ПОСТАНОВЛЕНИЕ

г. Самара 22 августа 2016 г.

Судья Ленинского районного суда г. Самары Ретина М.Н., при секретаре Чистяковой Ю.А., с участием представителя заявителя директора фирмы «S» TGyula — адвоката Антонова А.П., помощника прокурора Ленинского района г. Самары Алексеевой Ю.О., рассмотрев в открытом судебном заседании жалобу адвоката Антонова А.П. в интересах фирмы «S» в порядке ст. 125 УПК РФ,

УСТАНОВИЛ:

Адвокат Антонов А.П. обратился в суд с жалобой в интересах фирмы «S» в порядке ст. 125 УПК РФ о признании незаконным бездействия органа дознания ОП №5 У МВД России по г. Самара, выразившееся в допущенной волоките при рассмотрении сообщения директора фирмы «S» T. о преступлении, а также в неуведомлении заявителя о принятых процессуальных решениях в установленные ст. 144 УПК РФ сроки.

В жалобе указывает о том, что 16.07.2014 г. в КУСП ОП №5 У МВД России по г.Самара № 7832 зарегистрировано заявление директора фирмы «S» T. по факту противоправных действий со стороны директора ООО «С» П. и директора ООО «Э» С. В Отдел полиции № 5 по результатам проверки было принято решение о направлении материала проверки по территориальности в ОП №3 У МВД России по г.Самара для проведения проверки и принятия решения в порядке ст. 144-145 УПК РФ.

07.08.2014 г. ОП № 3 по результатам материала проверки вынесено решение об отказе в возбуждении уголовного дела и о возврате материала на дополнительную проверку для проведения дополнительных ОРМ. 06.10.2014 г. вновь о/у ОРЭ и КП №3 ОЭБ и ПК У МВД России по г. Самара вынес постановление об отказе в возбуждении уголовного дела по основаниям п.2 ч.1 ст. 24 УПК РФ.

05.11.2014 г. по ходатайству адвоката Антонова А.П. к материалам проверки приобщены копии документов, свидетельствующих о противоправных действиях директора ООО «С» П. и директора ООО «Э» С.

11.11.2014 г. по ходатайству адвоката Антонова А.П. к материалам проверки в качестве доказательства приобщена детализация телефонных звонков.

26.12.2014 г. материалы проверки были переданы из ОП №3 в ОП №5 для принятия решения в порядке ст.ст. 144, 145 УПК РФ и 19.02.2015г. обратно — в ОП №3 У МВД России по г. Самара. При личном обращении 01.07.2015г. в ОП №5 прояснилось, что передача материала проверки из ОП №3 (исх. № 57/13077 от 09.06.2015, КУСП 13928 от 28.05.2015) в ОП №5 с 24.06.2015 в журнале не отражена. Многочисленные попытки получения информации по телефону оказались безрезультатными. На 21.07.2015 г. в канцелярии ОП №5 удалось выяснить, что материал поступил в ОП №5, однако о результатах проверки ОП №5 не уведомили. Никакой проверки по фактам, изложенным в заявлении, а также никаких мероприятий по привлечению виновных лиц к уголовной ответственности не проводилось.

Постановлением Ленинского районного суда г. Самара от 26.10.2015 г. жалоба адвоката Антонова А.П. на бездействие органа дознания, поданная в порядке ст. 125 УПК РФ удовлетворена, бездействие органа дознания ОП № 5 У МВД России по г. Самара признано незаконным, проведенная проверка ненадлежащей, при этом суд постановил органу дознания устранить допущенные нарушения.

Несмотря на это, никакой информации ни представителю директора фирмы «S» T. Антонову А.П., ни самому директору фирмы, никаких сообщений о принятых решениях направлено не было.

10.05.2016 г. оперуполномоченным ОВ и РП по Ленинскому и Самарскому районам ОЭБиПКУ МВД России по г. Самара Ибрагимовым Р.А. было вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, которое было отменено постановлением прокурора Ленинского района г. Самара от 16.05.2016 г.

02.06.2016 г. постановлением заместителя прокурора Ленинского района г. Самара было вынесено представление начальнику ОП № 5 об устранении нарушений уголовно­процессуального законодательства.

Однако до настоящего времени никакой информации по принятым решениям по результатам проведенной проверки заявителем жалобы также не было предоставлено.

На основании изложенного, просит признать незаконным и необоснованным бездействие органа дознания ОП №5 У МВД России по г. Самара, выразившееся в допущенной волоките при рассмотрении сообщения о преступлении, а также в неуведомлении о принятых процессуальных решениях, и обязать устранить допущенное нарушение.

В судебном заседании адвокат Антонов А.П. поддержал жалобу в полном объеме по доводам жалобы. Дополнив, что на настоящий момент также никакого ответа не направлено, о результатах проверки не уведомлен. Органом дознания допускается волокита при рассмотрении заявления о преступлении.

Помощник прокурора Ленинского района г. Самары Алексеева Ю.О. в судебном заседании согласилась с доводами жалобы частично и полагала необходимым удовлетворить жалобу в части признания незаконным неуведомления заявителя о принятых процессуальных решениях. В остальной части полагала в удовлетворении жалобы отказать. При этом пояснила, что 22.08.2016 г. и.о. заместителя прокурора Ленинскогорайона г. Самара отменено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, вынесенное 30.07.2016 г. о/у ОВиРП по Ленинскому и Самарскому районам ОЭБ и ПК У МВД России по г. Самара Владимировым С.М.

Изучив доводы жалобы, заслушав участвующих в деле лиц, исследовав материалы дела, суд приходит к следующим выводам.

При несогласии заявителя с решением прокурора или руководителя следственного органа, а также при частичном удовлетворении содержащихся в жалобе требований, жалоба, поданная в суд, подлежит рассмотрению в соответствии со статьей 125 УПК РФ.

Учитывая изложенное, суд полагает необходимым рассмотреть доводы жалобы адвоката Антонова А.П. в интересах директора фирмы «S» T. о признания незаконным и необоснованным бездействия органа дознания ОП №5 У МВД России по г. Самара.

Согласно ст. 144 УПК РФ дознаватель, орган дознания, следователь, руководитель следственного органа обязаны принять, проверить сообщение о любом совершенном или готовящемся преступлении и в пределах компетенции, установленной настоящим Кодексом, принять по нему решение в срок не позднее 3 суток со дня поступления указанного сообщения. При проверке сообщения о преступлении дознаватель, орган дознания, следователь, руководитель следственного органа вправе получать объяснения, образцы для сравнительного исследования, истребовать документы и предметы, изымать их в порядке, установленном настоящим Кодексом, назначать судебную экспертизу, принимать участие в ее производстве и получать заключение эксперта в разумный срок, производить осмотр места происшествия, документов, предметов, трупов, освидетельствование, требовать производства документальных проверок, ревизий, исследований документов, предметов, трупов, привлекать к участию в этих действиях специалистов, давать органу дознания обязательное для исполнения письменное поручение о проведении оперативно-розыскных мероприятий.

Руководитель следственного органа, начальник органа дознания вправе по мотивированному ходатайству соответственно следователя, дознавателя продлить до 10 суток срок, установленный частью первой настоящей статьи. При необходимости производства документальных проверок, ревизий, судебных экспертиз, исследований документов, предметов, трупов, а также проведения оперативно-розыскных мероприятий руководитель следственного органа по ходатайству следователя, а прокурор по ходатайству дознавателя вправе продлить этот срок до 30 суток с обязательным указанием на конкретные, фактические обстоятельства, послужившие основанием для такого продления.

Согласно ст. 145 УПК РФ по результатам рассмотрения сообщения о преступлении орган дознания, дознаватель, следователь, руководитель следственного органа принимает одно из следующих решений:

о возбуждении уголовного дела в порядке, установленном статьей 146 настоящего Кодекса;

об отказе в возбуждении уголовного дела;

о передаче сообщения по подследственности в соответствии со статьей 151 настоящего Кодекса, а по уголовным делам частного обвинения — в суд в соответствии с частью второй статьи 20 настоящего Кодекса.

О принятом решении сообщается заявителю. При этом заявителю разъясняются его право обжаловать данное решение и порядок обжалования.

Из материалов заявления директора фирмы «S» T., представленных в судебное заседание из ОП №5 У МВД России по г.Самара, следует, что каких-либо активных проверочных действий по данному заявлению не проводилось за период нахождения заявления в ОП №5, т.е. с 16.05.2016 г. по 22.08.2016 г. Доказательств, подтверждающих направления уведомлений заявителю о результатах рассмотрения его заявления либо о продлении срока проведения проверки, суду не представлено.

Таким образом, суд приходит к вьводу о том, что органом дознания ОП №5 У МВД России по г. Самара была допущена необоснованная волокита при рассмотрении заявления и грубые нарушения требований УПК РФ.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 125 УПК РФ, суд

ПОСТАНОВИЛ:

Жалобу адвоката Антонова А.П. в интересах директора фирмы «S» T. на бездействие органа дознания ОП №5 У МВД России по г. Самара в порядке ст. 125 УПК РФ удовлетворить.

Признать незаконным бездействие органа дознания ОП №5 У МВД России по г. Самара, выразившееся в допущенной волоките, не проведении надлежащей проверки при рассмотрении сообщения директора фирмы «S» T. о преступлении и в не уведомлении заявителя о принятых процессуальных решениях в установленные законом сроки, и обязать устранить допущенное нарушение.

Здесь и далее в целях соблюдения адвокатской тайны имена и фамилии участников дела изменены

Другую практику адвоката Анатолия Антонова Вы можете посмотреть в открытом доступе

1. Следователь является должностным лицом, уполномоченным в пределах компетенции, предусмотренной настоящим Кодексом, осуществлять предварительное следствие по уголовному делу.

2. Следователь уполномочен:

1) возбуждать уголовное дело в порядке, установленном настоящим Кодексом;

2) принимать уголовное дело к своему производству или передавать его руководителю следственного органа для направления по подследственности;

3) самостоятельно направлять ход расследования, принимать решение о производстве следственных и иных процессуальных действий, за исключением случаев, когда в соответствии с настоящим Кодексом требуется получение судебного решения или согласия руководителя следственного органа;

4) давать органу дознания в случаях и порядке, установленных настоящим Кодексом, обязательные для исполнения письменные поручения о проведении оперативно-розыскных мероприятий, производстве отдельных следственных действий, об исполнении постановлений о задержании, приводе, об аресте, о производстве иных процессуальных действий, а также получать содействие при их осуществлении;

5) обжаловать с согласия руководителя следственного органа в порядке, установленном частью четвертой статьи 221 настоящего Кодекса, решение прокурора об отмене постановления о возбуждении уголовного дела, о возвращении уголовного дела следователю для производства дополнительного следствия, изменения объема обвинения либо квалификации действий обвиняемых или пересоставления обвинительного заключения и устранения выявленных недостатков;

6) осуществлять иные полномочия, предусмотренные настоящим Кодексом.

3. В случае несогласия с требованиями прокурора об устранении нарушений федерального законодательства, допущенных в ходе предварительного следствия, следователь обязан представить свои письменные возражения руководителю следственного органа, который информирует об этом прокурора.

Комментарий к Ст. 38 УПК РФ

1. Пункт 1 комментируемой статьи частично воспроизводит определение, содержащееся в пункте 41 статьи 5 УПК РФ, согласно которому следователь — должностное лицо, уполномоченное осуществлять предварительное следствие по уголовному делу, а также иные полномочия, предусмотренные УПК.

2. Предварительное следствие в современной России производится следователями Следственного комитета РФ, следователями органов Федеральной службы безопасности, следователями органов внутренних дел и следователями органов по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ. Круг уголовных дел, расследование которых относится к компетенции следователей каждого из перечисленных ведомств, иначе говоря, подследственность, определяется статьей 151 УПК; он различен. Процессуальное же положение каждого следователя, т.е. его права и обязанности при работе по конкретному уголовному делу, абсолютно одинаково; но не зависит ни от его ведомственной принадлежности, ни от должности в рамках родового понятия «следователь» (младший следователь, следователь, старший следователь, следователь по особо важным делам, старший следователь по особо важным делам), ни от фактических обстоятельств дела, его сложности и объема работы.

3. Следователь процессуально самостоятелен. Он вправе без согласования с кем бы то ни было возбудить уголовное дело по своей подследственности, принять его к своему производству, определить направления расследования и произвести необходимые следственные действия по собиранию доказательств, принять и реализовать решения о применении мер процессуального принуждения либо, если этого требует УПК, возбудить соответствующее ходатайство о принятии такого решения перед судом или истребовать согласие начальника следственного органа.

4. По отношению к органу дознания следователь занимает более высокое положение в уголовном процессе и обладает определенной властью. По расследуемым им делам он вправе давать органам дознания поручения и указания о производстве розыскных и следственных действий и требовать от органов дознания содействия при производстве отдельных следственных действий. Такие поручения и указания следователя даются в письменном виде и являются для органов дознания обязательными. Не будь такого правила, следователь-одиночка в целом ряде случаев, прежде всего крупных и сложных дел об организованных групповых преступлениях, оказался бы не в состоянии выполнить свои обязанности. Ему, кабинетному юристу, не под силу, например, производство трудоемких обысков, выемок или задержаний подозреваемых, которые в наше время зачастую носят характер боевого столкновения.

5. В числе законоположений, характеризующих процессуальную самостоятельность следователя, особое место занимают те, что закреплены в пункте 5 части второй и в части третьей комментируемой статьи. Их общий смысл заключается в том, что в определенных случаях следователь вправе не согласиться с позицией прокурора, занимаемой последним по конкретному уголовному делу, находящемуся в производстве следователя. Эти положения новы и небесспорны. Из содержания части третьей комментируемой статьи явствует, что ни требования прокурора об устранении нарушений федерального законодательства, допущенных в ходе предварительного следствия, ни решение прокурора о возвращении следователю уголовного дела, поступившего с обвинительным заключением, больше не обязательны ни для следователя, ни для начальника следственного органа, в котором служит данный следователь. На указанные требования, не исполняя их, достаточно (через начальника следственного органа) просто ответить письменными возражениями, а в ответ на прокурорское постановление о возвращении уголовного дела для дополнительного следствия, изменения обвинения либо квалификации действий обвиняемых или пересоставления обвинительного заключения и устранения выявленных недостатков (см. пункт 2 части первой статьи 221 УПК), тоже не исполняя его, следователь при согласии руководителя следственного органа может перевести свои разногласия с прокурором в плоскость дальнейшей инстанционной конфронтации с прокуратурой. Так что если в ходе предварительного следствия допущены существенные нарушения УПК, повлиявшие на его итоги, но в споре между двумя органами уголовного преследования — ведомственным следственным аппаратом и прокуратурой — прокурор, например, района или области не был поддержан Генеральным прокурором РФ, ему предстоит принять на себя функцию государственного обвинителя по делу, следственные материалы которого он добросовестно и профессионально уже давно считает бракованными.

6. Кроме того, с согласия своего непосредственного начальника — руководителя следственного органа следователь вправе обжаловать вышестоящему прокурору наиболее важные, имеющие определяющее значение для судьбы уголовного дела процессуальные решения прокурора, осуществляющего надзор за досудебным производством по данному уголовному делу. Приведенный в пункте 5 части второй комментируемой статьи перечень таких решений является исчерпывающим. Их обжалование приостанавливает исполнение прокурорского решения до рассмотрения жалобы вышестоящим прокурором (часть пятая статьи 221 УПК), а решение данного прокурора может быть, в свою очередь, обжаловано вышестоящему прокурору, то есть — Генеральному. Его решение носит окончательный характер.

7. Наряду со следователем самостоятельным участником досудебного производства по уголовным делам является следователь-криминалист, который в УПК впервые упомянут и, таким образом, узаконен в 2008 г. (Федеральный закон от 2 декабря 2008 г. «О внесении изменений и дополнений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации» // Российская газета. 2008. 5 дек.), когда в статье 5, определяющей основные понятия, которыми пользуется этот Кодекс, появился новый пункт 40.1, согласно которому следователь-криминалист — это должностное лицо, уполномоченное осуществлять предварительное следствие, а также участвовать по поручению руководителя следственного органа в производстве отдельных следственных и иных процессуальных действий или производить отдельные следственные и иные процессуальные действия без принятия уголовного дела к своему производству. В основе данного законоположения — многолетний опыт функционирования прокуроров-криминалистов в органах прокуратуры в период, когда прокурорам принадлежало право возбуждать уголовные дела и производить предварительное расследование. Главный смысл деятельности следователя-криминалиста заключается в том, что расследование по уголовному делу в целом или же частично оказывается в компетенции должностного лица, обладающего всей полнотой процессуальных полномочий следователя и одновременно углубленными знаниями и (или) опытом в области криминалистической техники, криминалистической тактики производства отдельных следственных действий или криминалистической методики расследования данного вида преступлений.

8. В условиях строительства демократического правового государства положение российского следователя привлекает пристальное внимание общества. Рассредоточенность следственного аппарата по четырем различным ведомствам, три из которых (МВД, ФСБ и ФСКН России) осуществляют оперативно-розыскную деятельность, заключает в себе проблему. Несмотря на провозглашаемую независимость, следователи, с одной стороны, подчинены начальнику следственного отдела, который обладает огромными процессуальными полномочиями «ведомственного прокурора», с другой — так или иначе зависят от руководителей соответствующих органов, в структуру которых они вмонтированы. И наконец, следователи в работе по конкретным уголовным делам недопустимо сближаются с оперативными работниками, что подрывает условия их объективности. Между тем по природе своей предварительное следствие относится к юстиции, оно отделено от судебного разбирательства уголовных дел лишь в целях более тщательной «проработки материала». Его включенность в ведомства, осуществляющие полицейские функции, — такая же аномалия, как если бы, например, к полиции были приписаны судьи. Сложившееся положение имеет глубокие исторические корни. Они произрастают из сущности советского тоталитарного государства и трагического прошлого нашего общества, в котором на протяжении многих десятилетий милиция, политический сыск, предварительное следствие, прокуратура, разведка, контрразведка и даже суды, будучи обособленными друг от друга лишь условно, для отвода глаз обывателя, составляли единый конвейерный агрегат, предназначенный на входе принимать всякого, кого сочтет нужным власть, а на выходе выдавать полностью сломленного изгоя общества (или не выдавать вообще). Коренное реформирование предварительного следствия в соответствии с истинным смыслом этого вида государственной деятельности — одна из крупнейших задач, без решения которой, как представляется, судебно-правовая реформа не может быть завершенной.

Лень, обман и волокита: что делать с нерадивыми следователями

16 февраля 2018 года следователь ГСУ возбудил уголовное дело по ч. 1 ст. 285 УК («Злоупотребление полномочиями») на бывшего коллегу Алексея Федоровича из Бабушкинского межрайонного следственного отдела Москвы. Постановление о возбуждении уголовного дела на следователя выложилв открытый доступ адвокат Александр Забейда.

По версии следствия, 27 июня 2016 года Федоровичу поручили проверить заявление о нарушениях в Городской клинической больнице Ерамишанцева. Следователь назначил комиссионную экспертизу, хотя получил три ходатайства о том, что материалов для ее проведения недостаточно.

Федорович не стал приобщать документы к материалам дела и рассматривать, скрыв их от начальства, чтобы «облегчить свою работу»: это могло бы продлить срок экспертизы настолько, что по материалу проверки уже нельзя было бы принять законного решения. «Это существенно нарушило право заявителя на своевременный доступ к правосудию», указано в постановлении о возбуждении уголовного дела. Его завели в общем порядке – 15 февраля 2018 года Федоровича уволили.

Это довольно редкий случай, возможно, потому и резонанс в юридическом сообществе, предполагает руководитель уголовно-правовой практики коллегии адвокатов «Регионсервис» Дмитрий Гречко. С ним согласен партнер АБ «Ковалёв, Рязанцев и партнёры» Михаил Кириенко. Он не исключает, что положительное решение может объясняться в том числе реакцией вышестоящих руководителей на уровне Следственного комитета.

Возбуждение дела на следователя может объясняться в том числе реакцией руководства на уровне Следственного комитета.

Волокита – частый спутник доследственных проверок, хотя за ней могут стоять и субъективные, и объективные причины, говорит Кириенко. Не новость, что длительные экспертизы используют для того, чтобы продлить срок проверки или принять промежуточные решения, нужные лишь затем, чтобы их отменить, говорит адвокат. «Но выявление и подтверждение факта сокрытия запросов экспертов может стать прецедентным», – признает Кириенко. По его словам, такое случается, но руководство или надзирающие органы редко уделяют внимание таким нарушениям.

Терпение и настойчивость: не всегда, но помогают

В коллегии «Регионсервис» не раз обращались с заявлениями о привлечении к уголовной ответственности следственных работников, в том числе за волокиту, вспоминает Гречко. Однако в Кемеровской области сложилась практика не принимать подобные обращения. Органы Следственного комитета ссылаются на п. 20 Инструкции «О порядке приема, регистрации и проверки сообщений о преступлении в органах Следственного комитета Российской Федерации». Пункт запрещает регистрировать заявления, в которых заявители выражают «несогласие с решениями следователей, высказывают предположение о том, что те совершили должностное преступление и ставят вопрос о привлечении их к ответственности, не сообщая конкретных данных о признаках преступления». По словам Гречко, адвокаты обжаловали такие отказы в прокуратуре и суде, но те каждый раз признавали их правомерными.

Кириенко приходилось подавать заявления не на тему волокиты, а по вопросам незаконного уголовного преследования и фальсификации следователем вещественных доказательств. «Если честно, оба заявления не повлекли возбуждения уголовного дела, но помогли повлиять на ход расследования и его возвращение в законное русло», – делится адвокат.

Главные помощники в борьбе с волокитой – это терпение и настойчивость, убежден Кириенко. Податель жалоб, получив несколько отказов, не должен опускать руки, считает эксперт. По его утверждению, признание волокиты – это наиболее частый мотив прокурорских решений.

Получив несколько отказов, податель жалоб не должен опускать руки. Главные помощники в борьбе с волокитой – терпение и настойчивость.

Действительно, прокуратура часто удовлетворяет жалобы на волокиту, но в итоге ограничивается очередным формальным представлением, сожалеет Гречко. По словам юристов, оспорить бездействие следователя вышестоящему руководителю или в суд сложнее, потому что те ссылаются на «процессуальную самостоятельность следователя» (ст. 38 УПК).

Штучные приговоры: как наказывают за волокиту

По статистике Суддепа за 2016 год, по ст. 285–293 УК осудили 8676 человек, из них 1235 приговорили к лишению свободы, еще 1239 получили условный срок, а 5108 отделались штрафом. При этом 531 человек по приговору был освобожден от наказания по амнистии и 90 были оправданы.

Хотя диспозиция статьи позволяет привлекать нарушителей за разнородные проступки, как показывает Caselook, правоохранителей чрезвычайно редко наказывают за волокиту в уголовном порядке. Один из приговоров (дело № 1-122/2013) датирован 2013 годом, когда Мытищинский горсуд признал следователя Т. Цаголова виновным в преступном бездействии и запретил занимать должности в правоохранительных органах в течение трех лет. Цаголов должен был расследовать поножовщину и угрозу убийством, но, по сути, ничего не сделал за два месяца, только приостановил и возобновил производство. Он не запросил медицинскую документацию и не организовал экспертизу, чтобы узнать степень вреда здоровью потерпевшего, и не занимался розыском подозреваемой.

В суде следователь возражал против обвинения и ссылался на рапорты, попытки вручения повесток и прочие документы в деле. Но этим Цаголов лишь создавал видимость работы и возможность незаконно прекратить уголовное дело, решил горсуд.

Рапорты и попытки вручения повесток лишь создавали видимость работы следователя, который на самом деле бездействовал, решил суд.

Осужденный в другом деле – оперуполномоченный отделения угрозыска криминальной полиции С. Пятышин. Полицейскому было лень расследовать угон найденной автомашины. Вместо этого он обманом уговорил потерпевшего подписать объяснение, что угона не было: мол, ущерб для расследования незначительный, только сломаны замки. Следом правоохранитель отказал в возбуждении уголовного дела. А когда прокурор отменил этот отказ, полицейский вынес его вновь. Преступление в итоге расследовали без его участия, угонщик был найден и осужден.

Самого полицейского тоже ждало судебное разбирательство, в котором было несколько эпизодов. Изучив материалы по угону, Усть-Вымский районный суд Коми счел логичным и убедительным рассказ владельца машины о том, что ее у него угнали. Слова потерпевшего подтверждались и другими доказательствами, поэтому дело необходимо было расследовать. Пусть даже раскрытие преступлений средней тяжести не повлияло бы на статистику подсудимого, – он обязан был сделать все, что необходимо, в силу служебного долга, написано в решении по делу № 1-6/2015. Кроме того, суд отметил, что угонщика поймали позже, чем могли бы. А, находясь на свободе, он мог совершать еще преступления. Наконец, подчеркнул райсуд, Пятышин «нарушил нормальную работу полиции, умалил авторитет органов внутренних дел, создал негативное общественное мнение о сотрудниках полиции». Осужденному запретили занимать посты в правоохранительных органах в течение двух лет, но тут же освободили от наказания в связи с амнистией.

Наказание за волокиту и необязательный досудебный порядок: новые дела ВС

Сразу 18 дел назначили к рассмотрению в коллегии по экономическим спорам. Вот наиболее интересные из них:

– Незадолго до собственного банкротства предприниматель получил крупный заём, а в обеспечение своих обязательств передал в залог свое единственное ликвидное имущество. Уже в рамках банкротного дела договор залога попробовали оспорить управляющий и кредитор. Они настаивали на том, что это соглашение было сделкой с предпочтением, направленной на то, чтобы вывести из конкурсной массы должника единственное ликвидное имущество. Может ли соглашение о залоге быть оспорено как сделка с предпочтением, разберется экономколлегия в деле № А40-210795/2016.

Несмотря на ссылки заявителей на подозрительный характер всей совокупности сделок по изъятию у должника единственного ликвидного имущества, суды не оценили сделки с точки зрения ст. 61.2 и ст. 61.3 закона о банкротстве. Думаю, ВС отменит принятые акты.

Антон Красников, партнер юркомпании ЗАО «Сотби» ЗАО «Сотби» Федеральный рейтинг группа Банкротство группа Управление частным капиталом Профайл компании ×

– МИФНС доначислила налогоплательщику почти 13 млн руб. НДС. Это произошло из-за того, что контрагент компании по договорам поставки не предоставил необходимые документы – книги покупок и книги продаж – в налоговую службу. И хотя суд установил, что отношения между сторонами были реальными, он все равно решил, что доначисление налога – это правильное поведение МИФНС в спорной ситуации. Налогоплательщик не согласился. В жалобе в Верховный суд юристы компании сослались на положения п. 10 Постановления Пленума ВАС от 12 октября 2006 года № 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды», согласно которым налоговая выгода может быть признана необоснованной, только если налоговый орган доказал, что налогоплательщику было известно о нарушениях третьего лица. Чего в этом деле установлено не было. Также компания напомнила в своей жалобе, что не может контролировать действия своих контрагентов, а потому не должна нести за них налоговую ответственность. Так ли это, выяснит ВС в деле № А42-7695/2017.

Покупатель должен отвечать за неуплату НДС, только если он сам ее спланировал и получает от этого экономическую выгоду. Критерием, подтверждающим вовлеченность покупателя в схему по уклонению от уплаты налогов, выступает взаимозависимость покупателя с продавцом.

Андрей Зуйков, партнер АБ КИАП КИАП Федеральный рейтинг группа Арбитражное судопроизводство (средние и малые споры — mid market) группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции группа ВЭД/Таможенное право и валютное регулирование группа Интеллектуальная собственность группа Комплаенс группа Налоговое консультирование группа Страховое право группа Уголовное право группа Антимонопольное право группа Банкротство группа Коммерческая недвижимость/Строительство группа Международный арбитраж группа ТМТ группа Трудовое и миграционное право группа Финансовое/Банковское право группа Корпоративное право/Слияния и поглощения Профайл компании ×

– В другом интересном «налоговом» деле Верховный суд выяснит, нужно ли учитывать расходы на приобретение проданного имущества при уплате налога по «упрощенке» (дело № А70-829/2019). Три инстанции согласились с тем, что предприниматель не должен был учитывать расходы на покупку недвижимости при исчислении налога по УСН, потому что он не использовал это имущество в предпринимательской деятельности. Сам предприниматель настаивает на обратном. По его мнению, получение доходов от продажи недвижимости непосредственно обусловлено расходами, связанными с их приобретением. Иное толкование норм Налогового кодекса приведет к необоснованному ограничению прав налогоплательщика, применяющего УСН, уверен заявитель.

Если суды не признают купленную недвижимость объектами предпринимательской деятельности, они должны отнести их к деятельности физлица. Это означает, что необходимо исчислить НДФЛ. Однако цена продажи оказалась меньше цены покупки, следовательно, база по НДФЛ равна нулю.

Борис Федосимов, председатель Московской арбитражной и налоговой КА Люди Дела Люди Дела Федеральный рейтинг ×

– Еще один спор о налогах – дело № А56-60671/2019. Предприниматель в судебном порядке попросил вернуть ему деньги, которые списали со счета по решению налоговиков. Но ему отказали, потому что он пропустил досудебный порядок разрешения спора. Коммерсант пожаловался в Верховный суд. Предприниматель настаивает на том, что положения Налогового кодекса не содержат специальных требований об обязательной досудебной процедуре урегулирования споров о возврате списанных сумм налогов, пеней и штрафов. Так это или нет, разберется экономколлегия.

Ранее ВС уже сформулировал подход, по которому налогоплательщик может выбрать способ защиты своих прав (№ 304-КГ16-3143; п. 28 Обзора судебной практики за 2016 год № 3). Если он выбирает истребование излишне взысканных налогов, суд исследует законность ненормативного правового акта.

Артур Зурабян, адвокат, руководитель практики разрешения споров и международного арбитража юрфирмы Art de Lex Art de Lex Федеральный рейтинг группа Антимонопольное право группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры — high market) группа Коммерческая недвижимость/Строительство группа Природные ресурсы/Энергетика группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции группа Банкротство группа Корпоративное право/Слияния и поглощения группа Финансовое/Банковское право ×

– В качестве компенсации за снос здания компании ее упомянули в инвестиционном контракте и пообещали ей площадь в новом здании. Но договор так и не исполнили, поэтому в суде возник спор о том, как должны делиться площади в недостроенном здании. Компания тоже попробовала подключиться к этому спору, чтобы получить причитающуюся ей площадь, но суды решили, что она заявила эти требования преждевременно. Общество же полагает, что инвестиционный контракт можно считать договором в пользу третьего лица, а его условия одновременно наделяют заявителя правом требовать предоставления соответствующих площадей в собственность и обязывают стороны инвестиционного контракта выделить спорную площадь. Так это или нет, разберется экономколлегия уже 12 мая (дело № А40-71817/2016).

Одно дело – в дисциплинарной коллегии (№ АПЛ20-2Д). Верховный суд уже привычно для этой категории дел не рассказывает, кто является «фигурантом» дисциплинарного дела, но отмечает, что к рассмотрению назначена апелляция на решение той же дисциплинарной коллегии от 26 декабря 2019 года. В тот день было рассмотрено только одно дело – экс-судьи Партизанского городского суда Приморского края Елены Решетниковой, которая обжаловала решение ККС Приморского края о досрочном прекращении ее судейских полномочий. Причиной для дисциплинарного наказания стало недобросовестное отношение к работе: волокита, плохая организация аппарата и ошибки при сдаче уголовного дела в архив. Сама Решетникова объясняла эти нарушения «обстоятельствами, затрудняющими ее работу», но пока ни в одной инстанции ей не удалось доказать свою правоту.

Коллегия по гражданским делам запланировала рассмотреть семь дел:

– Кемеровский прокурор по надзору за соблюдением законов в исправительных учреждениях обратился в суд и потребовал у администрации областной ИК № 5 устранить нарушения уголовно-процессуального законодательства и оборудовать в колонии комнаты отдыха и комнаты быта для заключенных. Суд требования удовлетворил. Доводы ответчика о том, что на дату рассмотрения дела в колонии уже были оборудованы необходимые комнаты отдыха, апелляционная инстанция оставила без внимания. Теперь в споре разберется ВС (№ 81-КГ20-1).

– Директор МУП «Теплосеть» Виктор Бабенко за пять лет смог растратить более 2,6 млн руб. Он заключил договоры на аренды оборудования для мини-котельных от имени предприятия с компаниями, принадлежавшими его супруге и знакомому. По приговору суда МУП признали пострадавшим от действий директора, из-за чего компания получила право предъявить гражданский иск на сумму ущерба. Но иск предъявил прокурор Железноводска в интересах муниципального образования. Ему в иске отказали, потому что пострадавшим было признано МУП, а не город. А прокурор в заседании не смог доказать суду, что Бабенко своими действиями причинил ущерб именно муниципальному образованию. Теперь он попробует доказать это судьям коллегии по гражданским делам (№ 19-КГПР20-7).

  • Право.ru
  • Верховный суд РФ

Сработать на опережение: адвокатское расследование в уголовном деле

Следствие часто ведется пассивно, однобоко и инертно. Единожды заняв определенный курс, правоохранители предпочитают его придерживаться, игнорируя доказательства, которые противоречат их основной версии. По этой причине потерпевшему от преступления или несправедливо подозреваемому важно заранее самостоятельно собрать материалы, которые поддерживают его позицию. Это поможет сделать адвокатское расследование, которому нет альтернатив в силу особого статуса адвоката. Какие преимущества оно может дать, рассказывает адвокат АБ «А-Про» Александр Михайлов.

Один из главных пороков правоохранительной системы – её инертность. Пострадавшим от преступлений обычно требуется невероятное мастерство и терпение, чтобы добиться возбуждения уголовного дела. Примером могут служить многочисленные материалы проверок по заявлениям о преступлениях экономической направленности, по которым годами не принимаются окончательные (признаваемые прокуратурой и судом) решения. Так, только прокуроры в 2016 году отменили более 2,4 млн постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела. Если прибавить к ним число постановлений, отменённых руководителями следственных органов, – их будет еще больше. За годы многократных дополнительных проверок большинство материальных следов утрачивается, очевидцы забывают важные сведения, а злоумышленники беспрепятственно скрывают похищенное и выезжают за рубеж.

С другой стороны, можно сочувствовать и необоснованно обвинённым, которым практически невозможно остановить планомерное движение их уголовного дела к приговору. Складывается впечатление, что прокурорско-следственные органы лишили себя права на ошибку. Поэтому, приняв единожды решение о виновности (либо невиновности), они готовы сделать все, чтобы подтвердить свою правоту обвинительным приговором либо вечным отказным материалом.

В таких условиях сложно рассчитывать, что правоохранители будут вести предварительное расследование полно, всесторонне и объективно. Следователь (дознаватель) может абсолютно легально искажать реальную картину действительности: одни доказательства он фиксирует подробно, а другие – поверхностно и таким образом придает им вид недостоверных. Например, следователи могут готовиться к опросам; определять перечень обстоятельств, подлежащих выяснению; подробнейшим образом изучать личность опрашиваемого; в предварительной стадии опроса устанавливать с ним доверительные отношения; применять разрешённые тактические приёмы; полно и последовательно фиксировать все имеющие значение обстоятельства и т. п. Либо же, наоборот, опросы могут проходить поверхностно и без подготовки, протокол – составляться неполно, без выяснения существенных обстоятельств и др. Но в ряде случаев от показаний одного свидетеля зависит очень многое. Иногда и исход всего дела. А это значит, что качество опроса влияет на окончательное решение по материалу.

Столь же существенное значение имеют осмотры. При их производстве могут найти или не найти следы, подтверждающие версию пострадавшего, что повлечёт либо возбуждение уголовного дела, либо отказ в его возбуждении.

Уголовно-правовая действительность заставляет нас жить по принципу «Хочешь сделать хорошо, сделай сам». Тем, кто пострадал от преступлений или был обвинен без оснований, приходится самим собирать значимые сведения и фиксировать следы преступления, хоть такой обязанности по закону и нет.

Здесь успех зависит от двух условий. Действовать нужно:

  • в рамках правового поля;
  • с соблюдением криминалистических методик.

Если нарушить эти требования, найденные следы будет сложно легализовать в рамках уголовного процесса. Приведу пример подобной ошибки. Как-то служба безопасности компании расспрашивала кладовщика по факту хищений. Ему показали запись с камеры наблюдения, на которой некие лица представились представителями транспортной службы и вывезли со склада товары. Но это был единственный свидетель, а повторное опознание тем же лицом запрещено. Поэтому была потеряна возможность провести опознание в ходе следственных действий и получить столь важное доказательство.

Цель и форма адвокатского расследования

Необходимо признать, что двум приведённым выше условиям отвечает лишь один существующий механизм – адвокатское расследование в рамках соглашения об оказании правовой помощи. Как показывает практика, адвокатское расследование в интересах пострадавших от преступлений помогает собрать материалы в объеме, которого достаточно для подготовки заявления о преступлении и принятия решения о возбуждении уголовного дела. Частная детективная деятельность не может заменить адвокатское расследование в силу особого статуса защитника.

Здесь его права в целом соразмерны правам следователя (дознавателя) при проверке сообщения о преступлении, установленным ст. 144 УПК РФ (при этом защитник, конечно, не может давать поручение о производстве оперативно-розыскных мероприятий и требовать документальных проверок и ревизий). Как устанавливает ст. 6 ФЗ РФ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», адвокат вправе собирать сведения, необходимые для оказания юридической помощи; опрашивать лиц, предположительно владеющих информацией, относящейся к делу; собирать и представлять предметы и документы, которые могут быть признаны вещественными и иными доказательствами; привлекать на договорной основе специалистов; совершать иные действия, не противоречащие законодательству Российской Федерации.

В идеальном варианте материал от адвоката должен соответствовать виду и форме материалов проверок в порядке ст. 144–145 УПК РФ. В большинстве случаев пакет документации, предоставляемой в правоохранительные органы, должен состоять из следующих документов:

  1. Заявление о возбуждении уголовного дела;
  2. Последовательные и подробные объяснения очевидцев происшествия и косвенных очевидцев;
  3. Комплект заверенной надлежащим образом хозяйственной документации;
  4. Акты получения образцов для исследования;
  5. Заключения независимых специалистов по имеющим значения вопросам;
  6. Носители с образами электронных данных;
  7. Акты осмотров и фототаблицы к ним;
  8. Проект постановления о возбуждении уголовного дела;
  9. Справки об иных лицах, опросить которых не представилось возможным, с указанием их контактных данных;
  10. Справки о местонахождении доказательств и способах их получения;
  11. Запросы и ответы на них;
  12. Ходатайство о проведении дополнительных проверочных мероприятиях;
  13. Иная документация.

До следствия: верная оценка, правильный подход

По сложным экономическим составам необходимо проводить полноценное адвокатское расследование на стадии подготовки заявления о преступлении в правоохранительные органы. Но практика показывает, что пострадавшие подготавливают толковые материалы крайне редко. Чаще правоохранительные органы получают необоснованно длинные и трудночитаемые заявления, в которых очень мало важного. Автор статьи, в прошлом работник прокуратуры РФ, не понаслышке знает, как сложно вникнуть в суть проблемы из каждого такого обращения, когда их количество превышает несколько тысяч в год. Напротив, лаконичные и содержательные заявления с актуальными приложениями помогут сотруднику вовремя принять законное решение.

Не менее важна роль адвокатских расследований в том случае, когда в отношении доверителя проводят доследственные проверки по заявлениям третьих лиц. Тут важно своевременно собрать и представить в правоохранительные органы материалы, которые подтверждают, что состава преступления нет. Если упустить время, можно втянуться в долгосрочную стадию предварительного следствия. Его начало уже само по себе – тактическая победа процессуального противника. Его признают потерпевшим, и он получит довольно широкие процессуальные права.

Большую ошибку совершают юристы предприятия или сотрудники службы безопасности, когда недооценивают доследственную проверку. Получив информацию о том, что она началась, они обычно убеждают руководство, что беспокоиться не стоит, ведь ничего противозаконного не совершалось. Это пример принципиально неверного подхода к обеспечению уголовно-процессуальной безопасности.

Во-первых, следственные органы всё чаще возбуждают уголовные дела не потому, что получили достаточные данные о преступлении, а лишь для того, чтобы проверить версию следственным путём. Во-вторых, промедление даёт возможность заявителю при надлежащей подготовке сформировать в сознании следователя выгодную ему картину мира, изменить которую объективно сложнее.

Во время следствия: возможности компьютерного анализа

При работе по возбужденному уголовному делу адвокатское расследование поможет:

  • установить источники значимой информации;
  • определить способы ее получения;
  • закрепить материальные следы для последующего предоставления;
  • обработать информацию.

Компьютерный анализ информации – это отдельная сфера юридических услуг на Западе, ведь возможности человека оперировать большими объемами данных ограниченные. Современные методы обработки данных, в том числе метода распределённого анализа, позволяют строить сложные схемы связей между людьми, событиями, документами; устанавливать неочевидные модели поведения; в автоматическом режиме визуализировать последовательность событий и т. п.

Например, при проведении адвокатского расследования в интересах владельца крупного холдинга в результате оцифровки собранных данных и их последующего анализа обнаружили устойчивую корреляцию между телефонными звонками одного из менеджеров и публикацией заведомо ложных сведений в отношении финансовых показателей компании.

Успех в достижении целей адвокатского расследования в наибольшей степени зависит от организации мероприятий по сбору информации и её качеству. Сбор информации происходит путём компьютерно-технических (кибер-расследования), экспертно-аналитических и поисковых методов. Каждый конкретный метод обладает своей спецификой и методикой, в связи с чем лица, осуществляющие их практическое применение, должны обладать надлежащей теоретический подготовкой и опытом.

Рубрики: Статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *