологии.

Рисунок 1. Частота забастовок. Автор24 — интернет-биржа студенческих работ

ЗАБАСТОВКИ В РОССИИ!!! СКОЛЬКО ИХ В РЕАЛЬНОСТИ!!!

Росстат рапортует о единичных случаях забастовок, игнорируя сотни протестов, которые часто подавляются силовыми методами без решения проблемы.

Государственная статистика заявляет о единичных случаях забастовок в России, в то время как на самом деле ежегодно их проходит по нескольку сотен.

Наиболее частой причиной протестов становятся трудовые конфликты. При этом власти зачастую подавляют эти акции силовыми и административными методами, не решая саму проблему.

Утешительная статистика

Если верить официальной статистике, случаи забастовок в России единичны. В 2017 году Росстат зафиксировал всего одну забастовку, в 2013-2016 годах — от двух до пяти в год. При этом в 2005 году Росстат отчитался о 2,6 тыс. забастовок, в 1992-м — о 6,3 тыс. Резкое снижение официально зарегистрированных забастовок произошло в 2006 году (восемь акций), и в дальнейшем их количество оставалось стабильно низким, несмотря на пережитые за эти годы Россией два экономических кризиса и прочие потрясения.

Ситуация кажется странной, учитывая низкий уровень зарплат в России и формально высокий процент членства в профсоюзах. Согласно официальной статистике, среднемесячная зарплата в первом полугодии 2018 года составила 37,6 тыс. рублей, или $568. По данным Международной организации труда, в 2015 году профсоюзы объединяли 30,5% российских трудящихся. Это больше, чем в часто и много бастующей Франции, где доля организованных работников — 7,9%. Самая крупная в России Федерация независимых профсоюзов (ФНПР), по информации РБК, объединяет 20 млн человек, или примерно 26% работоспособного населения.

Сколько забастовок проходит на самом деле

Специалисты рисуют не столь идиллическую картину забастовок.

Согласно мониторингу Центра социально-трудовых прав (ЦСТП), в первом полугодии 2018 в России произошло не менее 122 трудовых протестов, в том числе 58 стоп-акций (так авторы исследования называют наиболее радикальные акции, сопровождающиеся остановкой или замедлением темпа работ). В 2017 году в поле зрения ЦСТП попало 334 трудовых протеста, в 2016-м — 419, в 2015-м — 409. Причем в 2008-2014 годах в среднем проходил 241 такой протест в год.

«Меняется количество менее радикальных акций — митингов, пикетов. Количество стоп-акций при этом остается стабильным . Возможно, это связано с пенсионными митингами. Часть энергии ушла в них, но ее снова загнали внутрь. Куда она пойдет дальше — неизвестно», — сказал Eurasianet.org ведущий специалист социально-экономических программ ЦСТП Петр Бизюков.

Председатель ФНПР Михаил Шмаков говорил в 2016 году о том, что ежегодно проходит «не менее 150-170 забастовок».

Несогласованные акции эффективнее законных забастовок

Забастовки в России юридически не запрещены (право бастовать гарантировано 37 статьей Конституции). Однако Трудовой кодекс затрудняет их проведение. «Процедура объявления забастовки очень сложная и оставляет много лазеек для работодателя, что позволяет объявить забастовку незаконной при любом раскладе», — сообщил профсоюзный активист Дмитрий Кожнев.

Законная процедура объявления забастовки исключает эффект неожиданности: о предстоящей акции организаторы обязаны за 5-7 дней уведомить работодателя. Чтобы легально приостановить работу, необходимо пройти бюрократические процедуры разрешения коллективного трудового спора, примирения сторон с участием госорганов и организовать конференцию работников, представляющую более 50% трудового коллектива.

«Эффект забастовки — в том ущербе, который она нанесет работодателю, а российский законодатель делает все, чтобы эти неприятности снизить. Получив уведомление , работодатель бежит в суд, подает иск о признании забастовки незаконной. Суд выносит решение о запрете забастовки до тех пор, пока не решит, законна она или нет. Но по российскому законодательству, забастовка, не начатая в срок, уже не может быть возобновлена. Приходится заново проходить все процедуры», — отмечает Кожнев.

Профсоюзы обходят ограничения, организуя так называемые итальянские забастовки — предельно строгое исполнение всех должностных обязанностей и правил. Одна из них произошла в июле 2018 года на автозаводе «Фольксваген групп рус» в Калуге. Пользуясь противоречиями в должностных инструкциях, около 500 водителей погрузчиков и штабелеров, подвозящих детали на производственные линии, сбавили скорость с 10 до 5 км/ч, что привело к перебоям в поставках комплектующих.

По оценке председателя Межрегионального профсоюза «Рабочая ассоциация» (МПРА) Дмитрия Трудового, каждая минута задержки стоила компании 1 тыс. евро. В итоге «Фольксваген» согласился обсудить с профсоюзами планы компании по выводу части рабочих мест на аутсорсинг.

Как власти подавляют трудовые протесты

«Как правило, после начала забастовки первыми оказываются на рабочих местах полицейские. Их роль — запугивание бастующих. Следом появляются чиновники, которые тоже пытаются угрожать. Последняя забастовка на Камчатке — пример того, как государство вмешивается в конфликт на стороне работодателей. Особенность этой забастовки в том, что она происходила в труднодоступном районе, куда привозят вахтовиков (временных рабочих из других регионов). Их подавили, потому что такие же проблемы есть и на соседних предприятиях. Победа забастовки в одном месте привела бы к цепной реакции», — считает Дмитрий Кожнев.

Одним из наиболее типичных неконструктивных форматов, в котором власти общаются с бастующими, это формат «барин-крепостной». Такой вывод делают аналитики Центра экономических и политических реформ (ЦЭПР) в мониторинге социальной напряженности в регионах России за 2016 год.

Примером подобной реакции стало давление на шахтеров компании «Кингкоул» в Ростовской области, которые бастовали из-за невыплаты зарплаты. Попытку протестующих выехать в Москву, чтобы обратиться к федеральным властям, блокировали, объявив в городе антитеррористическую операцию «Анаконда». Шахтерам поступали угрозы, на выездах из города стояли кордоны, задерживавшие транспорт, в СМИ распространялась заведомо ложная информация, утверждается в мониторинге.

Причины протестов

Большинство трудовых протестов в России вызваны невыплатой зарплаты. Эксперты ЦСТП называют неплатежи «супер причиной» (57% протестов), отодвигающей на задний план остальные мотивы недовольства: низкую зарплату, плохие условия труда, сокращения штатов и т. д. Как правило, к активным действиям работники переходят, когда просрочка долга достигает нескольких месяцев.

«Главный мотор трудовых протестов — неплатежи. Все остальное имеет для работников невысокую значимость. К чему думать о промокших ногах, когда вам угрожают разбить голову? В 2013 доля неплатежей снизилась и стала расти доля других, рыночных, причин. Но сейчас снова идет эскалация протестов из-за неплатежей. Это — специфически российская особенность, непонятная иностранцам. Даже в Грузии другая структура причин протестов. Там из-за не выплат зарплат происходит только 6% стоп-акций. У нас за 2016-2017 год — 56%», — утверждает Петр Бизюков.

По данным Росстата, на 1 октября 2018 года 416 организаций имеют перед 49 тыс. работниками 3,1 млрд рублей просроченной задолженности по зарплате. «В статистической отчетности крупных предприятий есть специальная форма о просроченной задолженности. Эти документы стекаются в Росстат. Но, во-первых, далеко не все работодатели заполняют эти формы, во-вторых, существует теневой сектор экономики, который вообще ни перед кем не отчитывается, и, в-третьих — множество мелких контор не входит в учетный круг», — говорит Бизюков.

Кроме того, в теневом секторе в случае конфликта с работодателем неформальны занятым почти невозможно доказать факт трудовых отношений, не говоря уже о сумме задолженности. По информации Госинспекции по труду, на невыплату зарплаты или расчета при увольнении за год пришлось 50% (37 тыс.) жалоб.

«Субподряд — тоже теневая экономика, зона вне контроля. Городские власти нанимают фирмы, которые используют мутные схемы найма. Они принимают водителей на работу лишь при наличии собственного автомобиля, называя их «частными предпринимателями», а себя — «держателями маршрута». Замаскированные трудовые отношения распространены и в других отраслях», — утверждает Бизюков. По мнению эксперта, власти сознательно закрывают глаза на проблему неплатежей.

Власти могут быть в сговоре с бизнесом

«Даже в Москве кидалово — в порядке вещей. На господрядах, скажем, при строительстве Московского центрального кольца, людям не просто задерживают зарплату, а не платят ее вообще», — убежден Дмитрий Кожнев, имея в виду серию забастовок сотрудников строительных кампаний «СМУ Ингеоком», «СМУ 77», «Горизонт». Аналогичными конфликтами сопровождалось строительство новых участков метро в Петербурге. В марте 2018 забастовка сотрудников «СМУ-11 Метрострой» прервала прокладку тоннеля между строящимися станциями, писал «Коммерсантъ».

По данным ЦСТП, в строительной сфере на общее число трудовых протестов приходится 19% радикальных акций. Еще большая доля — 26 % — приходится на протесты на городском пассажирском транспорте.

«Рекордные случаи, такие как многолетняя невыплата зарплат шахтерам «Кингкоул», где зажали треть миллиарда, немыслимы без пособничества властей, — считает Петр Бизюков. — Государство давит на бизнес коррупцией, но при этом дает работодателям возможность давить работников. Неплатежи — один из самых эффективных механизмов обеспечения дополнительных денег, чтобы платить откаты чиновникам».

По его мнению, несовершенный закон о забастовках и давление на профсоюзы подталкивают нереализованную протестную энергию к тому, чтобы в будущем, возможно, выплеснуться на площади.

Рубрики: Статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *