Что делать, если учитель травит ребёнка, и чему могут научить сельские школьники

Мы очень рады, что всё больше учителей становятся нашими блогерами. Они разные — совсем молодые, опытные, смелые, уставшие, требовательные, мягкие. Их объединяет любовь к ученикам и стремление изменить школу к лучшему. Ради этого они готовы, например, уехать из города в маленькое село, сокращать дистанции с учениками и трудиться по 60 часов в неделю. Сегодня предлагаем вам подборку искренних учительских историй.

Привет, учитель! Рассылка Для тех, кто работает в школе и очень любит свою профессию

«Какое отчество? Даша и всё». Эйджизм в школе: как с ним быть

Иногда школа похожа на армию. Нет, даже не суровой дисциплиной и муштрой, а дедовщиной. Ведь свою карьеру учителя начинают иногда на последних курсах вуза. Кто такая 22-летняя Алеся Геннадьевна по сравнению с почтенной Марией Захаровной, на 70-летии которой семь лет назад гуляла вся школа? Просто ребёнок с дипломом, да и только. Молодая учительница Дарья Дягелец сталкивается с проявлениями эйджизма на работе регулярно и считает, что этому пора положить конец.

«Я хочу учиться у моих старших коллег, но они не пускают на уроки, не ведут внеклассных занятий. Как же перенимать опыт? Дело не в том, что я страдаю. Нет, я только наблюдаю и делаю вывод, что главные жертвы здесь — дети. Если старшие коллеги (а их абсолютное большинство) относятся к молодым почти на „эй, ты“, то что уж говорить о детях, значимость которых нивелируется до степени мухи. Я хочу сказать, что эйджизм — это проблема. Я понимаю, что у неё экономические, культурные и политические причины. Но я хочу предложить сделать лишь то, что в наших силах».

Не фотографируйте, запоминайте! Чему учат дети сельских школ своих учителей

Что такое учитель-дауншифтер? Это участник программы «Учитель для России», который решился уехать из родного города в маленькое село, чтобы учить детей. Только эти дети немного отличаются от городских. Надежда Лысикова из Воронежа приехала работать в село Глазок и до сих пор до конца не понимает, какой её ждёт результат. Но благодаря своим ученикам она наконец научилась плавать. А ещё узнала, что в нашем суперцифровом веке сельские дети даже не представляют, какие возможности у них есть.

«Валера предложил Дане новую роль — оператора. Валера из команды рекрутинга в «Учитель для России», приезжающий иногда к нашим детям. Он сделал себе микрофон из клубка и карандаша, получилась отличная журналистская команда.

После этого Валера спросил Даню, кем тот хочет стать:

— Футболистом или слесарем.

— А почему ты не хочешь попробовать оператором? У тебя неплохо выходит!

— А кто это?

— Это человек, который снимает на камеру.

— Я не знал, что на это учат.»

Учебники по физкультуре вместо новых окон. Почему министр образования не в курсе школьных дел

Вокруг очень много разговоров о том, что школе нужны перемены, что бюрократии слишком много, а свободы мало. Но часто бывает так, что слова чиновников немного расходятся с делом, а вместо реформ мы видим очередные запреты и дополнительную нагрузку. Наталья Выдрина точно знает, что мобильные телефоны могут приносить пользу на уроке, а закупать учебники по физкультуре (по физультуре, Карл!) на средства для новых окон это не слишком разумно.

«С моей нагрузкой в 39 часов я реально работаю в неделю все 60 после включения в трудовые обязанности всего вышеперечисленного. И вы думаете, я не отдала бы часть своей работы? С удовольствием! С радостью бы перестала проверять тетради вечером субботы, со счастьем бы сбросила с себя рутину бессмысленных бумаг. Моя мама два года подряд вела нагрузку в 55 часов в неделю. Прибавляйте к ней 20 часов на журналы, детей и прочее. Ей сил оставалось только поесть и поспать. Думаете, это оправдывается деньгами? Пфф, нет конечно. Многие не выдерживают, сходят с дистанции, потому что за такие же деньги можно вполне спокойно сидеть секретаршей, стоять у кассы, работать диспетчером, фармацевтом, переводчиком, редактором, бухгалтером, страховым агентом, риелтором, аниматором, слесарем, лаборантом».

Когда учитель травит ребёнка. Инструкция мамы

Часто в погоне за лучшим будущим для ребёнка родители выбирают самое дорогое, самое блестящее и с хорошей репутацией. Но даже если на школе написано «элитная», человеческого фактора никто не отменял. Наш блогер из Кемерова рассказывает о том, что её ребёнка систематечески травит учительница. Самое грустное и тревожное в этой истории — даже не сам факт травли, а то, что ни учителя, ни директор, ни родители не видят в этом особенной проблемы.

«Встречалась с директором, завучем, классной и учительницей по русскому. Предсказуемо «вам всё показалось» и «а какие ваши доказательства». Учительница по русскому сама обрисовала ситуацию со своей стороны — повторила треш, который я описала выше. И директор такая: «ачотакова?».

Я встала и вышла. У секретаря зарегистрировала заявление, на моём экземляре — номер входящего. В школьном чатике родители рубятся за право учителя беспредельно запугивать и унижать их детей. «Если их сейчас не прессовать, как они ЕГЭ сдавать будут?».

Не рассказывайте о выгорании тем, кто уже горит

Профессиональное выгорание может накрыть вас в любой момент. Редактору могут надоесть тексты, экскурсоводу — одни и те же маршруты, официантам — тарелки, актёрам — спектакль, который идёт уже пять сезонов подряд. А что же учителя? Им нужно не просто передавать знания и ставить оценки. Они должны вдохновлять, мотивировать, заражать любовью к своему предмету. Иначе для чего всё это? Впрочем, кому и что они должны за такую зарплату и при такой бумажной нагрузке — отдельный вопрос. В общем, учителя не нуждаются в советах типа «устали — отдыхайте», «замучались — перестаньте мучиться». Лучше начните ценить их труд.

«Каждый добросовестный учитель честно отрабатывает свои 45 минут у доски (плюсуем к этому подготовку к уроку, проверку работ, заполнение электронного журнала и так далее). Что на выходе? У учителя нет возможности узнать результат своей работы здесь и сейчас, так как выученный учеником параграф — это не весь результат педагога (сегодня Петя знает правило, а на завтра забыл). Да и мы-то, учителя, понимаем, что результаты нашей работы могут быть сильно отсрочены. Взрослея, наши ребята начинают пользоваться тем инструментарием, теми знаниями, которые были получены много-много лет назад на уроках в школе. Но нам того знать уже не дано».

Что делать, если ребёнка травят в школе

Кто-то вспоминает школу с ностальгией, кто-то — с ужасом. Последний возникает не из-за плохих условий или скучной программы, а из-за школьной травли.

Травля, или буллинг (англ. bullying) — агрессивное преследование одного из членов коллектива (особенно коллектива школьников и студентов, но также и коллег) со стороны остальных членов коллектива или его части. При травле жертва оказывается не в состоянии защитить себя от нападок, таким образом, травля отличается от конфликта, где силы сторон примерно равны.

Не путайте буллинг и отсутствие сотни друзей. Ребёнок может быть интровертом, замкнутым, любящим одиночество или непопулярным. Но он не должен быть жертвой. Разница в регулярной и сознательной агрессии по отношению к ребёнку.

Относительно недавно появился ещё и кибербуллинг — это эмоциональное давление, только в интернете, особенно в социальных сетях.

Как часто это встречается?

Гораздо чаще, чем кажется. 30% человек в возрасте от 5 до 14 лет испытывали на себе насилие. Это 6,5 миллионов человек (по данным за 2011 год) Шеренги, Ф. Э. Насилие в школе над детьми и подростками в возрасте до 14 лет. . Из них пятая часть приходится на насилие в школе. Цифра не просто большая, она огромная.

Чем опасна школьная травля?

Помимо того, что травля может принимать форму физического насилия, то есть приводить к травмам, она может быть и психологической, эмоциональной. Её следы труднее заметить, но она не менее опасна.

Травля уничтожает самооценку человека. У объекта буллинга формируются комплексы. Ребёнок начинает верить, что заслужил плохое отношение к себе.

Травля мешает учиться, потому что ребёнку не до занятий: ему бы в школе выжить. Травля формирует тревожные расстройства, фобии, депрессии National Center for Injury Prevention and Control. Understanding School Violence. .

И ни один человек, который прошёл через неприятие коллектива, никогда этого не забудет. Впоследствии негативное отношение к жизни в классе может перейти вообще на любую общность, а это означает проблемы с коммуникацией во взрослом возрасте.

Кто в группе риска?

На самом деле все. Для травли ищут повод, что-то, чем ребёнок отличается от других (в любую сторону). Это могут быть физические недостатки, проблемы со здоровьем, плохая успеваемость, очки, цвет волос или разрез глаз, отсутствие модной одежды или дорогих гаджетов, даже неполная семья. Часто страдают замкнутые дети, у которых мало друзей, домашние дети, которые не умеют общаться в коллективе, и вообще все, чьё поведение не похоже на поведение обидчика.

Исправлять какие-то особенности, ставшие поводом, бесполезно. Те, кто травит, при желании могут докопаться и до фонарного столба.

А кто, собственно, травит?

Есть два совершенно противоположных типа нападающих.

  • Популярные дети, короли и королевы со своей школьной свитой, лидеры, управляющие другими детьми.
  • Асоциальные, оставшиеся за бортом коллектива ученики, которые пытаются занять позицию королей, собирая собственный двор.

Отдельный тип агрессоров — это взрослые сотрудники школы. Как правило, учителя.

Почему травят?

Потому что могут. Если спросить уже выросших обидчиков, зачем они занимались буллингом, как правило, они отвечают, что не понимали, что делают что-то не так. Кто-то ищет оправдания своему поведению, объясняя, что жертва получала «за дело».

Исследователи приходят к выводу, что источник травли не в личности жертвы или обидчика, а в том принципе, по которому формируются классы Peter Gray. GraySchool Bullying: A Tragic Cost of Undemocratic Schools. .

Детей в школах собирают на основании одного признака — года рождения. Естественным образом такая группа никогда бы не сформировалась. Поэтому неизбежны и конфликты: дети вынуждены общаться с теми, кого им навязывают, без права выбора.

Ситуация в школе напоминает ситуацию в тюрьме: людей насильно загоняют в одно помещение, а следить за ними должны люди, за которыми установлен не менее жёсткий контроль.

Травля — это и возможность установить свою власть в таком неестественном коллективе, и объединение обидчиков в сплочённую группу. А в любой группе ответственность за поступки размывается, то есть дети получают психологическую индульгенцию на любые поступки Руланн, Э. Как остановить травлю в школе. .

Есть только одно обязательное условие, без которого травля невозможна: попустительство со стороны учителей или молчаливое одобрение такого поведения.

Так это учителя во всём виноваты?

Нет. Дело в том, что учителя не видят травли. Нападающие умеют вести себя тихо, притворяться паиньками и издеваться над жертвой, когда этого никто не замечает. А вот жертва такой хитростью, как правило, не отличается. И если даёт ответ, попадается на глаза преподавателям.

Итог: учитель видит, как ученик нарушает порядок, но не видит, что стало поводом для этого.

Хотя нельзя отрицать проблему. Многие взрослые считают, что дети сами разберутся, что лучше не вмешиваться, что объект травли «сам виноват». А иногда педагогу не хватает опыта, квалификации (или совести), чтобы прекратить буллинг.

Как понять, что ребёнка атакуют?

Дети часто молчат о своих проблемах: боятся, что вмешательство взрослых обострит конфликт, что взрослые не поймут и не поддержат. Есть несколько признаков, по которым можно заподозрить буллинг.

  • Синяки и царапины, которые ребёнок не может объяснить.
  • Ложь в ответ на вопрос, откуда взялись повреждения: ребёнок не может придумать объяснение, говорит, что не помнит, как появились кровоподтёки.
  • Часто «теряющиеся» вещи, сломанная техника, пропавшие украшения или одежда.
  • Ребёнок ищет повод не ходить в школу, притворяется больным, у него часто внезапно заболевает голова или живот.
  • Изменение пищевого поведения. Особенно нужно обратить внимание на случаи, когда ребёнок не ест в школе.
  • Ночные кошмары, бессонница.
  • Испортившаяся успеваемость, потеря интереса к занятиям.
  • Ссоры со старыми друзьями или одиночество, низкая самооценка, постоянная подавленность.
  • Побеги из дома, самоповреждение и другие виды деструктивного поведения.

Как прекратить травлю?

На самом деле, никто из исследователей не может дать рецепта, как остановить травлю. Нужно учесть, что если в школе началась травля, устранять проблему на уровне «жертва — нападающий» нельзя, потому что это неэффективно. Работать нужно со всем коллективом, потому что в буллинге всегда больше двух участников Петрановская, Л. Травля в детском коллективе. .

Весь класс и учителя — это свидетели, на которых также влияет развернувшаяся драма. Они тоже принимают участие в процессе, пусть и как наблюдатели.

Единственный способ на самом деле остановить травлю — создать нормальный здоровый коллектив в школе.

Этому помогают совместные задания, работы в группе над проектами, внеклассная активность, в которой участвуют все.

Главное, что нужно сделать, — это назвать травлю травлей, насилием, обозначить, что действия агрессоров замечены и что это необходимо прекратить. Так всё, что обидчики считают прикольным, окажется выставлено в другом свете. И сделать это должен либо классный руководитель, либо завуч, либо директор.

Как реагировать на агрессию?

Обсудите с ребёнком все случаи травли, чтобы он мог отвечать на действия обидчиков. Как правило, сценарии повторяются: это обзывания, мелкое вредительство, угрозы, физическое насилие.

В каждом случае жертве нужно действовать так, как не ожидают агрессоры.

На оскорбления всегда отвечать, но спокойно, не скатываясь в ответную ругань. Например, сказать: «А я с вами вежливо разговариваю». Если ребёнок увидел, что кто-то испортил его вещи, нужно об этом сообщить учителю, так, чтобы услышали обидчики: «Мария Александровна, на моём стуле жвачка, кто-то испортил школьную мебель». Если пытаются бить или затащить подальше, если не получается убежать, нужно громко кричать: «Помогите! Пожар!». Непривычно. Но дать себя избить — хуже.

Поскольку способы буллинга разнообразны, то и ответы будут индивидуальными. Не можете придумать, как быть? Спросите у специалистов-психологов, которые должны быть в каждой школе.

Что можно сделать с обидчиками?

Вариантов немного. Если ребёнка бьют, нужно обращаться в травмпункт, проходить медицинское освидетельствование, сообщать в полицию и обращаться в суд за компенсацией вреда. Ответственными за противоправные деяния будут родители и школа. Сами обидчики отвечают только после 16 лет (за тяжкий вред здоровью — после 14) Уголовный кодекс Российской Федерации. Статья 20. Возраст, с которого наступает уголовная ответственность. .

Но если буллинг только эмоциональный, доказать что-то и привлечь правоохранительные органы вряд ли получится. Нужно немедленно идти к классному руководителю, а если учитель отрицает проблему — к завучу, директору, в РОНО, Городское управление образования. Задача школы — организовать ту самую психологическую работу внутри класса или нескольких классов, чтобы прекратить насилие.

Если я вмешаюсь, хуже не станет?

Не станет. Травля — это не единичный конфликт. Их может быть множество. Если ребёнок стал объектом буллинга, он уже не может справиться с агрессией своими силами.

Худшая политика — решить, что ребёнок сам разберётся с проблемами.

Некоторым это действительно удаётся. А многие ломаются. Дело может дойти даже до суицида. Вы хотите проверить на своём ребёнке, повезёт ему или нет?

Как поддержать ребёнка?

  • Если травля уже есть, то это повод обратиться к психологу, причём разбираться надо сразу всей семьёй. Если ребёнок занимает в семье позицию жертвы, то и в школе будет то же самое.
  • Покажите, что вы всегда на стороне ребёнка и готовы помогать ему, разбираться с трудностями до самого конца, даже если это будет непросто. Никаких предложений перетерпеть сложный период быть не должно.
  • Постарайтесь уничтожить страх. Ребёнок боится и обидчиков, и учителей, которые могут наказать его за нарушение норм поведения, если он даст отпор или пожалуется. Расскажите, что его самоуважение важнее, чем мнение одноклассников и учителей.
  • Если ребёнку не хватает возможностей для самоутверждения в школе, найдите для него такие возможности. Пусть он покажет себя в хобби, спорте, дополнительных занятиях. Нужно привить ему уверенность. Для этого нужны практические подтверждения своей значимости, то есть достижения.
  • Сделайте вообще всё, что поможет поднять ребёнку самооценку. Это отдельная тема. Переройте весь интернет, перечитайте всю литературу на эту тему, поговорите со специалистами. Всё, чтобы ребёнок поверил в себя и в свои силы.

Что нельзя говорить?

Иногда родители занимают позицию, при которой их помощь становится вредной. Некоторые фразы сделают только хуже.

«Ты сам виноват», «ты так себя ведёшь», «ты их провоцируешь», «тебя травят за что-то». Ни в чём ребёнок не виноват. И у каждого из нас можно найти отличия от других, недостатки. Это не значит, что каждого могут травить. Обвинять жертву и искать причины буллинга — значит оправдывать обидчиков. Так вы встанете на сторону врагов своего ребёнка.

Есть мнение, что существует особое виктимное поведение, то есть шаблон жертвы, на которую невозможно не напасть. Даже если и так, это не повод делать ребёнка козлом отпущения. Так просто нельзя — и точка.

«Не обращай внимания». Травля — это грубейшее вторжение в личное пространство, не реагировать на такое нельзя. В какой-то момент обидчики и правда могут отстать. Не факт, что к этому времени от самооценки и от самоуважения ребёнка хоть что-то останется.

«Дай им сдачи». Рискованный совет, который ставит под угрозу здоровье ребёнка и обостряет конфликт. Если жертва пытается неумело сопротивляться, травля только усиливается.

«Что вы делаете, ему же плохо!». Этими или похожими словами пытаются утихомирить нападающих. Не старайтесь достучаться до тех, кто травит, объясняя, что жертве плохо. Так вы только докажете, что жертва слабая, а обидчики — сильные, то есть подтвердите их позицию.

Надо ли переводить ребёнка в другую школу?

Популярна позиция, что перевод ребёнка в другой класс или школу — это неудачная мера, потому что на новом месте будет то же самое. Лучше научить ребёнка вести себя по-новому, чтобы он закалял характер и мог дать отпор.

На самом деле нет. Как мы уже выяснили, травля начинается там, где у ребёнка нет права выбора коллектива. Потенциальной жертвой может стать любой. И буллинг невозможен, если педагогический состав умеет пресекать травлю в самом начале.

То есть переход в другой коллектив (например, в школу, где углубленно изучают предметы, близкие ребёнку) или к другому учителю может исправить ситуацию.

Если не удаётся решить проблему, если учителя в школе закрывают глаза на травлю, если ребёнок боится идти в школу, то смените её.

А потом уже, на новом месте и с новыми силами, ходите к психологу и учите ребёнка моральной стойкости.

У моего ребёнка всё хорошо, ему травля не грозит?

Будем надеяться, что нет, и что ваш ребёнок не будет ни жертвой, ни агрессором. Но на всякий случай помните:

  • Буллинг — распространённое явление, которое было всегда.
  • Травля растёт там, где её выращивают: в коллективе, где собраны слишком разные дети без общих целей и интересов. Стать жертвой может любой человек, так как все мы чем-то отличаемся от других.
  • Дети не всегда рассказывают родителям о травле, но без вмешательства взрослых проблему решить сложно. Устранять буллинг нужно во всём классе сразу, работать с учителями и психологами.
  • Главное — спасти детскую самооценку, чтобы это не вылилось в серьёзные психологические проблемы во взрослом возрасте.
  • Если сотрудники школы делают вид, что ничего не происходит, ищите другую школу.

Поделитесь опытом: как вы смогли остановить травлю в школе, что именно помогло? Если вы когда-то участвовали в травле, то что вами двигало?

Публикуемый ниже текст Заявления о нарушении прав ребенка был в свое время направлен в Генеральную прокуратуру Российской Федерации.

Управление по надзору за исполнением законов и законностью правовых актов Генпрокуратуры РФ дало ответ на него. Этот ответ свидетельствует о том, что с юридической точки зрения проблема «законности» аборта далека от своего разрешения: действующее законодательство, наделяя женщину и врача правом убить, полностью игнорирует право ребенка жить. Генеральная прокуратура России пока что отказалась встать на защиту ребенка и решить вопрос о соблюдении его прав на жизнь и заботу. Однако она не отрицает, что этот вопрос стоит на повестке дня.

Генеральная прокуратура Российской Федерации
Управление по надзору за исполнением законов и законностью правовых актов

Заявитель

Заявление о нарушении прав ребенка

11 июня 1996 года за № 242 министерством здравоохранения и медицинской промышленности Российской Федерации издан приказ » о перечне социальных показаний и утверждении инструкции по искусственному прерыванию беременности» (далее приказ) , который, по моему мнению, противоречит российскому законодательству и нарушает права человека:

Согласно преамбуле «Конвенции о правах ребенка» принято Генеральной Ассамблеей ООН 20.10.89 г.: «Ребенок, ввиду его физической и умственной незрелости нуждается в специальной охране и заботе, включая надлежащую правовую защиту, как до, так и после рождения».

Согласно ст.15 Конституции РФ «Общепризнанные принципы и нормы международного права являются составной частью ее правовой системы. Если международными договорами РФ установлены иные правила, чем предусмотренные законом РФ, то применяются правила международного договора».

Конвенцией признается , что ребенок имеет право на надлежащую защиту и до рождения. Российским законодательством не предусмотрены права ребенка до рождения (ст. 17 Конституции РФ) , но согласно ст. 15 Конституции РФ действует «Конвенция о правах ребенка» — ребенок имеет право на надлежащую правовую защиту до рождения.

Согласно статье 20 Конституции РФ: «каждый имеет право на жизнь». Смертная казнь устанавливается федеральным законом в качестве исключительной меры наказания за особо тяжкие преступления. Смертная казнь ребенка до рождения не предусмотрена Федеральным Законом.

Признание, соблюдение и защита прав человека обязанность государства (ст.2 Конституции РФ).
В приложении к приказу даны рекомендации по убийству не рожденных детей в зависимости от социального положения родителей и их уровня благосостояния.

Согласно статье 3 «Конвенции о правах ребенка»: «обязанность государства обеспечить такую защиту и заботу, которые необходимы для его благосостояния».

На основании вышеизложенного в соответствии со ст. ст. 26,27,28 «О прокуратуре Российской Федерации»

ПРОШУ:
Применить меры прокурорского реагирования:

1) проверить заявленные факты;
2) принести протест на приказ и его приложение в правительство РФ и Министерство здравоохранения;
3) предъявить и поддержать иск в суде о нарушении прав ребенка с целью отмены приказа;
4) дать мотивированный ответ.

Дата подпись

Ответ

Генеральная Прокуратура РФ
ул. Большая Дмитровка, 15а,
Москва, Россия
22.10.2001 г. № 7!2-15.52-2001

Заявителю

Генеральной прокуратурой Российской Федерации рассмотрено Ваше обращение о несоответствии приказа Минздрава России от 11.07.96 №242 действующему законодательству.

Мы разделяем Вашу позицию о необходимости усовершенствования законодательства в системе здравоохранения.

О принятых мерах прокурорского реагирования по вопросу, изложенному в заявлении, Вам будет сообщено дополнительно.

Что делать, если ребёнка травят в школе: от разговора до заявления

Травля, или буллинг, — серьёзная проблема школы. Всё может начинаться безобидно (например, с дёрганья за косички), а закончиться — уголовной статьёй. Наш блогер, юрист и медиатор Елена Николаева, рассказывает, кто виноват в школьном буллинге и что делать, чтобы его прекратить.

Ученики московской школы № 1536 совершили акт насилия над семиклассником. Мальчика поймали, затащили в туалет и окунали головой в унитаз, снимая это на телефон, потом видео попало в сеть. Администрация школы сразу инициировала бурную деятельность по привлечению виновных к ответственности, хотя постановка агрессоров на учёт по делам несовершеннолетних вряд ли изменит что-то в уже сформированном поведении буллеров.

Что будет дальше? Сейчас с ребёнком работают психологи. Через какое время он сможет чувствовать себя в безопасности в этой школе? Сможет ли вообще учиться там дальше?

Кто виноват в произошедшем

Виновата школа, на территории которой это произошло. Согласно части 7 статьи 28 Федерального закона от 29.12.2012 № 273-ФЗ «Об образовании в Российской Федерации», ответственность за жизнь и здоровье учеников во время образовательного процесса несёт образовательная организация. За невыполнение этого требования предусмотрена юридическая ответственность для руководителя и работников — вплоть до уголовной.

Виноваты семьи буллеров, даже семья мальчика частично виновата. Неужели раньше никто не замечал, что у ребёнка были проблемы в школе? Вряд ли это был единичный случай травли.

Что делать родителям, чьи дети стали жертвой буллеров-сверстников

Повторюсь, что школа несёт ответственность за учеников во время образовательного процесса. Это значит, что всё, что происходит в школе, — проблема школы, а любые конфликты и испорченная репутация для образовательного учреждения крайне нежелательны. Поэтому изначально вопрос детской травли нужно пытаться решать с родителями обидчиков и классным руководителем.

Если ни те, ни другие не желают вмешиваться, родителям нужно писать заявление на имя директора школы с требованием провести внутришкольное расследование. Для этого создадут комиссию, у школьников (инициаторов и участников травли) потребуют письменное объяснение, по результатам которого вынесут решение о применении мер дисциплинарного взыскания к обидчикам.

Законом «Об образовании» (статья 43) предусмотрено применение следующих мер дисциплинарного взыскания к обучающимся: замечание и выговор. Но к дошкольникам и ученикам начальной школы их применить нельзя. Крайняя мера — отчисление из организации, осуществляющей образовательную деятельность, но это заключительная мера и применима к детям, достигшим 15-летнего возраста.

Если школа не реагирует, ограничиваясь отписками, нужно давить на школу, писать в Департамент образования с жалобой на бездействие школы. Через директора инициировать собрание с родителями и классным руководителем, которое необходимо для прояснения своей позиции и намерений по защите прав ребёнка.

Хорошо, если в школе есть медиатор, которого получится привлечь к урегулированию конфликта

К сожалению, в России медиация ещё не очень популярна и чаще всего функции медиатора в школе возлагаются на человека, от медиации далекого и не понимающего, что нужно делать. Такие медиаторы начинают всеми силами пытаться примирить конфликтующих, а этого делать не нужно, так как цель медиации — в снижении градуса конфликта, нахождении консенсуса.

Если и это не помогает, а травля не прекращается, ребёнка от школы придётся изолировать, написать заявление в полицию и в комиссию по делам несовершеннолетних. Родителей обидчиков привлекут по части 1 статьи 35 КоАП РФ, а обидчиков поставят на учёт по делам несовершеннолетних. Помимо этого, родители пострадавшего имеют право обратиться в суд с иском о возмещении материального ущерба и морального вреда.

Важно!

Родителям пострадавшего ребёнка нужно располагать достаточными данными о конфликте и подтверждениями своей позиции. Это могут быть скрины социальных сетей с сообщениями обидчиков, скрины переписки. Если после школы родители обнаружили на теле ребёнка ушибы, их нужно сразу зафиксировать у медиков. Возможно, у кого-то обнаружится видео школьных разборок, испорченные и пропавшие в школе вещи, — по всему должны быть подтверждения. Лишь имея достоверные подтверждения, родители смогут контролировать ситуацию и доказать произошедшее.

Помните, что любая борьба хороша, но она ни в коем случае не должна сказываться на психологическом здоровье ребёнка. Именно поэтому, если ребёнку не становится лучше в коллективе, лучше подумать над альтернативой школе или переводе в другую школу.

Вы находитесь в разделе «Блоги». Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Если ребенка травят: как вести себя учителю

В России о травле в школе только начинают открыто говорить и составляют руководства, как бороться с этим явлением, — причем инициатива исходит от родителей пострадавших детей. В школах Финляндии против травли действует государственная программа. Как она работает, рассказывает Тимоти Уокер, школьный учитель из США, который несколько лет проработал в финской школе.

Согласно отчету Национальной академии наук США, от 18 до 31% американских детей и подростков сталкиваются с травлей в школе. Живя в США, я успел поработать в трех школах (двух государственных и одной частной), и повсюду педагоги использовали весьма разумные способы предотвращения травли. Сюда входили «утренний круг», регулярные общешкольные собрания, мастер-классы по борьбе с травлей и большой постер, на котором, обязуясь противодействовать этому негативному явлению, расписывались все ученики. Вроде бы профилактика была на высоте, однако ни в одной из школ так и не сумели полностью искоренить травлю.

В Финляндии вот уже более 10 лет пытаются решить проблему на государственном уровне. Работая в Хельсинки, я узнал о самой популярной из разработанных с этой целью программ, которую сегодня используют в 90% местных школ. Она называется KiVa: это аббревиатура от «kiusaamista vastaan», что в переводе с финского означает «против травли». Кроме того, здесь присутствует игра слов, поскольку прилагательное «kiva» переводится как «милый, приятный».

Первые результаты этой государственной программы выглядят многообещающе. Исследование, в котором приняли участие 7000 финских школьников, показало, что KiVa значительно улучшила психическое здоровье детей, которые чаще всего подвергались травле. Стратегия KiVa включает в себя профилактические меры: школьники моделируют негативные ситуации с помощью компьютерной программы; кроме того, в классах проводятся ролевые игры.

Избавиться от травли в школе помогают… переговоры

Огромный плюс KiVa заключается в том, что там четко расписана вся последовательность действий, которые следует предпринять тем, кто столкнулся с травлей в школе. Вот как это действует на практике.

Допустим, у нескольких учеников возник конфликт. Кто-то из детей обвиняет одноклассников в поведении, напоминающем травлю, например, с ним регулярно отказываются играть на площадке. Эти ученики могут поговорить с классным руководителем и попросить устроить им встречу по программе KiVa. (Процесс также имеют право запустить свидетели происходящего, например педагоги или одноклассники.)

На встрече классный руководитель вместе с учениками заполняют анкету, где вкратце описывается инцидент, после чего назначают время и место для последующих переговоров. Потом учитель помещает эту заполненную анкету в особую папку, которую постоянно просматривает группа педагогов, ответственных за KiVa.

Эти учителя, в свою очередь, рассказывают о возникшей ситуации старшим школьникам, которые прошли специальное обучение и выступят в роли конфликтологов. Эти ученики наряду с учителем тоже будут присутствовать на переговорах, помогая их вести.

Переговоры обычно проходят на перемене в свободном кабинете. Каждая сторона излагает свою версию, и на первом этапе главная задача — выслушать друг друга.

Потом посредники просят участников конфликта оценить свое поведение и подумать, можно ли было в данном случае поступить иначе и как именно. Это необходимо для того, чтобы ученики нашли возможные решения конфликта, дабы в следующий раз предупредить подобную ситуацию. Каждая сторона должна пообещать, что впредь применит эту превентивную стратегию, посредники записывают обещания, и на этом переговоры завершаются.

Через две недели представителей обеих сторон обычно приглашают на контрольную встречу. Если проблема по-прежнему остается, составляют дополнительный протокол и оповещают родителей.

После травли: не извиняться, а решать проблемы

Стратегия KiVa, на мой взгляд, особенно хороша тем, что предлагает множество относительно простых действий, способных предотвратить весьма негативное явление. Думаю, и в США педагоги также могли бы извлечь немало пользы, взяв на вооружение ключевые элементы программы KiVa.

Теперь, оглядываясь назад, я понимаю, что порой поведение, похожее на травлю одноклассников, наблюдалось и в тех американских школах, где мне доводилось работать, но тогда я просто толком не знал, что с этим делать. Полагаю, всем учителям следовало бы постоянно обсуждать с учениками проблему жестокого отношения к другим, а также то, как этому можно противодействовать.

Еще я думаю, что не помешало бы и у нас тоже ввести систему, позволяющую реагировать на жалобы учеников. Обычно я разбирался с конфликтами, лишь когда видел, что ситуация вышла из-под контроля. Возможно, имеет смысл завести в каждом классе специальный ящик для сообщений, подобный папке KiVa в финских школах, чтобы ученики могли своевременно рассказывать учителю о трудностях, возникающих при общении.

— Согласно правилам KiVa, если человек не хочет извиняться, то никто не будет от него этого требовать, — говорит учитель Паула Хаву. — Потому что, когда тебя заставляют просить прощения из-под палки, извинения часто бывают неискренними. Вместо этого мы предлагаем детям сосредоточиться на сути проблемы, на своем собственном поведении и на том, какой выход можно найти из создавшегося положения.

Задним умом я понимаю, что главной моей ошибкой в подобных ситуациях было то, что я делал акцент на извинениях, тогда как следовало искать пути решения конфликтов. Обычно я призывал учеников извиниться и забыть о неприятной ситуации, но редко задумывался о позитивных действиях, которые они могли бы предпринять. В Финляндии поступают очень мудро и дальновидно, записывая предложения сторон и назначая затем контрольную встречу.

Рубрики: Статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *