Отношения. Что делать, если партнер «душит» вниманием, заботой и контролем

Ольга Сон, психолог:

– У любого человека должно быть личное пространство, где он может восстановиться и побыть в себе. Человеку важно возвращаться к своим чувствам, желаниям и увлечениям. Желание быть хорошим, угодным и любимым заставляет нас жертвовать личным пространством и делиться им с ближним.

Обычно контроль, желание проводить время сутками вместе, запреты на отдых в одиночку или обиды, если партнер не хочет делиться своими чувствами, вызваны тем, что партнер воспринимает вас как самого себя. Он не чувствует, где его, а где чужое, где он сам, а где другой.

Зачастую тот, кого в детстве лишали личного пространства, в будущем не может понять, что такое личное пространство другого. Если человек не чувствует своих собственных границ и не знает, на что есть право у него самого, он так же будет нарушать границы близких.

Важно в самом начале отношений обозначить свои границы. Так как обычно на стадии влюбленности партнеры сливаются в одно целое, жертвуют своим временем, своими интересами и работой ради другого, то потом сложно восстановить без обид свое пространство.

Если момент упущен, поможет спокойный разговор. Важно дать понять партнеру, что любовь остается, что вы по-прежнему с ним, чтобы он не почувствовал себя отверженным или чтобы не решил, что его разлюбили. Расскажите о ценности для вас своего личного пространства, а также что чувствуете, когда любимого нет рядом.

Будьте деликатны с партнером: вы же знаете, в чем причина его стремления прилипнуть к вам.

Мария Вайсс, сексолог:

– Потребность в личном пространстве такая же естественная, как в уважении, общении и любви. Иногда пытаясь избежать конфликта, мы жертвуем собой, терпим, но чем дальше это продолжается, тем сложнее разрешить данную ситуацию без потерь. Мы позволяем нарушать наш психологический комфорт, ставя отношения и чувства другого превыше своих, и при этом лишаем себя же возможности построить настоящие, близкие, доверительные отношения.

Теперь проясним, как объяснить партнеру, что такое личное пространство:

  • В первую очередь, если вы еще не сделали этого, заявите свое право на личное пространство, на которое имеет право каждый из нас. Это позволит в дальнейшем избежать недоразумений и скандалов.
  • Предложите своему партнеру также иметь свое пространство, посмотрите на его реакцию.
  • Если все ваши интересы связаны, то проявите инициативу в поиске нового хобби или увлечения. Наверняка вы знаете, какое из своих желаний ваш партнер все время откладывает и никак не может реализовать.
  • Если вы мучаетесь от тотального контроля, проверок телефона, карманов, постоянных звонков, объясните, что самое ценное, что есть в отношениях между двумя людьми, – это чувство бережного и трепетного отношения друг к другу. И что сохранить это можно лишь при условии сохранения личного пространства.
  • Забота и внимание – есть признак любви, но все должно быть в меру. Ведь если класть сахар в чай ложка за ложкой, его невозможно будет пить. Так и с чрезмерной заботой – к ней быстро привыкаешь, ее ценность пропадает.
  • Договаривайтесь, переделать партнера под себя еще никому не удавалось.
  • Объясните, что ваша борьба за свое право на свободу не должна восприниматься неправильно – что вы партнера разлюбили, потеряли к нему интерес, обесценили чувства или завели интрижку. Дайте подтверждение вашей любви и уверенность: что бы ни делал партнер, он сохранит верность и не предаст. Это залог здоровых отношений.

Там, где нет доверия, возникает ревность, жгучее разрушающее чувство, которое зачастую становится причиной завершения отношений. Чаще бывайте вместе, разделяйте интересы друг друга, но уважайте право на личное пространство.

Карина БАРАБАШ

Попытка удушения статья ук рф

В последнее время громких случаев, связанных с угрозами и запугиванием граждан, стало намного больше по сравнению с предыдущими годами, в связи с чем правительству пришлось экстренно принимать новые законы, регулирующие такие нарушения.

Дорогие читатели! Статья рассказывает о типовых способах решения юридических вопросов, но каждый случай индивидуален. Если вы хотите узнать, как решить именно Вашу проблему — обращайтесь к консультанту:

+7 (812) 317-50-97 (Санкт-Петербург)

ЗАЯВКИ И ЗВОНКИ ПРИНИМАЮТСЯ КРУГЛОСУТОЧНО и БЕЗ ВЫХОДНЫХ ДНЕЙ.

Это быстро и БЕСПЛАТНО!

После этого многие заинтересовались тем, какая предусмотрена статья за угрозу и запугивание, а также как можно привлечь виновных к ответственности.

Определение понятий

Вне зависимости от статуса гражданина любая угроза, поступающая с его стороны, рассматривается действующим законодательством как психологическое насилие. Оно никогда не проходит бесследно и, несмотря на то, что особенно серьезными последствия являются в детском возрасте, отрицательное влияние подобного давления сказывается и на взрослом.

Действующее уголовное законодательство предусматривает возможность привлечения граждан к ответственности в случае данного правонарушения в разных формах, зависящих от обстоятельств, при которых оно осуществляется.

Нормы статьи УК РФ

Ключевой нормативный акт, которым регулируется понятие данного правонарушения и ответственность – это статья 119 Уголовного кодекса.

Также предусматривается возможность лишения его свободы или привлечения к принудительным работам на срок до двух лет.

Аналогичное правонарушение, совершенное при наличии идеологической, политической, национальной или религиозной ненависти предусматривает увеличение степени ответственности с возможностью лишения свободы, а также лишения права вести определенную деятельность на протяжении пяти лет.

Комментарии и разъяснения

В соответствии с указанной статьей под объектом угрозы подразумеваются общественные отношения, которые складываются в связи с необходимостью реализации законного права каждого гражданина на жизнь и здоровье.

В соответствии с установленными правилами в качестве потерпевшего может выступать любой гражданин, независимо от его состояния здоровья, возраста, а также возможности осознавать значение или смысл заявленной угрозы, а также каких-либо других обстоятельств.

При этом важно правильно понимать, что обязательный признак угрозы, который должен присутствовать в случае регистрации правонарушения – это ее реальность.

Для признания ее таковой нужно определить, что виновником были совершены определенные действия, позволяющие потерпевшему опасаться возможности реализации заявленных угроз, и что как поведение правонарушителя, так и его взаимоотношения с гражданином объективно говорили о том, что указанные действия являются возможными. Реальность угрозы определяется в каждом случае индивидуально в соответствии с различными обстоятельствами рассматриваемого дела.

Что делать, если вам угрожают

Если гражданину угрожают, он должен незамедлительно обратиться в полицию с соответствующим заявлением. Уполномоченные сотрудники правоохранительных органов должны в обязательном порядке принять поданные документы и провести на их основании проверку вне зависимости от того, каким именно образом человек высказывает угрозы, а также известен ли он потерпевшему.

В данном случае нужно будет указать все необходимые факты и обстоятельства дела, которые имеют значение. Также следует высказать предположения по поводу того, чем может обуславливаться поведение обидчика, и, в частности, возможно, он пытается за что-то отомстить или же требует деньги за неразглашение определенной информации. Все эти сведения могут пригодиться полицейским для корректного расследования рассматриваемого дела.

На протяжении ближайших десяти дней заявление должно быть рассмотрено с последующим вынесением решения о возбуждении дела или отказе в заявленных требованиях. Если заявитель не согласен с итоговым решением, у него всегда есть право на то, чтобы обжаловать его, обратившись в прокуратуру или к начальнику указанного отделения.

Если по причине заявленной угрозы здоровью был нанесен реальный ущерб, со злоумышленника можно потребовать компенсации. Для этого осуществляется предварительный расчет суммы морального ущерба, который должен обосновываться квитанциями, подтверждающими оплату услуг врача и приобретение медикаментов, после чего бумаги вместе с заявлением подаются в суд.

Как доказать преступление

Перечень доказательств, необходимых для обоснования заявленных требований, будет непосредственно зависеть от того, каким образом действует злоумышленник. Если он лично заявил определенные угрозы, то в таком случае целесообразным будет записать его слова на какой-нибудь аудионоситель, а также взять контакты очевидцев, которые смогут в процессе проведения судебного разбирательства подтвердить увиденное.

Также следует записать телефонный разговор для того, чтобы в дальнейшем во время судебного заседания предъявить запись. При получении СМС-сообщения или же каких-либо писем в интернете, следует сохранить их, после чего подать вместе с заявлением в МВД.

Для того чтобы уполномоченные сотрудники правоохранительных органов действительно поверили в реальность заявленных угроз, следует предъявить им какие-то личностные характеристики обидчика.

В частности, отличным подспорьем будет справка о судимости указанного гражданина, а также характеристики, составленные участковым, соседями и работодателем. Если ранее человек уже предпринимал попытки нападения или применял оружие по отношению к потерпевшему, следует сообщить об этом в обязательном порядке, так как данная информация является непосредственным доказательством возможности совершения реального преступления.

Психологическая помощь

В преимущественном большинстве случаев злоумышленники, угрожающие другим гражданам, делают это не с той целью, чтобы в конечном итоге учинить над своей жертвой расправу, а для того, чтобы сломить ее морально. Регулярные угрозы с течением времени создают серьезное давление на психику, препятствуют нормальному общению и жизни, а также являются непосредственным провокатором панического состояния.

Достаточно зайти на официальный сайт МВД для того, чтобы ознакомиться с перечнем номеров данной службы на территории определенного региона. Помимо этого, можно будет получить помощь у квалифицированного психолога, причем лучше всего прибегнуть к такой помощи параллельно с расследованием рассматриваемого преступления для того, чтобы злоумышленника в конечном итоге нашли и наказали.

Помимо этого, всегда можно получить консультацию у опытного юриста, который сможет дать ответ на все интересующие вопросы, а также подскажет, каким образом правильно общаться с правонарушителями и как действовать в данной ситуации. В случае необходимости юрист сможет подать заявление в полицию, после чего направить исковое заявление в суд с требованием о взыскании морального ущерба.

Таким образом, действующим законодательством обеспечивается довольно эффективная защита граждан от угроз и каких-либо попыток запугивания со стороны злоумышленников, и достаточно только знать о том, как действовать в такой ситуации.

  • В связи с частыми изменениями в законодательстве информация порой устаревает быстрее, чем мы успеваем ее обновлять на сайте.
  • Все случаи очень индивидуальны и зависят от множества факторов. Базовая информация не гарантирует решение именно Ваших проблем.

Поэтому для вас круглосуточно работают БЕСПЛАТНЫЕ эксперты-консультанты!

ЗАЯВКИ И ЗВОНКИ ПРИНИМАЮТСЯ КРУГЛОСУТОЧНО и БЕЗ ВЫХОДНЫХ ДНЕЙ.

Покушение на убийство может быть совершено только с прямым умыслом, когда виновный предвидел наступление смерти потерпевшего и желал этого, но такие последствия не наступили по независящим от его воли обстоятельств.

То есть, для квалификации таких действий как покушение на убийство, нужно доказать, что нападавший желал наступления смерти и предвидел это, но ему что-то помешало, возможно кто-то шел мимо. Вам нужно будет работать со следователем, говорить, что нападавший именно хотел убить Вас, но что-то ему помешало. Тогда он взял деньги и убежал.

Можно квалифицировать как покушение на убийство, если следователь захочет.

Ведь нападающие не знали о Ваших 15 тыс. рублях, находящихся в кармане?

И не оставили свои попытки догнать Вас даже после получения денег с целью убийства (устранение потерпевшего с целью сокрытия нападения)?

Это будет совокупность вместе с грабежом тогда (Вы предложили деньги, и нападающие взяли их).

Разбой — это уверенность в наличии денег (ценностей), нападение, взятие добычи и отваливание со всех ног.

Участковый не занимается подобными составами преступлений (покушение).

Это Следственный комитет РФ расследует согласно ст. 151 УПК РФ.

А грабёж будет расследовать полиция.

Здравствуйте Виктор. Привету несколько статей их УК РФ чтоб было более понятнее.

Статья 30. Приготовление к преступлению и покушение на преступление

1. Приготовлением к преступлению признаются приискание, изготовление или приспособление лицом средств или орудий совершения преступления, приискание соучастников преступления, сговор на совершение преступления либо иное умышленное создание условий для совершения преступления, если при этом преступление не было доведено до конца по не зависящим от этого лица обстоятельствам.

2. Уголовная ответственность наступает за приготовление только к тяжкому и особо тяжкому преступлениям.

3. Покушением на преступление признаются умышленные действия (бездействие) лица, непосредственно направленные на совершение преступления, если при этом преступление не было доведено до конца по не зависящим от этого лица обстоятельствам.

Статья 119. Угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью

1. Угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью, если имелись основания опасаться осуществления этой угрозы, —

наказывается обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо ограничением свободы на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до двух лет, либо арестом на срок до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до двух лет.

2. То же деяние, совершенное по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы,

При угрозе убийством необходимо наличие угрозы причинить смерть в будущем, при этом угроза должна восприниматься потерпевшим реально. Угрозы убийства в Вашем случае нет. Покушение на убийство тоже нет. Вы ведь и сами не уверенны что Вас пытались убить. Тем более, что для нападавшего это не представляло особых усилий, а так же убийство не совершено по причинам зависящим от нападавшего, то есть по его воле, а это уже покушением быть не может. Для Вас это только умышленное причинение вреда здоровью или грабеж. Открытое хищение имущества.

Знакомство с материалами этого уголовного дела оставляет, говоря языком обычного читателя, ощущение какой-то «незавершенки». Обвиняемый, разозленный едкой репликой потерпевшей, напал на нее и душил. Но не задушил, вовремя остановившись и не дав собственной ярости довести его до роковой черты.

Следствие вменило подсудимому покушение на убийство. Доказывало наличие в его действиях преступного умысла. Но не доказало из-за недостатка улик, подтверждающих само намерение достичь страшного финала. Только от суда как от инстанции, призванной «являть гражданам торжество справедливости», вынесения приговора при нехватке доказательств, вроде бы, следует ожидать меньше всего.

Что может в этом случае похвастаться «завершенностью» и «достаточностью»? Статистика раскрываемости уголовных преступлений. Ей-то все равно, по «своей» ли статье сидит осужденный и насколько соразмерно наказание степени его вины…

Попытка убийства средней тяжести

…Бригадой скорой медицинской помощи в приемное отделение неврологии Городской клинической больницы №3 г.Кемерово доставлена пациентка. Запись в листе первичного осмотра: «Дата и время осмотра 22.02.2012, 01.13. Жалобы: на головные боли, головокружение. Анамнез: Попытка удушения сожителем… Диагноз: прерванная странгуляционная асфиксия. Отек ГМ?».

В постановлении следователя по особо важным делам СО по городу Кемерово СУ СК РФ по Кемеровской области Колмогорова И.Л. от 27.02.2012г., обстоятельства дела со слов потерпевшей обозначены кратко: «21.02.2012г. в 21 час получила телесные повреждения». А вот подробности и участники этой истории в изложении следствия: «…21.02.2012 года около 22 часов находясь по адресу: г.Кемерово, ул.Радищева…, Лоскутов Евгений Сергеевич 1984 г.р., пытался задушить кожаным ремнем от брюк свою сожительницу Ширшину Ольгу Алексеевну 1985 г.р. По независимым от Лоскутова обстоятельствам наступление смерти Ширшиной удалось избежать…»

Из материалов уголовного дела № 12570197 и экспертизы Кемеровского областного бюро судебно-медицинской экспертизы (ГБУЗ КО ОТ КОБСМЭ) № 1192 от 27.02.2012г. следует, что «определить механизм образования телесных повреждений и тяжесть причиненного вреда можно только после окончания лечения», поэтому оценка тяжести вреда, причиненного здоровью потерпевшей, дается в экспертном заключении КОБСМЭ №1657/1192 от 23.03.2012г. на основе данных объективного обследования, оригиналов медицинских документов и консультаций специалистов. Судмедэксперт Елена Тищенко расценивает исследованные признаки травм как «вред здоровью средней тяжести».

Эксперт делает такой вывод на основе данных обследования. Закрытая травма шеи в виде ссадин, «возможно, от сдавливания шеи ремнем», кровоизлияний в слизистые оболочки рта, зева, гортани, глотки, трахеи сопровождалась развитием механической асфиксии без признаков угрожающего состояния, отмечает специалист. Однако травмы повлекли за собой «длительное расстройство здоровья (временная утрата трудоспособности, продолжительностью свыше трех недель)», а значит, по данному признаку расцениваются как вред здоровью средней тяжести. Тем не менее, вред такой степени тяжести не считается опасным для жизни человека, поскольку не влечет последствий, указанных в статье 111 УК РФ. Об этом говорит и факт выписки Ольги Ширшиной после двух недель нахождения в стационаре 13.03.13г.

«Любовь и прочие обстоятельства»

Если сложить вместе показания, полученные в ходе допросов потерпевшей и обвиняемого, картина получается примерно такая. Вечером 21.02.13г. Евгений Лоскутов и Ольга Ширшина, не менее восьми лет состоявшие в незарегистрированном браке, но, вроде бы, собиравшиеся его зарегистрировать, находились дома, то есть, в арендуемой ими квартире в доме 6А по улице Радищева. Ссоры между ними, по рассказам свидетелей, и раньше не были редкостью, а в тот день молодые люди «общались, ругались, как обычно». Конфликт был вызван, по словам Ольги Ширшиной, тем, что молодые люди «решились разойтись и больше не сожительствовать, но, по всей видимости, ему данное обстоятельство не нравилось». Евгений Лоскутов пояснил, что за две недели «до случившегося хотел уйти, но она меня не пустила». Кто кому не давал уйти, сейчас уже не важно, но в тот вечер Евгений «пытался выяснить причины».

Слово за словом, колкость за оскорблением, взаимная «нецензурная брань» – и вот Евгений, «находящийся в ярости», стоит за спиной Ольги и затягивает на ее шее сложенный петлей кожаный ремень, выдернутый из брюк. Евгений не отпускает ремень, пока Ольга не перестает сопротивляться (оба, и потерпевшая, и обвиняемый, называют примерно пять минут). Тогда он «решил сходить на улицу для того чтобы успокоиться, прийти в себя», так как все еще «был злой на нее»…

Вернувшийся Евгений обнаруживает, что входная дверь закрыта изнутри, а из квартиры доносятся звуки разговора Ольги по телефону о том, «что завтра не выйдет на работу». Оказавшись вновь на улице, он «стал думать, где переночевать». Она, сообщая по телефону о происшествии подруге, слышит его попытки открыть дверь ключом. Приехавшая вскоре подруга вызвала «скорую».

Угроза или покушение?

Приговор Заводского районного суда г. Кемерово от 13.11.2012 г.: «Лоскутов Е.С. признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч.3 ст. 30, ч.1 ст. 105 УК РФ (покушение на убийство)». Согласно назначенному наказанию в виде лишения свободы на срок 6 лет, Евгений Лоскутов отправляется в исправительную колонию строгого режима ИК-44 в Кемеровской области.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда от 19.02.2013г. приговор Заводского районного суда г.Кемерово от 13.11.2012г. в отношении Евгения Лоскутова в основной части оставлен без изменения.

Как значится в протоколе судебного заседания 13.11.12г., представитель защиты Лоскутова А.Новикова обращала внимание суда на необходимость изменения квалификации действий обвиняемого, поскольку они «были направлены не на лишение жизни потерпевшей, а на запугивание и прекращение провокации со стороны Ширшиной». Еще в ходе допроса 02.03.12г. Лоскутов сообщал следователю, что «понимал, что от его действий могла наступить смерть Ширшиной». В действительности убивать потерпевшую он не хотел.

Представитель защиты Лоскутова полагает, что назначенный его подзащитному на время следствия адвокат Надежда Морохова не разъяснила Лоскутову, что покушение на убийство и угроза убийством – различные составы преступления. Это, по мнению защиты, привело к тому, что давая первоначальные показания об отсутствии намерения убивать потерпевшую, Лоскутов в дальнейшем полностью признает вину в покушении на убийство. В то же время, отвечая на вопрос суда об умысле, подсудимый настаивал на том, что накинул на потерпевшую ремень не для того, чтобы лишить ее жизни, а «чтобы она замолчала». Говоря следователю о том, что «хотел убить», Лоскутов, по утверждению адвоката Новиковой, таким образом описывал свое состояние, «уровень злости». Обращаясь к бывшей сожительнице, Лоскутов сказал: «Радует, что я вовремя остановился» (протокол судебного заседания от 05.07.12г.). Но эти противоречия в материалах следствия, касающихся показаний обвиняемого в ходе допросов суд внимания не обратил.

Опираясь на данные судмедэкспертизы, расценившей последствия действий Евгения Лоскутова в отношении Ольги Ширшовой как причинение ее здоровью вреда средней тяжести, а также наличие у подсудимого умысла на угрозу убийством (а не убийство), адвокат просила переквалифицировать состав преступления на ч.1 ст. 112 УК РФ (причинение средней тяжести вреда здоровью, не опасного для жизни человека и не повлекшего последствий, указанных в статье 111 настоящего Кодекса, но вызвавшего длительное расстройство здоровья) и ст. 119 УК РФ (угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью). Суд сохранил прежнюю юридическую оценку действий Евгения Лоскутова, несмотря на то, что ни предварительным следствием, ни дальнейшим судебным расследованием умысел Лоскутова на убийство доказан не был, поскольку материалы дела этого не подтверждают.

Постановлением Кемеровского областного суда от 19.04.2013г. отказано в удовлетворении надзорной жалобы о пересмотре приговора Заводского районного суда г. Кемерово от 13.11.2012г., определения судебной коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда от 19.02.2013г. в отношении Лоскутова Е.С., осужденного за совершение преступления, предусмотренного ст.ст. 30 ч.3 – 105 ч.1 УК РФ.

Председатель Кемеровского областного суда 03.09.2013 г. в удовлетворении надзорной жалобы также отказал.

Итог? Следователь ошибся, а суд в дальнейшем эту ошибку исправлять не стал.

Animus injuriandi с нехваткой доказательств

Насколько верно дана судом юридическая оценка действий Евгения Лоскутова? Попробуем разобраться вместе с представителем защиты осужденного Инессой Рудниченко.

Как сказано в приговоре Заводского районного суда г. Кемерово от 13.11.2012г., «О наличии у Лоскутова Е.С. прямого умысла на причинение потерпевшей Ширшиной О.А. смерти свидетельствуют»:
1. способ совершения преступления – удушение при помощи петли, изготовленной из кожаного ремня, локализация телесных повреждений (…),
2. локализация телесных повреждений (в виде ссадин шеи, кровоизлияний в слизистые полости рта, зева, гортани, глотки, трахеи) – шея – жизненно важный орган человека,
3. поведение Лоскутова Е.С., предшествовавшее совершению преступления («… снял с брюк ремень, и стоя за спиной Ширшиной О.А. накинул его на шею, предварительно вставив один конец ремня в бляху, чтобы получилась петля…», таким образом приспособив орудие преступления), а также во время (…) и после совершения преступления».

Можно ли говорить, что прямой умысел (аnimus injuriandi; — лат.) на убийство определяется именно использованием поясного ремня? Сам факт удушения при помощи петли, изготовленной из ремня, еще не может свидетельствовать о намерении Евгения Лоскутова убить Ольгу Ширшину. На отсутствие умысла Лоскутова Е.С. на убийство потерпевшей указывает и то, что, как с ее слов зафиксировано протоколом, «во время удушения Лоскутов Е.С. угроз убийством не высказывал».

Скорее всего, судя по действиям Лоскутова, он, разозлившись, использовал первое, что под руку попалось. А если бы он в горячке схватил молоток или утюг, выдернув его шнур из розетки? При банальных «кухонных разборках», как известно, порой и чайник в голову собеседника летит. Есть в случае использования в споре чайника или молотка в качестве аргумента «умысел»? В том-то и дело, что не всегда «способ совершения преступления свидетельствует о наличии прямого умысла» на причинение потерпевшему смерти.

А подтверждает ли наличие умысла на убийство локализация повреждений именно на шее потерпевшей? По версии следствия, осужденный удерживал ремень до потери Ольгой Ширшиной сознания. Вопрос: является ли такое состояние человека смертью? Один из защитников Лоскутова, адвокат Валерий Степанов приводит в пример соревнования по спортивным единоборствам. Соперник проводит удушающий прием с целью лишения противника сознания. Борцам знаком этот достаточно жесткий технически удушающий способ лишения соперника активности посредством контроля его головы («треугольник», «гильотина» либо «удушение Иезекииля») с перекрытием сонной артерии, когда человек, если не ослабить захват, после 2-3 секунд обычно отключается. Потерю сознания рефери не оценивает как покушение на убийство, и никто не судит за это спортсмена. Кстати, согласно международной статистике, в спортивном дзю-до и джиу-джитсу никогда не случалось смертей от удушения.

Разумеется, атака на борцовском ринге и нападение на человека «по бытовухе» – все-таки различные вещи. Но в любом случае доведение человека до потери сознания не означает и еще не доказывает умысла на его убийство.

Форс-мажор как тормозной рычаг

Исходя из мнения суда, жизнь Ольги Ширшиной подвергалась непосредственной угрозе, однако смертельный исход не наступил (умысел на убийство не доведен до конца) «вследствие стечения обстоятельств, объективных причин, не зависящих от намерений Лоскутова Е.С.». Разве?

«Лоскутов Е.С. осознавал общественную опасность своих действий, предвидел возможность наступления смерти Ширшиной О.А», и, очевидно, именно поэтому «прекратил совершение активных действий – удушения, только после того, как потерпевшая перестала сопротивляться». Будь у Лоскутова действительные намерения убить сожительницу, тем более, в условиях, когда ему никто не мог помешать, он, вероятно, вполне мог бы «воплотить умысел». Ведь Лоскутов мог и не «прекращать удушение», однако остановил себя сам. Выходит, он как раз не выполнил «все достаточные и необходимые от него действия, которые намеревался совершить, для достижения преступного результата – смерти потерпевшей», ведь она осталась жива (при этом не оспаривается наличие полученных Ольгой Ширшиной травм).

Вывод? Суд в вынесении приговора не основывался на материалах дела, установивших ранее, что «Лоскутов Е.С. прекратил свои преступные действия самостоятельно», когда «потерпевшая перестала сопротивляться». Однако она продолжала дышать. Мог Лоскутов продолжить воздействие «на область шеи» потерпевшей? Мог. Но он этого не сделал, хотя имел все возможности. В чем же «стечение обстоятельств, не зависящих от намерений Лоскутова Е.С», помешавших ему довести дело до конца? Понятно еще, если бы на квартиру вдруг обрушился тайфун, или в нее ворвались сотрудники полиции. Тогда бы удушение точно не состоялось «независимо от намерений» Лоскутова. А если душитель добровольно «ослабляет захват» и отпускает жертву, не предпринимая дальнейших действий, направленных на возможное лишение ее жизни, очевидно одно: намерения убивать он не имел.

Здесь уместно вспомнить о содержании протокола проверки показаний обвиняемого на месте преступления. Лоскутов видел, что потерпевшая дышала после того, как он ее отпустил, и ушел из квартиры, не воспользовавшись реальной возможностью продолжить преступление. Протокол допроса обвиняемого от 02.03.12 фиксирует ответ Евгения Лоскутова на вопрос следователя, по какой причине он перестал душть Ширшину: «Она перестала оказывать сопротивление, кроме того, у меня прошла злоба, то есть, я успокоился, пришел в себя».

Суд также расценивает поведение Евгения Лоскутова после совершения преступления, как еще одно свидетельство наличия у него прямого умысла на лишение жизни потерпевшей. Согласно выводу суда, это подтверждается тем, что Лоскутов покинул место преступления и никаких действий, направленных на оказание помощи потерпевшей, не осуществлял. Но в материалах предварительного следствия и в ходе судебного разбирательства установлено, что «Лоскутов Е.С. вышел из квартиры», где было совершено преступление, не с целью скрыться, а с целью успокоиться. Через 10 минут, «успокоившись и потерев лицо снегом», он вернулся в подъезд, но не смог попасть в квартиру, дверь которой к тому моменту Ольга Ширшина заперла изнутри. Наверное, он мог бы вызвать ей «скорую», если бы имел мобильный телефон и возможность оценить состояние потерпевшей. Но утверждать, что отсутствие такого его действия означает прямой умысел на лишение жизни потерпевшей, по меньшей мере, нелепо.

Суд и дело № 1/540/2012

Как видит эту историю суд? Евгений Лоскутов твердо намеревался убить сожительницу и потому ее душил. О чем свидетельствуют материалы предварительного и судебного расследования? Евгений Лоскутов душил сожительницу, но не убил, так как не ставил такой цели. Своей вины и осознания общественной опасности содеянного Лоскутов не отрицал ни в качестве подозреваемого, ни в качестве обвиняемого.

Никто не требует оставить преступление безнаказанным и не оправдывает душителя. Только стоит помнить о том, что наказание должно быть справедливым, то есть соответствовать по своей тяжести степени вины. При отсутствии безоговорочного доказательства прямого умысла на убийство, человек, наверное, не должен отправляться на зону по ст. 105 УК РФ.

Наличие умысла на убийство не подтверждено, потому что подтвердить его следствию до сих пор нечем. И в приговоре Заводского районного суда Кемерово вместо этого подтверждения мы вынуждены читать лишь перечисление действий, отражающих последовательную цепь событий злополучного вечера 21.02.2012г.

А был ли вообще умысел? – спросит читатель. Умысел, похоже, был, и отрицать это невозможно. Но умысел не в смысле заранее обдуманного убийства, а как возникшая внезапно реакция в ответ на оскорбление. Раз так, и результатом противоправных действий стало не лишение жизни, а причинение здоровью потерпевшей вреда средней тяжести, то и оцениваться эти действия обязаны по данному признаку. Покушение на убийство и причинение вреда здоровью – не одно и то же, и санкции по этим статьям в корне различны. Это знает даже первокурсник юридического факультета.

Что сегодня? Защита обжалует в Верховном Суде РФ приговор Заводского районного суда г.Кемерово от 13.11.2012г. по делу № 1/540/2012 в отношении Евгения Лоскутова и просит переквалифицировать его действия со ст. 30 ч.3, 105 ч.1 УК РФ на ст.112 ч.1 УК РФ.

Защита опирается на принцип единства судебной практики и на принятые судебные акты: Постановление Президиума Московского городского суда от 22.11.2007г. по делу № 44у-1219/07, Постановление Президиума Московского городского суда от 18.09.2009г. по делу № 44у-275/09, Постановление Президиума Московского городского суда от 23.10.2009г. И если суды Кемерово о московских постановлениях еще могут не знать, то с Определением ВС РФ от 03.04.2002 № 52-Д02пр-2 и Постановлением Президиума ВС РФ от 10.08.2005г. об утверждении обзора судебной практики за 2 квартал 2005г., может быть, однажды познакомятся.

Кто спорит, статистика раскрываемости преступлений — вещь для следствия немаловажная. Тем более, что за раскрываемость особо тяжких преступлений правоохранителям — и продвижение по службе, и уважение общества. И все же (понятно почему), хочется, чтоб реальные убийцы у нас сидели за реальные убийства (или покушения). А реальный причинитель вреда здоровью мотал срок только за тот конкретный вред, который причинил. Не ради статистики, а во имя объективности правосудия.

Квалификация степени тяжести телесных повреждений при сдавлении органов шеи руками или петлей

В практике судебномедицинского эксперта не представляют собой редкости случаи, когда при обнаружении на шее следов, образовавшихся в результате сдавления ее руками или петлей, эксперт должен решать вопрос о степени тяжести телесных повреждений.

Единого мнения по вопросу о том, каково в этих случаях должно быть заключение эксперта, нет и это можно проиллюстрировать следующими примерами:

Гр-ка М., 28 лет, заявила, что 4 ноября сожитель душил ее за горло. Освидетельствование было произведено на следующий день. Было обнаружено, что на передней поверхности шеи, по ходу левой половины щитовидного хряща, имелись 3 ссадины полулунной формы, размерами от 0,6×0,2 см до 1×0,3 см розового цвета, со слегка возвышающимися корочками. В конъюнктиве обоих глаз усматривались кровоизлияния размером до горошины. На веках отмечены были мелкие точечные кровоизлияния.

Эксперт в этом случае дал заключение, что гр-ке М. нанесены легкие телесные повреждения.

В другом случае гр-ка 3., 16 лет, заявила, что 16 июня, когда она шла домой, ее остановил неизвестный гражданин, который предлагал подвезти ее на велосипеде домой. Она отказалась. После этого он начал душить ее за горло. Что с ней было потом не помнит. Прийдя в сознание она увидела, что лежит на земле, трусы на ней оказались разорванными. Освидетельствование гр-ки 3. было произведено через 2 дня, причем было установлено, что -на передней поверхности шеи в области щитовидного хряща расположено 10 ссадин различной формы (полулунной, продолговатой, округлой) размерами от 1×1 см до 1,5×0,1 см (рис. 1)

В области конъюнктивы обоих глаз имелись полосчатые кровоизлияния (рис. 2). Мелкие кровоизлияния наблюдались на коже век. На правой боковой поверхности языка имелась ссадина неопределенной формы, размером 0,6×0,2 см.

В этом случае экспертом дано было заключение, что гр-ке З. нанесено тяжкое телесное повреждение.

Рис. 1. Ссадины на шее от сдавления руками.

Рис. 2. Кровоизлияния на глазных яблоках.

Приведенные два случая относятся к сдавлению шеи руками. Аналогичные расхождения в оценке их тяжести мы находим и в случаях сдавления шеи петлей. Так, гр-ка Р., 27 лет заявила, что 22 июня муж и его сестра избивали ее, а потом сдавливали ей веревкой шею. Гр-ка Р была освидетельствована через 5 дней. На шее у свидетельствуемой была отмечена низко расположенная странгуляционная борозда без кожных валиков. Наибольшая ширина ее спереди доходила до 2 см, на боковых поверхностях шеи — до 1 см. На задней поверхности шеи она прерывалась. Цвет ее был розовый с синюшным оттенком, без рисунка материала петли. Кровоизлияний на соединительных оболочках глаз обнаружено не было. Каких-либо указаний на потерю сознания в момент сдавления шеи в акте нет.

Заключением эксперта повреждения, (нанесенные гр-ке Р., отнесены к легким.

В другом случае, гр-ка Г., 32 лет, заявила, что 18 мая брат мужа, ругал ее на чердаке. Что с ней было потом, не знает. Очнулась на земле у дома. При освидетельствовании, .произведенном на следующий день, были отмечены и зафиксированы ясно выраженные следы сдавления шеи петлей в виде странгуляционной борозды. При освидетельствовании у гр-ки Г. отмечалась некоторая охриплость голоса и покраснение слизистой зева.

На основании приведенных данных эксперт дал заключение, что повреждения, нанесенные гр-ке Г., относятся к тяжким.

На примере приведенных случаев из экспертной практики мы имеем возможность убедиться в существовании двух диаметрально противоположных подходов к оценке разбираемых нами телесных повреждений.

Разумеется, такое положение не может быть признано нормальным. Поэтому нам представляется целесообразным обосновать то правило, в существовании которого практика так нуждается, то есть определить, каким же должен быть правильный подход к оценке указанных повреждений.

Нетрудно видеть, что в первых из приведенных двух групп случаев эксперт подошел к оценке этих повреждений с точки зрения их локального значения без учета реакции на такие повреждения со стороны организма в целом. И действительно, те повреждения, которые в данном случае явились объектом экспертного исследования, если их рассматривать изолированно от организма в целом и безотносительно к способу их нанесения, являются легкими.

Но можно ли рассматривать давление на область шеи только как местное воздействие, не учитывая реакции на это давление со стороны всего организма и центральной нервной системы его, в частности. А что такая реакция действительно имеет место, показывает ряд данных, находимых нами в литературе.

Известно, что даже ушиб передней части шеи представляет опасность вследствие того, что травмируется обычно гортань, богатая нервами. Появляющийся после ушиба шеи болезненный симптомокомплекс — шок, иногда заканчивается смертью.

Таким образом, механическое воздействие на шею должно привлекать серьезное внимание судебномедицинского эксперта.

В доступной нам судебномедицинской литературе мы не нашли указаний на то, как определять степень тяжести телесных повреждений у лиц в случаях сдавления их шеи руками или петлей, повлекших за собой начальные явления асфиксии.

В руководстве Гофмана имеется описание случая Дитриха, где повреждение рожков подъязычной кости и гортани явились основанием для отнесения этих повреждений к разряду тяжких.

Раньше существовало мнение, что основным фактором/влияющим на организм при сдавлении шеи является прекращение доступа воздуха в дыхательные пути. Однако сейчас уже считается общепризнанным, что не прекращение доступа воздуха в дыхательные пути является основным в наступлении смерти при задушении, а последнее связано со сдавлением сосудистонервных пучков в области шеи, вызывающим расстройство функции центральной нервной системы.

Гофман, в частности, считает, что при сдавлении шеи возможны повреждения блуждающего нерва, и в подтверждение этого приводит случай, когда мужчина поступил в клинику через несколько дней после попытки самоповешения по поводу трепетания сердца, потери голоса, затруднения глотания. Автор считает, что в данном случае имело место повреждение ствола блуждающего нерва над местом отхождения гортанного и под местом отделения глоточного нерва. Голосовые связки были неподвижны, чувствительность слизистой гортани отсутствовала. Наблюдался паралич верхних гортанных нервов (от сжатия),

Плачек же говорит, что местного сдавления блуждающего нерва нет, в виду его защищенного положения, и никаких изменений в нем не происходит. Последним автором были проведены опыты, и установлено, что независимо от того, находились ли блуждающие нервы под давлением петли или вне этого давления, замедление сокращений сердца происходило вследствие раздражения центров их в продолговатом мозгу.

В наблюдаемых нами случаях имели место и хрипота и затруднение глотания, но мы склонны все же считать, что происходит не непосредственное раздражение блуждающего нерва, а раздражение его рефлекторным путем.

В настоящее время совершенно ясно, что в случаях сдавления органов шеи имеет значение механическое воздействие на сосуды и нервы шеи, рефлекторное влияние на головной мозг, кислородное голодание его и рефлекторная остановка сердечной деятельности.

И. П. Павлов в лекциях о работе больших полушарий головного мозга говорил: «Давно известно, что прекращение кровообращения в коре скорее, чем во всех других тканях тела ведет к окончательному и необратимому нарушению ее функции».

И. Р. Петров, детально изучавший влияние кислородного голодания на кору головного мозга, отмечает, что центральная нервная система наиболее чувствительна к малейшему нарушению кислородного режима, причем самыми чувствительными являются филогенетически более молодые образования (кора головного мозга и мозжечок). Значительно менее чувствительны более древние образования, а именно: стволовый отдел мозга, продолговатый и спинной мозг.

При остро развивающемся кислородном голодании в первую очередь страдают сложные функции высшей нервной деятельности: происходит потеря ориентировки и способности реально оценивать окружающие события. После перенесенного тяжелого кислородного голодания наступают амнезия и атаксия. При полном прекращении снабжения кислородом уже через 2,5—3 минуты в коре и в мозжечке возникают фокусы некроза. До известного предела эти явления обратимы.

О том, что происходит, в организме человека при сдавлений шеи петлей или руками, в случаях, когда- то давление является кратковременным, мы находим указания у Игнатовского, Гамбург.

Значительный интерес в этом отношении представляют работы Беллина,. Вроблевского, Ильина, описывающих наблюдавшиеся ими явления у оживленных повешенных. Указанные авторы отмечают, что в прижизненном течении асфиксии прежде всего теряется сознание, а впоследствии теряются вегетативные функции. Восстановление функций происходит в обратном порядке — сначала восстанавливаются вегетативные функции, а затем функции спинного мозга, стволовой части мозга, гипоталамических областей и коры.

При асфиксии главный удар получает кора головного мозга. Потеря сознания при асфиксии обуславливается прекращением процессов окисления в головном мозгу, реагирующем чрезвычайно быстро на всякое изменение качества крови.

Подтверждением — быстрого наступления бессознательного со- стояния авторы считают тот факт, что ни один повесившийся самостоятельно спастись не мог.

Наблюдения экспериментаторов (Миновичи, Флейшман) так же подтверждают быструю потерю сознания. Оба экспериментатора отмечали, что еще до потери сознания они теряли ориентировку.

Продолжительность бессознательного состояния; повидимому, служит выражением степени изменений, происшедших в мозгу Она зависит от продолжительности пребывания в петле — чем скорее повесившийся снят с петли, тем короче бессознательное состояние.

Судороги следует считать результатом воздействия асфиктической крови на продолговатый: и спинной мозг и на мышцы, в связи с раздражением других нервных центров и глубоким нарушением химизма мышечных процессов.

В зависимости от характера висения (положения петли и длительности давления на шею) раньше или несколько позже присоединяется кислородное голодание.

Одним из важных признаков, наблюдаемых у своевременно снятых с петли, является дефект памяти — амнезия. Степень ее, повидимому, находится в известной зависимости от продолжительности потери сознания и пребывания в петле.

При освидетельствовании в Харьковской судебномедицинской амбулатории лиц, шея которых подверглась сдавлению мы чаще наблюдали следующие признаки асфиксии.

Экхимозы — мелкие кровоизлияния на соединительных оболочках глаз, на коже лица, чаще век. Образуются они по мнению авторов в результате застоя крови; связанного с затруднением оттока ее от головы. Опыты на животных показали; что экхимозы образуются в судорожном периоде асфиксии, вследствие повышения кровяного давления и застоя крови, под влиянием которого образуются разрывы капилляров и мельчайших сосудов.

Следы на шее — в виде ссадин или странгуляционной борозды. Странгуляционная борозда образуется быстро и бывает заметна до 1—2 недель, сохраняя иногда даже рельеф поверхности сдавливавшего шею предмета.

Боль в горле, особенно при глотании. В случаях повреждения гортани или подъязычной кости ощущение — боли может быть довольно длительным.

Хрипота и даже потеря голоса, что объясняется опуханием черпаловидного хряща.

Нами было изучено 12 случаев из практики Харьковской судебно-медицинской амбулатории, когда имели место явления асфиксии, развившиеся в результате сдавления органов шеи руками или петлей, причем в 7 случаях органы шеи были сдавлены петлей, а в 5 — руками.

Анализируя все наши случаи, Следует отметить, что потеря сознания наблюдалась в пяти случаях. В семи актах об этом признаке вовсе не упоминается и была ли потеря сознания, остается неизвестным.

Судороги наблюдались только в одном случае у гр-ки В., которая 5 суток не приходила в сознание.

Дефект памяти отмечали 4 свидетельствуемых. Психопатическое состояние осложнило состояние в послеасфиктическом периоде в одном из наших случаев. Экхимозы на соединительных оболочках глаз наблюдались в 8 случаях. В трех случаях об этом признаке совсем не говорится.

Боль в горле, особенно при глотании, отмечали четверо свидетельствуемых, в этих же случаях имела место хрипота.

Таким образом, наиболее часто встречаются кровоизлияния на глазных яблоках, затем потеря сознания, дефект памяти и хрипота.

Как же следует устанавливать степень Тяжести телесных повреждений в подобных случаях? С нашей точки зрения, во всех разобранных нами случаях повреждения в момент нанесения являлись опасными для жизни, а, следовательно, они должны быть рассматриваемы как тяжкие.

Обоснованием этого, в частности, является наличие основных признаков, указывающих на проявление асфиксии в сочетании со следами на шее в виде ссадин, кровоподтеков или странгуляционной борозды.

Одним из таких признаков следует считать покраснение соединительных оболочек глаз и кровоизлияния в них. Этот признак указывает на развивавшуюся асфиксию и является объективным показателем ее.

Что касается потери сознания, и судорог, то эти признаки могут быть учитываемы только в тех случаях, когда имеются объективные данные, указывающие на действительно имевшие место потерю сознания и судороги. Такими объективными данными являются истории болезни и, в некоторых случаях, показания свидетелей.

Боль в шее — признак субъективный и не является показателем имевшей место асфиксии.

Хрипота может иметь только относительное значение и лишь в совокупности с другими признаками.

Исходя из всего, изложенного, мы считаем, что при обнаружении следов давления на поверхности шеи таковые не могут быть учитываемы изолированно, без связи с состоянием всего организма.

Как видно из приведенного, давление на область шеи может вызвать тяжелые нарушения функции организма и, в частности, нарушение функции центральной нервной системы. В свете сказанного, само сдавление органов шеи является опасным для жизни.

При таком положении рассматриваемые повреждения должны быть относимы к разряду тяжких телесных повреждений.

Таким образом, телесные повреждения, вызванные сдавлением шеи, могут быть двоякого рода: либо это легкие телесные повреждения — когда имеются только следы насилия на шее и не было признаков развивавшейся асфиксии, либо это тяжкие телесные повреждения — когда имеются объективные признаки начинавшейся асфиксии, одним из которых являются кровоизлияния в глазных яблоках.

ЛИТЕРАТУРА

  1. Беллин Э. Ф.— Нервные и душевные расстройства у оживленных повещенных и их эквиваленты. Судебномедицинское значение этих расстройств. Харьков, 1896.
  2. Вроблевский П. М.— О болезненных явлениях, наблюдаемых у оживленных после повешения. Арх. крим. и суд. мед. Харьков, 1926 г., т. І, кн. I, стр. 61.
  3. Гамбург А. М. — Судебномедицинская экспертиза обвиняемого, Киев. 1948 г.
  4. Ильин А. С. — Три случая ретроградной амнезии у оживленных повесившихся. Сб. Суд. мед. эксп., 1931. Ks 15, стр, 44,
  5. Петров И. Р. — Кислородное голодание головного мозга, Ленинград, 1949 г.
  6. Плачек. — Значение блуждающего нерва в смерти от повешения. Редкий случай слепоты у человека, оставшегося в живых после попытки к самоубийству через повешение. В кн. Юбил. сб. научн. раб. Пермской I б-цы, Пермь, 1934.

Попытка задушить

Здравствуйте, Александра.

Искренне Вам сочувствую. Если Вы еще не обращались в травмпункт, то сегодня советую обратиться, необходимо зафиксировать повреждения (если таковые имеются — вы все-таки с лестницы упали и ударились головой). Для привлечения Вашего мужа к уголовной ответственности всё это будет важно, как и показания свидетелей(соседей). Что касается наказания, то в зависимости от того, какой вред был Вам нанесен:

1) Статья 112 Уголовного кодекса.

1. Умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью, не опасного для жизни человека и не повлекшего последствий, указанных в статье 111 настоящего Кодекса(потеря зрения, речи, слуха либо какого-либо органа или утрата органом его функций, прерывание беременности, психическое расстройство, заболевание наркоманией либо токсикоманией, или выразившееся в неизгладимом обезображивании лица, или вызвавшее значительную стойкую утрату общей трудоспособности не менее чем на одну треть или заведомо для виновного полную утрату профессиональной трудоспособности), но вызвавшего длительное расстройство здоровья или значительную стойкую утрату общей трудоспособности менее чем на одну треть, —

наказывается ограничением свободы на срок до трех лет, либо принудительными работами на срок до трех лет, либо арестом на срок до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до трех лет.
2) Статья 115 УК РФ

1. Умышленное причинение легкого вреда здоровью, вызвавшего кратковременное расстройство здоровья или незначительную стойкую утрату общей трудоспособности, —

наказывается штрафом в размере до сорока тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех месяцев, либо обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до одного года, либо арестом на срок до четырех месяцев.

3) Статья 116 УК РФ

1. Нанесение побоев или совершение иных насильственных действий, причинивших физическую боль, но не повлекших последствий, указанных в статье 115 настоящего Кодекса, —

наказываются штрафом в размере до сорока тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех месяцев, либо обязательными работами на срок до трехсот шестидесяти часов, либо исправительными работами на срок до шести месяцев, либо арестом на срок до трех месяцев.

Статья 119. Угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью

1. Угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью, если имелись основания опасаться осуществления этой угрозы, —

наказывается обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо ограничением свободы на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до двух лет, либо арестом на срок до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до двух лет.

С уважением, Комарова Оксана.

Рубрики: Статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *