Неосновательное обогащение, взыскание неосновательного обогащения — судебная практика

Решения судов, основанные на применении нормы статьи 1102 Гражданского кодекса Российской Федерации.
Ст. 1102 ГК РФ. Обязанность возвратить неосновательное обогащение

Судебная практика

  • Постановление № 44Г-129/2019 4Г-1867/2019 от 25 ноября 2019 г. по делу № 2-1673/19

    Приморский краевой суд (Приморский край) — Гражданские и административные …комнаты или доли (долей) в них совершается между физическими лицами, являющимися взаимозависимыми в соответствии со статьей 105.1 того же Кодекса. В соответствии со статьей 1102 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – ГК Российской Федерации) лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого …

  • Постановление № 44Г-18/2019 4Г-1005/2019 от 21 ноября 2019 г.

    Липецкий областной суд (Липецкая область) — Гражданские и административные …ведущие соответственно хозяйство в индивидуальном порядке, без установленных законом оснований сберегли имущество, представляющее собой плату за пользование объектами инфраструктуры, за счет товарищества. В силу ст. 1102 ГК РФ неосновательно сбереженное имущество подлежит возврату лицу, за счет которого оно сбережено. При таких обстоятельствах само по себе отсутствие договора между собственником земельного участка и садоводческим, …

  • Постановление № 44Г-92/2019 4Г-2039/2019 от 18 ноября 2019 г.

    Оренбургский областной суд (Оренбургская область) — Гражданские и административные …защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов. При рассмотрении данного дела такие нарушения были допущены. Пунктом 1 статьи 1102 Гражданского кодекса Российской Федерации предусмотрено, что лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), …

  • Апелляционное постановление № 22-5843/2019 от 18 ноября 2019 г. по делу № 1-103/2019

    Новосибирский областной суд (Новосибирская область) — Уголовное …из потерпевших АДЮ заключал гражданско-правовое соглашение (договор) в устной или письменной форме, неисполнение по которым им обязательств в соответствии с нормами ст. 420, 453, 1102 ГК РФ может являться основанием для возврата полученных денежных средств и для расторжения соглашений в гражданско-правовом порядке, однако не свидетельствует о совершении им мошенничества. Субъективное мнение …

  • Постановление № 44-Г-19/2019 44Г-19/2019 4Г-970/2019 от 13 ноября 2019 г. по делу № 44-Г-19/2019

    Верховный Суд Республики Карелия (Республика Карелия) — Гражданские и административные …некоммерческого товарищества, и товариществом не освобождает собственника земельного участка от внесения платы за пользование и содержание имущества общего пользования садоводческого некоммерческого товарищества. На основании статьи 1102 Гражданского кодекса Российской Федерации неосновательно сбереженное имущество подлежит возврату лицу, за счет которого оно сбережено. Поэтому граждане, не являющиеся членами объединения, должны заплатить за пользование объектами его …

  • Постановление № 44Г-311/2019 4Г-5218/2019 от 6 ноября 2019 г. по делу № 2-1828/18

    Санкт-Петербургский городской суд (Город Санкт-Петербург) — Гражданские и административные …08.11.2018 страхового возмещения в размере 344850 рублей (1584000 — 344850 = 1239150), полагая, что данная сумма, в противном случае, будет являться, в соответствии со ст. 1102 Гражданского кодекса РФ, неосновательным обогащением на стороне истца Д.В. Оспаривая в указанной части выводы, изложенные в апелляционном определении судебной коллеги по гражданским делам Санкт-Петербургского городского …

  • Постановление № 44У-277/2019 4У-2060/2019 от 5 ноября 2019 г. по делу № 1-21/15

    Красноярский краевой суд (Красноярский край) — Уголовное …причинившим вред. Эти нормы закона не предполагают получения лицом, которому преступлением причинён вред, неосновательного обогащения (неосновательное приобретение или сбережение имущество за счет другого лица) (ст. 1102 ГК РФ). Согласно положениям ст.1082 ГК РФ, удовлетворяя требование о возмещении вреда, суд, в соответствии с обстоятельствами дела, обязывает лицо, ответственное за причинение вреда, возместить вред …

  • Постановление № 44-Г-123/2019 44Г-123/2019 4Г-4861/2019 от 17 октября 2019 г. по делу № 2-660/2019

    Ростовский областной суд (Ростовская область) — Гражданские и административные …по договорам займа, согласно позиции заявителя являются неосновательным обогащением фонда. Неосновательное обогащение подлежит возврату истцу (правопреемнику уплатившего их фонду лица) в соответствии с положениями статьи 1102 Гражданского кодекса Российской Федерации. Заявитель полагает неверным вывод суда об отсутствии оснований для взыскания процентов за пользование денежными средствами. Указывает на то, что фонд обязан был вернуть …

  • Апелляционное постановление № 22-1821/2019 от 17 октября 2019 г. по делу № 22-1821/2019

    Тверской областной суд (Тверская область) — Уголовное …гражданского судопроизводства, поскольку из содержания искового заявления следует, что исковые требования заявлены по основаниям, предусмотренным статьями 1064, п.2 ст. 15 и п. 1 ст. 1102 ГК РФ. В связи с отменой приговора в части разрешения гражданского иска следует изменить принятое судом решение по сохранению ареста на принадлежащий Баранову ФИО63 земельный участок: указание …

  • Постановление № 44Г-118/2019 4Г-2221/2019 от 16 октября 2019 г. по делу № 2-842/2018

    Верховный Суд Республики Крым (Республика Крым) — Гражданские и административные …и удовлетворяя исковые требования Царевой Н.В., суд первой инстанции, с учетом совокупности представленных в материалы дела доказательств и фактических обстоятельств дела, руководствуясь положениями ст. 1102 , 1107 ГК РФ, пришел к выводу о том, что переданные Царевой Н.В. Сагину В.В. денежные средства являлись неосновательным обогащением, поскольку на момент составления спорной расписки …

Страницы← предыдущая

Обязательства
вследствие неосновательного обогащения (вопросы теории и практики)

В настоящей статье автор судья Павлодарского областного суда М. Ермеков рассматривает один из видов внедоговорных охранительных обязательств в гражданском праве — обязательства вследствие неосновательного обогащения, которые иначе именуются кондикционными обязательствами. Как следует из судебной практики, данный вид обязательств находит все большее применение при защите интересов субъектов гражданского права.

Кондикцией в римском праве назывался иск, направленный на побуждение ответчика передать вещь, независимо от основания возникновения его обязательства перед кредитором. Этот личный иск мог быть удовлетворен только потому, что ответчик не представил доказательств существования правовых оснований для приращения своего имущества за счет имущества истца.

В Гражданском кодексе Республики Казахстан кондикционным обязательствам посвящена глава 48, где в п. 1 статьи 953 ГК РК закреплен основной принцип института неосновательного обогащения — неосновательное обогащение подлежит возврату потерпевшему за изъятиями, установленными законом.

Следует отметить, что статья 935 ГК РК раскрывает основные признаки и основания возникновения обязательств. В качестве сторон обязательства здесь выступают кредитор (потерпевший) и должник — лицо, неосновательно приобретшее или сберегшее имущество (приобретатель).

Основаниями возникновения обязательства являются:

1) приобретение или сбережение имущества одним лицом за счет имущества другого лица;

2) отсутствие или последующее отпадение правовых оснований;

3) отсутствие у неосновательного приобретателя умысла приобрести или сберечь чужое имущество.

Полагается правильным, что законодатель различает два вида обязательства вследствие неосновательного обогащения:

— обязательства вследствие неосновательного приобретения имущества;

— обязательства вследствие неосновательного сбережения имущества.

В судебной практике также общепринятым является мнение о том, что обязательства из неосновательного обогащения возникают во всех случаях, когда у приобретателя нет оснований для приобретения или сбережения на момент предъявления требования о возврате имущества.

Вместе с тем в правовой оценке оснований неосновательного обогащения суды иногда исходят из положений, которые отличаются, от установленных статьей 953 ГК РК, что при взыскании неосновательного обогащения вполне достаточно установления факта нахождения у лица имущества без достаточных оснований по закону, договору или обычаю. При этом не принимается во внимание, что недостаточно только перехода имущества просто в фактическое владение приобретателя, у последнего должно возникнуть право на имущество (право собственности, хозяйственного ведения, оперативного управления).

Затрагивая вопросы соотношения требований о возврате неосновательного обогащения с другими требованиями о защите гражданских прав, следует отметить, что действия неосновательного приобретателя зачастую являются правомерными, тогда как при деликтных обязательствах, возникающих вследствие причинения вреда, необходимо наличие следующих условий: наличие вреда; противоправность действия, которым причинен вред; причинная связь между действиями (бездействием) причинителя вреда и последствием (вредом); вина причинителя вреда.

Необходимо также отметить, что различен и объем возмещения вреда, так, при обязательствах вследствие неосновательного обогащения возвращается в натуре только то имущество, которое было неосновательно приобретено или сбережено, а при деликтных обязательствах полностью возмещается причиненный ущерб.

Следует также принять во внимание, что в деликтных обязательствах вина причинителя вреда предполагается. И только в случаях если ответчик представит доказательства отсутствия своей вины или наличия вины какого-либо другого лица, суд, установив данное обстоятельство, вправе отказать в удовлетворении иска. В то время как в действиях неосновательного приобретателя не должно быть умысла на неосновательное приобретение.

Рассматривая соотношения требований о возврате неосновательного обогащения с другими требованиями о защите гражданских прав, необходимо отметить об имеющихся на практике сложностях в отграничении данных правоотношений от других смежных правоотношений, таких как возврат исполненного по недействительной сделке; истребование собственником имущества из чужого незаконного владения; требование одной стороны в обязательстве к другой о возврате исполненного в связи с этим обязательством; о возмещении вреда, в т.ч. причиненного недобросовестным поведением обогатившегося лица. В этой связи законодатель обоснованно указал на необходимость одновременного применения обязательств по неосновательному обогащению и указанных выше правоотношений.

Примером сложности для участников таких правоотношений отграничения по обязательствам о возврате неосновательного обогащения от других смежных правоотношений является следующее гражданское дело, рассмотренное судом апелляционной инстанции.

Истец обратился в суд с иском о возмещении стоимости неосновательного обогащения, мотивируя требования тем, что до смерти его отец состоял в гражданском браке и выдал ответчику доверенность на право продажи квартиры.

Квартира была продана ответчицей, которая приобрела на вырученные денежные средства другую квартиру и подарила ее дочери. Истец, являясь единственным наследником по закону, считал, что денежные средства, вырученные от продажи квартиры, должны были перейти к нему как наследнику по закону.

Решением суда первой инстанции в удовлетворении исковых требованиях истца было отказано.

Оставляя без изменения решение суда первой инстанции, суд апелляционной инстанции законно и обоснованно, по мнению автора статьи, в постановлении указал, что ответчица действовала при отчуждении квартиры как поверенная, и ее полномочия были основаны на доверенности. В связи с чем между сторонами возникли правоотношения, регулируемые главой 41 ГК РК и основанные на договоре поручения, где потерпевшая выступала поверенной, а умерший — лицо, выдавшее доверенность — доверителем.

В соответствии со ст. 846 ГК РК по договору поручения одна сторона (поверенный) обязуется совершить от имени и за счет другой стороны (доверителя) определенные юридические действия. По сделке, совершенной поверенным, права и обязанности возникают непосредственно у доверителя.

Принимая во внимание, что по смыслу закона предмет договора поручения выражается в совершении поверенным любых правомерных юридически значимых действий, которые приводят к возникновению, прекращению или изменению прав и обязанностей доверителя, то действия поверенной ответчика по сделке купли-продажи квартиры, совершенные по поручению доверителя, являлись правомерными.

Кроме того, согласно ст. 953 ГК РК лицо, которое без установленных законодательством или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество.

Учитывая, что ответчица приобрела имущество по сделке, признанной судом действительной, так как эти обстоятельства были установлены вступившим в законную силу решением суда, которое имело преюдициальное значение в соответствии с п. 2 ст. 71 ГПК РК, то полученные ответчиком по сделке денежные средства нельзя было признать неосновательным обогащением, как об этом утверждал истец, исходя из предмета и основания его исковых требований.

Коллегия посчитала, что судом первой инстанции правильно сделан вывод о том, что в соответствии с п. 3 и п. 4 ст. 848 ГК РК ответчица (поверенная) обязана была передать доверителю без промедления все полученное по совершенной сделке, а по исполнению поручения возвратить доверителю доверенность, срок действия которой не истек, и представить отчет с приложением оправдательных документов, если это требуется по характеру поручения.

Передача «всего полученного по сделке» означала, что поверенный был обязан передать доверителю денежные суммы, полученные в результате проведения юридических действий, во исполнение договора поручения. Одновременно ответчица (поверенная) должна была передать доверителю документы, удостоверяющие произведенные поверенной действия и возникшие в результате этого у доверителя права и обязанности в отношении третьих лиц.

Изложенное свидетельствовало, что в силу п. 1 ст. 344 ГК РК права кредитора по обязательству переходят к другому лицу на основании законодательных актов и наступления указанных в них обстоятельств в результате универсального правопреемства в правах кредитора.

Переход имущества умершего гражданина (наследодателя) к другому лицу (наследнику) и есть переход прав кредитора в результате универсального правопреемства.

Из смысла п. 2 ст. 1038 ГК РК следует, что наследство умершего гражданина переходит к другим лицам на условиях универсального правопреемства как единое целое и в один и тот же момент, если из правил настоящего раздела не вытекает иное.

Согласно ст. 1040 ГК РК в состав наследства входит принадлежащее наследодателю имущество, а также права и обязанности, существование которых не прекращается с его смертью.

Таким образом, законодательство предусматривает универсальное правопреемство и в договоре поручения. В связи с чем предметом и основанием иска должны быть обязательства, возникшие между сторонами (доверителем и поручителем) по сделке.

Приведенный пример свидетельствует о том, что правильная квалификация правоотношения является обязательной для успешной защиты гражданских прав. В данном случае истец ошибочно в иске заявил о нарушении ответчиком нормы материального права (статьи 953 — 956 главы 48 ГК РК), которые не регулируют возникшие между сторонами правоотношения, и суд обоснованно отказал в удовлетворении такого требования.

В свою очередь для взыскания неосновательного обогащения в виде стоимости утраченного приобретателем индивидуально-определенного имущества потерпевший должен доказать факт неосновательного приобретения приобретателем имущества за счет потерпевшего, то есть факт поступления указанного имущества без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований в фактическое владение приобретателя и, что также обязательно, факт утраты данного имущества в натуре, что влечет невозможность истребования имущества из чужого незаконного владения.

Законодательное определение, что обязательство вследствие неосновательного обогащения относится к внедоговорным охранительным обязательствам, на практике вызывает сложность в определении соотношения внедоговорного и договорного обязательства.

Существует общепринятое мнение, что договор — это правовое средство индивидуального регулирования общественных отношений. Уже в момент заключения договора стороны могут установить те меры защиты, которые будут применены в случае нарушения одним из участников правоотношения своих обязанностей, исходя из возможностей, предоставленных им законом, что является реализацией принципа свободы договора. Диспозитивность норм, регулирующих договорные меры защиты, проявляется и в том, что стороны могут по своему усмотрению повысить или понизить размер ответственности по сравнению с причиненными убытками. Статья 359 ГК РК предусматривает в качестве общего правила ответственность лица, не исполнившего или ненадлежащим образом исполнившего обязательство, при наличии в его действиях вины, кроме случаев, когда законом или договором предусмотрены иные условия. Таким образом, для договорной ответственности характерно наличие диспозитивных норм об условиях наступления и объеме ответственности.

В свою очередь содержание обязательства вследствие неосновательного обогащения определено законодателем императивно.

По делу истец требовал с ответчика взыскания оплаты за выполненные работы по договорам подряда. Ответчик возражал против иска, указывая, что сторонами второй договор был заключен без проведения конкурса по государственным закупкам, без регистрации договора в районном управлении казначейства. Соответственно, по мнению ответчика, в силу ст. 40 Закона «О государственных закупках» и Типовому договору, утвержденному Правилами осуществления государственных закупок, договор не вступил в законную силу.

Суд удовлетворил иск, указав, что ответчик, ссылаясь на нарушения норм законодательства, регулирующего порядок заключения сделки государственным учреждением, данную сделку не оспорил.

В силу статьи 104 Бюджетного кодекса, действовавшего на момент возникновения спорных правоотношений, гражданско-правовые сделки государственных учреждений вступают в силу после их обязательной регистрации в центральном уполномоченном органе по исполнению бюджета.

Согласно Типовым договорам о государственных закупках обязанность по регистрации договора в территориальном подразделении казначейства возлагалась только на одну сторону договора — заказчика.

В связи с чем отказ заказчика от оплаты выполненных работ (оказанных услуг) по заключенному договору по мотивам отсутствия его регистрации суд признал неправомерным.

Анализ данной правовой ситуации дает основание сделать вывод, что у суда отсутствовали основания для применения норм о неосновательном обогащении в отношении сторон по договору, т.е. не могут быть применимы положения об обязательстве из неосновательного обогащения к требованиям, вытекающим из договорного обязательства.

Судебная практика показывает, что основные ошибки судами допускаются в определении предмета доказывания, который означает, что суд должен установить юридические факты, на которых основаны требования и возражения сторон. Истец, подавая иск, должен подтвердить факт принадлежности ему права требования, а также обязанность ответчика отвечать по иску.

В состав фактов, подлежащих доказыванию, входят также юридические факты основания возражения против иска. Ответчик вправе, защищаясь против предъявленного к нему иска, выбрать то или иное средство защиты, предоставленное ему законом.

Учитывая отсутствие единообразия в судебной практике по разрешению дел данной категории, назрела необходимость в разработке нормативного постановления Верховным Судом Республики Казахстан.

Как следует из монографии «Юридическая природа нормативных постановлений Верховного Суда Республики Казахстан», специфичностью нормативного постановления является то, что эти постановления принимаются только в связи с потребностями правоприменительной практики, а наличие такой потребности налицо, исходя из сложившейся судебной практики.

Кроме того, нормативное постановление имеет юридическую силу, равную юридической силе нормативного правового акта, нормы которого интерпретируются, и создаваемая этим постановлением норма имеет особую структуру, характеризуемую тесной связью с нормами законодательства, что также необходимо в правоприменительной практике.

Неосновательное обогащение и применение ст. 1109 ГК РФ. Решение суда: «Отказать в исковых требованиях о взыскании в счет неосновательного обогащения».

Не знаю почему, но многие юристы смотрят в одну статью ГК РФ, но, не понимая, что гражданское право представляет собой систему, а не просто произвольный и хаотичный набор статей, не видят других статей, имеющих отношение к спорной ситуации. Я хочу поделиться делом из своей адвокатской практики, когда представитель истца именно так однобоко читал нормы о неосновательном обогащении. Ссылаясь на ст. 1102 ГК РФ он забыл о том, что есть еще ст. 1109 ГК РФ.

Фабула

Сожитель и сожительница, условно Иванов и Петрова несколько лет проживали в фактически супружеских отношениях. Иванов работал, а Петрова была на пенсии по инвалидности, а затем по старости. Они жили совместно, и у них был единый бюджет. Эти обстоятельства никто не оспаривал.

В один прекрасный момент было принято решение купить автомобиль. Покупателем автомобиля был Иванов. Он же внес первоначальный взнос, а часть денег получил в кредит от банка. В итоге Иванов стал собственником автомобиля.

Но все хорошее когда-то заканчивается и однажды Иванов и Петрова расстались. Автомобиль остался у Иванова. В то же время практически все платежи по кредиту на счет Иванова в банке вносились Петровой. На момент прекращения отношений было выплачено около 380 000 рублей.

В итоге Иванов получил по почте исковое заявление Петровой о взыскании с него всей указанной суммы в качестве неосновательного обогащения.

Правовая позиция истца

В исковом заявлении говорилось, что, так как все платежи по кредиту вносились Петровой, а автомобиль был в собственности Иванова, то это означает, что Иванов неосновательно обогатился, так как отсутствовали правовые основания для сбережения им указанных сумм.

В судебном заседании Петрова утверждала, что у Иванова и не было никаких своих средств для внесения первоначального взноса, а также для погашения кредита. Она пыталась убедить суд в том, что Иванов и не работал, а если и работал, то почти ничего не зарабатывал. Все деньги, которые уплачивались по кредиту, исходя из её объяснений, были ее личными денежными средствами.

Правовая позиция ответчика:

Иск о взыскании неосновательного обогащения не подлежит удовлетворению по праву

С моей точки зрения позиция истца вне зависимости от того, её ли средства уплачивались за автомобиль и по погашению кредита или нет, не содержала каких-либо правовых оснований для удовлетворения исковых требований о взыскании неосновательного обогащения. Иначе говоря, в принципе нам вовсе нечего было доказывать, так как иск не подлежал удовлетворению по праву. Наша позиция была следующей.

В исковом заявлении истец воспроизвел только часть ст. 1102 ГК РФ, а именно, что лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение). Между тем, истец забыл о том, что эту часть статьи надо еще дополнить фразой за исключением случаев, предусмотренных статьей 1109 настоящего Кодекса. А эта фраза в данном случае имела решающее значение.

А какие же исключения существуют в ст. 1109 ГК РФ из правил о неосновательном обогащении применительно к нашему спору? Ст. 1109 ГК РФ предусматривает в частности следующее:

Не подлежат возврату в качестве неосновательного обогащения денежные суммы и иное имущество, предоставленные во исполнение несуществующего обязательства, если приобретатель докажет, что лицо, требующее возврата имущества, знало об отсутствии обязательства либо предоставило имущество в целях благотворительности

В исковом заявлении Петрова не говорила о том, что между ней и ответчиком существовало какое-либо обязательство. В судебном заседании я спросил у неё, а во исполнение какого обязательства она оплачивала платежи по кредиту? Ни она, ни её представитель так и не смогли вразумительно пояснить, оплачивала ли она деньги, полагая, что между ними есть какое-либо обязательство.

Иначе говоря, сама сторона истца фактически подтвердила, что Петрова, уплачивая деньги на счет Иванова, знала, что у нее нет никакого обязательства их совершать. Петрова, зная о том, что обязательства отсутствуют неоднократно перечисляла деньги, т.е. на её требования распространяется исключение, предусмотренное ст. 1109 ГК РФ.

Неосновательное обогащение подразумевает либо наличие ошибочного платежа, т.е. если деньги по ошибке переведены не тому лицу, либо тому лицу, но в размере, превышающем договорные обязательства; либо отпадение основания, по которому были получены деньги, например, при признании договора незаключенным, при расторжении договора, когда были произведены авансовые выплаты и иных подобных случаях. В то же время когда кто-либо сознательно переводит деньги, говоря, что отсутствовало какое-либо обязательство, такое поведение ГК РФ рассматривает, как не заслуживающее защиты, так как в данном случае не было ошибки или не отпадало основание, по которому предполагалась уплата денег.

Когда лицо сознательно переводит деньги, зная об отсутствии обязательства, говоря, что нет договорных отношений, его мотивы могут быть самыми разными: тут и желание отблагодарить кого-либо за что-то, и помощь, например, сожителю, и иные подобные мотивы. Но самое главное, что в данном случае нет необходимости у получателя имущества доказывать наличия таких мотивов плательщика, а важно то, что человек сознательно переводил деньги, зная об отсутствии обязательства.

Могу сказать, что в своей практике я неоднократно стакивался с непониманием того, что существуют исключения из правил неосновательного обогащения в силу вышеназванной нормы, но многие просто не замечают или не хотят замечать ст. 1109 ГК РФ.

На самом деле, конечно же, данных доводов было достаточно для отказа в иске, но мы, зная риски неправильного понимания права судами, подготовили еще и возражения, основанные на доказательствах, исходя из которых, деньги уплачивались именно из средств ответчика.

Иск о взыскании неосновательного обогащения не подлежит удовлетворению в связи с тем, что оплата кредита производилась из средств ответчика

Очень хорошо, что Петрова говорила о том, что у Иванова не было денег для оплаты кредита. Мы представили сведения о доходах Иванова, из которых следовало, что его заработная плата более, чем в три раза превышала ежемесячный платеж. Данные доказательства показали суду лживость объяснений Петровой.

Кроме того, мы представили распечатки по банковской карте ответчика, из которой следовало, что практически по 80% платежей по кредиту за день или несколько дней до их оплаты снимались суммы равные платежу по кредиту, либо большие. Иванов утверждал, что, так как днем он работает, а сожительница на пенсии, то он передавал ей свою карточку для снятия денег и уплаты платежей.

Таким образом, позиция ответчика заключалась в том, что это именно его средства шли на уплату кредита.

Петрова, увидев представленные нами документы, стала говорить, что она этих денег никогда не видела, что ответчик их куда-то тратил. Тогда возник вопрос, если ответчик ничего не приносил в общий бюджет, то откуда Петрова брала деньги на платеж по кредиту. Она получала пенсию, а ежемесячный платеж был даже чуть больше, чем размер пенсии. Я её спросил, а на что они жили, если ответчик денег не приносил, а пенсия вся тратилась на платежи по кредиту. Петрова стала утверждать, что у нее дома очень много денег и их хватало в том числе и на платежи по кредиту. Тогда я задал ей вопрос, а если у нее столько много денег, то зачем брали кредит и переплачивали проценты. В итоге Петрова запуталась, и все это видно было суду. Суд понимал, что она просто сочиняет на ходу.

В итоге в удовлетворении требования о взыскании неосновательного обогащения было отказано. На решение была подана апелляционная жалоба, в которой представитель истца ссылался в частности на судебную практику апелляционного суда, приводя выдержки из конкретных дел. Между тем, когда судья апелляционного суда зачитывала апелляционную жалобу, сказала, что представитель истца ссылается на, как ему кажется практику данного суда. Многие, к сожалению, будучи не в состоянии определить сходство и различие дел, просто урвать неких апелляционных определений, не замечая, что эти определения о совсем другом.

Апелляционный суд оставил решение суда первой инстанции без изменения, даже не вникая в то, чьи платились деньги, так как на самом деле было достаточно применить лишь ст. 1109 ГК РФ.

Несмотря на то, что решение состоялось в пользу моего доверителя, я не согласен с существующим в настоящее время вариантом ст. 1109 ГК РФ именно в части его применения к отношениям сожителей. Кто желает ознакомиться с проблемой и тем, как она решается в США, предлагаю почитать мои публикации на Закон.ру:

Constuctive trust и unjust enrichment vs Неосновательное обогащение. Анализ одного судебного спора.

Раздел имущества сожителей в штате Вашингтон и в Канаде — хороший пример для формирования российской судебной практики.

Взыскание неосновательного обогащения, примеры, образец искового заявления

В юридической практике зачастую встречаются случаи, когда имущественное право переходит от одного собственника к другому не по условиям сделки или на законных основаниях, а в результате иных обстоятельств. Порой не существует виновного лица, которое могло бы нести за это ответственность, а иногда вина за произошедшее в большей мере лежит на самом потерпевшем. Однако законодательство Российской Федерации имеет ряд статей, направленных на защиту интересов пострадавшего в таких случаях.

Неосновательное обогащение в Российском законодательстве

Понятие «неосновательное обогащение» трактуется как приобретение (или сбережение) имущества за счет другого лица (потерпевшего) при отсутствии сделки или законодательно установленных оснований. Впрочем, такая формулировка имеет небольшую погрешность.

Термин «приобретение» означает возникновение у лица прав на имущество, которое ранее не принадлежало ему. Права на имущества возникают только при наличии юридически значимых на то оснований: сделка, наследование, дарение либо любой другой предусмотренный законодательством способ перехода имущества от одного владельца к другому.

В.И. Кофман (один из корифеев Российской школы частного права при Исследовательском центре Уральского отделения) в своих трудах подчеркивал, что «в случаях перехода материальных ценностей<…> без правового основания, речь идет именно о приобретении прав на имущество, а не просто о получении его лицом в свое фактическое владение.» Отсюда следует, что незаконное владение чужим имуществом нельзя называть термином «приобретение», так как у незаконного владельца нет на это имущество прав и собственник вправе его вернуть по виндикационному иску.

Признаки неосновательного приобретения или сбережения имущества:

  • приводит к увеличению (или сохранению) имущества приобретателя за счет соответствующего уменьшения (или недополучения) имущества потерпевшего;
  • приобретение (или сбережение) произошло без оснований, установленных законом или сделкой;
  • приобретение связано с ущербом потерпевшего.

Примеры неосновательного обогащения

Пример 1:

Строительная организация неудовлетворительно выполняла работу по договору об оказании услуг. Поскольку работы были начаты но не выполнены, заказчик не подписал акт сдачи приемки оказанных услуг и в одностороннем порядке отказался от исполнения договора. В результате прекратились обязательства заказчика по оплате оказанных услуг, несмотря на то, что ранее им была внесена предоплата в размере 50%. В данном случае, заказчик вправе требовать возвращения денег, как полученных в результате неосновательного обогащения в добровольном или в судебном порядке.

Чтобы взыскать неосновательное обогащение с Исполнителя, Заказчик должен доказать не только факт передачи данной суммы денег, но и фактическое неисполнение договорных обязательств исполнителем. Исполнитель же может оспорить претензии заказчика, и доказать, что он выполнил часть работ по договору. Расторжение договора истцом в одностороннем порядке не было законным, а предоплату нельзя признать неосновательным обогащением, т.к. исполнитель имел вполне законные основания для получения этой суммы.

Пример 2:

Бухгалтер предприятия ошибочно оплатил услуги подрядчика дважды по одному и тому же акту. Излишне уплаченные денежные средства, хотя формально и были перечислены на основании имеющегося договора и акта, все же являются неосновательным обогащением, так как положенная сумма уже была уплачена ранее. Она подлежит возврату.

Пример 3:

В результате путаницы в реквизитах, сумма, которая должна быть выплачена предприятию А, была перечислена предприятию Б. При этом у предприятия-плательщика нет никаких действующих договорных отношений и фактической деловой активности с предприятием Б. Приобретатель неосновательного обогащения (предприятие Б) обязано вернуть обратно ошибочно полученные средства.

Правила по возврату неосновательного обогащения, предусмотренные главой 60 ГК РФ, применяются независимо от того, был ли умысел и что послужило причиной в его получении:

  • недобросовестные действия приобретателя;
  • действия самого потерпевшего;
  • действия третьих лиц;

Для возмещения неосновательного обогащения в натуре не имеет значения даже тот факт, знал ли приобретатель о неосновательности владения данным имуществом или нет. Существуют случаи, когда наличие или отсутствие умысла у приобретателя является решающим фактором для принятия решения о взыскании. На основании ст. 1109 главы 60 ГК РФ, не подлежит возврату заработная плата и приравненные к ней платежи, предоставленные гражданину в качестве средства к существованию, в случае, если с его стороны не было совершено никаких недобросовестных действий для получения этого обогащения.

Если речь идет о возмещении стоимости неосновательного обогащения и убытков в связи с изменением стоимости или ухудшения качеств имущества, то Согласно ст. 1105 и 1107 гл.60 ГК РФ, приобретатель несет дополнительные обязательства с момента, когда ему стало известно о неосновательности владения, но не вернул имущество:

  • возместить потерпевшему убытки, связанные с изменением стоимости или ухудшением качества имущества за этот период;
  • возместить упущенную выгоду за этот период;
  • выплатить проценты за пользование чужими средствами;

Приобретатель согласно ст. 1108 гл. 60 ГК РФ, утрачивает право на возмещение своих расходов на содержание имущества в случае умышленного неправомерного удержания им имущества, которое подлежит возврату.

Порядок взыскания

Первый шаг потерпевшего по возврату неосновательного обогащения – это составление претензионного письма. В нем должно быть указано, кому она направляется, от кого, какое имущество, в каком объеме и на каких основаниях он хочет получить от приобретателя.

К претензии прилагаются копии документов, подтверждающие правомерность требований потерпевшего. В случае отсутствия ответа на претензионное письмо в течение 30 дней, или же получения неудовлетворительного ответа, потерпевший вправе обратиться в суд.

Получение от приобретателя неудовлетворительных ответов в личном общении, либо по телефону или в мессенджерах, не являются юридически значимыми и не отменяют необходимости отправки письменной претензии по почте.

В соответствии со статьей 1102 ГК РФ приобретатель обязан вернуть незаконное обогащение потерпевшему вне зависимости от причин.

Требования к исковому заявлению и срок исковой давности

Срок исковой давности по заявлениям о взыскании неосновательного обогащения начинает исчисляться со дня, когда потерпевшему стало известно о том, что его права были нарушены, и составляет 3 года.

Когда идет речь об неисполненных обязательствах, имеющих определенный срок исполнения, срок исковой давности считается со дня окончания срока исполнения. По обязательствам без оговоренного срока исполнения срок начинает отсчитываться с момента, когда потерпевший приобретает основания требовать исполнения обязательств.

В соответствии со ст. 199 ГК РФ, исковое заявление о взыскании неосновательного обогащения принимается судом вне зависимости от сроков исковой давности. И лишь в случае, если до вынесения судебного решения вторая сторона смогла доказать, что срок давности по данному делу истек, суд выносит решение об отказе в иске.

Исковое заявление о взыскании неосновательного обогащения должно быть оформлено соответствующим образом. Его можно подать как непосредственно в суд, так и онлайн на сайте суда.

В обязательном порядке в иске должны быть указаны:

  • реквизиты истца и ответчика;
  • требования истца к ответчику и ссылки на соответствующие пункты в законодательство;
  • сумма иска и расчеты по этой сумме;
  • сведения о ходе и результатах досудебного урегулирования;
  • список документов, которые прилагаются к иску.

Соотношение кондикции и деликтных исков

Кондикционный иск подразумевает ответственность по возврату неосновательного обогащения, в то время как деликтный иск базируется на недобросовестном поведении ответчика, которое повлекло за собой причинение вреда потерпевшему. Деликтный иск подразумевает не только возвращение имущества, но и обязательное возмещение ущерба.

Выявление вины приобретателя может послужить основанием для преобразования кондикционного иска в деликтный.

Особенности взыскания необоснованного обогащения

При взыскании неосновательного обогащения обязательным является досудебное урегулирование спора. Потерпевший должен отправить Приобретателю претензию и лишь в том, случае, если ответ не получен в течение 30 дней, или получен, но не устраивает потерпевшего, последний имеет право обращаться в суд.

Наличие или отсутствие умысла в действия Приобретателя, Потерпевшего или третьих лиц, не существенно. Ведущее значение имеет сам факт неосновательности обогащения.

Согласно статье 1104 гл. 60 ГК РФ, имущество, полученное в результате неосновательного обогащения, подлежит возврату потерпевшему в натуре. При этом на приобретателе лежат обязательства за умышленное или случайное ухудшение состояния имущества или недостачу в течение периода, когда он узнал о неосновательности приобретения, но не вернул имущество потерпевшему.

В случаях, когда возврат имущества в натуре по каким-либо причинам не представляется возможным, статья 1105 ГК РФ регламентирует возмещение стоимости этого имущества. Приобретатель обязан возместить действительную стоимость этого имущества на момент его неосновательного приобретения, а кроме того убытки, которые понес потерпевший за период, когда он уже узнал о факте неосновательного приобретения, но не возместил его стоимость незамедлительно.

Приобретатель, неосновательно использовавший чужое имущество или услуги, должен возместить потерпевшему сумму, которую он в результате сберег. Стоимость имущества или услуг в этом случае рассчитывается по ценам на то время, когда закончился период пользования, с привязкой к месту, где оно происходило.

Приобретатель, возвращая потерпевшему неосновательно приобретенное имущество, вправе требовать от последнего компенсации расходов на содержание этого имущества. Однако, если было установлено, что имел место такой период, когда он уже знал о том, что это имущество было приобретено неосновательно, но все равно не вернул его потерпевшему, то за этот период он теряет права на компенсацию своих затрат.

Приобретатель также обязан возместить потерпевшему все доходы, которые он получил (или мог получить) с того момента, когда узнал (или должен был узнать) о факте неосновательного обогащения.

Если речь идет о денежном неосновательном обогащении, то с момента, когда приобретатель узнал (или должен был узнать) о неосновательности получения (или сбережения) этих средств, на эту сумму начисляются проценты за пользование чужими денежными средствами.

Человек, который передал принадлежащее ему право другому лицу на основании несуществующего или недействительного обязательства, имеет основания требовать восстановления своих прав и возвращения документов, удостоверяющих право собственности.

В случае, если сделка признана недействительной, имущественные права обеих сторон должны быть приведены в исходное положение. Для приобретателя имущества по недействительной или ничтожной сделке вступают в силу обязательства по возврату неосновательного приобретенного чужого имущества и полученные от него доходы.

Статья 1103 ГК РФ распространяет правила о возврате неосновательного обогащения также и на требования о возврате неосновательно исполненных обязательств, либо о возмещении стоимости оказанных услуг на день окончания исполненных обязательств

Главенствующее значение для производства по делам о взыскании является факт получения неосновательного обогащения. Значение наличия или отсутствия недобросовестного умысла в действиях участников процесса или третьих лиц — вторично и имеет значение лишь для деликтных исков.

Рубрики: Статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *