kungurov

А не посягнуть ли мне на территориальную целостность Рассиюшки хотя бы в гипотетическом ключе? Еще 3-5 лет назад любые разговоры о сибирской государственности, отдельной от РФ, я считал бердом ипанутых маргиналов. Это и был бред ипанутых маргиналов. Сепаратистское движение в Сибири не имело ни малейшей социальной базы и политических перспектив. Но ведь и движение Донецкая республика на Украине ассоциировалось с клоунадой кучки больных на голову экстремистов, особенно после запрета этой организации в 2007 г. А теперь это – правящая партия в ДНР. Да и саму ДНР во всем ее бандитско-гопницком великолепии никто не мог представить в самом страшном сне еще в начале 2014 г.
Так что исключать в ближайшем будущем появления на политической карте какой-нибудь Республики Сибирь, Сибирской федерации или даже Евразийского Союза (с участием регионов Большого Урала) я бы не стал. Тем более, исторический прецедент имел место быть, да и идейный базис у сибиряков-самостийников поглубже, уже более полутора веков насчитывает. Но речь сейчас пойдет не об абстрактном будущем, а о конкретном политическом настоящем, в котором сибирскому сепаратизму нет никакого места… на первый взгляд.
Путинский рейх гниет и распадается. По законам жанра проблемы метрополии сбрасываются на периферию. Пока у сытых, изнеженных москвичей всего лишь отнимают возможность наблюдать в избирательных бюллетенях фамилии альтернативных кандидатов, в колониях творится вполне себе заурядный геноцид: аборигенов травят выбросами с грязных производств, заваливают ядовитым столичным мусором, гробят их в ветхих рудниках и шахтах, уничтожают целые населенные пункты в ходе рукотворных, или не очень, наводнений, выжигают миллионы гектаров леса, заставляя существовать в условиях дымной пелены, их лишают белого снега и чистой воды. Даже Байкал умудрились засрать, в нем вода теперь цветет и воняет, как в каком-нибудь Истринском водохранилище.
Разваливающаяся инфраструктура систем жизнеобеспечения приводит к тому, что появляются целые города-призраки. Та же судьба ожидает населенные пункты, в которых градообразующие предприятия в условиях колониальной политики становятся нерентабельными. Население бежит из этой разрастающейся черной дыры куда глаза глядят. Оставшиеся с завистью смотрят на китайцев, которые на своей земле чувствуют себя хозяевами. На тех же китайцев аборигены глядят с лютой ненавистью, когда власти метрополии «импортозамещают» выбывшее население за счет узкоглазых мигрантов. И ладно бы только выбывшее! Иногда местным «индейцам» без всякого стеснения предлагают потесниться.
Все это, разумеется, вызывает недовольство у 28 миллионов жителей азиатской части РФ. И даже те, кто, как им кажется, сыр в масле катают, например, нефтяники и шахтеры, приезжая в столицу, с удивлением узнают, что их зарплату в 50-70 тыс. руб. здесь имеет продавец в киоске, а официантка в ресторане, куда они пришли посорить трудовым рублем, гребет 100-150 килорублей в месяц. Москвичам не приходится отхаркивать из легких угольную пыль и выходить на пенсию по инвалидности в 50 лет оттарабанив четверть века на уютном 60-градусном морозце. Порождает это классовую ненависть к зажравшимся москалям? Еще как! Разве не задумывается работяга в Саранпауле или Прокопьевске о несправедливости такого расклада: за Уралом, где проживает 19% населения Ебанатория, производится почти 70% национального дохода сырьевой империи, но все это со смаком прожирается где-то там, в окрестностях Рублевки, а местным достается лишь нищета, безнадега и экологический ад?

К счастью для колониального центра и ее администрации (90% гауляйтеров – варяги, дабы не дать консолидироваться местным элитам) наиболее «пассионарная» часть населения Сибири и Дальнего Востока видит выход не в борьбе за свои социальные и экономические права, а в бегстве. И пока есть, куда бежать, накопления «горючего материала» в азиатских владениях Москвы не происходит, базиса для возникновения сепаратистских движений не возникает. Поэтому метрополия в условиях затяжной экономической депрессии безбоязненно наращивает надои и сокращает и без того символические вложения в сырьевые колонии. Вот тут и возникает потенциальный риск чутка перегнуть палку и вызвать бунт даже таких миролюбивых приматов, как представители подвида Terpila Sibirskaya.
Сейчас Сибирь, как известно, горит. Официально власти признают 1,5 млн гектаров тайги, охваченной огнем, иногда проговариваются про два миллиона. Вчера один из бельгийских телеканалов продемонстрировал космические снимки горящей Сибири. Эксперт-метеоролог сказал, что масштаб уничтожения лесов, конечно, чудовищный, в настоящий момент охвачено огнем ПОРЯДКА 4-5 МИЛЛИОНОВ ГЕКТАРОВ леса. Учитывая, что сезон пожаров начинается в апреле, и заканчивается в октябре, итоговый ущерб зеленым легким планеты пока подводить рано. Далее он успокоил европейскую общественность: мол, роза ветров в Северном полушарии такова, что смог от пожаров в принципе не дойдет до стран ЕС, хотя жители Поволжья, а возможно, даже Москвы почувствуют своими бронхами отголоски сибирского огненного ада.

В среднем в РФ сгорает ежегодно порядка 2 млн га лесов. Этот год уж точно побьет все рекорды. Поскольку тайга полыхает каждый год, пропаганда успешно внушила населению, что пожары носят естественный характер, а что естественно – то хорошо. На пепелищах, дескать, потом лес растет лучше и прочее бла-бла-бла. Конспирологи же сейчас вовсю сеют по тырнетам теорию заговора: мол, злодеи специально жгут тайгу после громких арестов боссов лесной мафии, например, министра лесного хозяйства Иркутской области Сергея Шеверды, который санкционировал «санитарную вырубку» в заказнике «Туколонь».
Действительно, после возбуждения уголовного дела в отношении Шеверды, 29 июня, именно в районе незаконных вырубок возник пожар, причем в тот самый момент, когда осмотр места преступления производили сотрудники природоохранной прокуратуры. В пользу версии поджога свидетельствует тот факт, что менее чем за два часа пожар распространился на площадь более 25 га, что естественным образом в условиях безветрия произойти никак не могло.
Тем не менее, говорить о естественном происхождении пожаров, конечно, не приходится. Леса Канады находятся в том же поясе, что и сибирская тайга, однако там почему-то само собой на миллионах гектаров ничего не возгорается. Несколько лет назад, когда площадь лесных пожаров в Канаде достигала на пике 200 тыс. га, об этом мировые СМИ сообщали как о чрезвычайном происшествии, даже по «России-1» ежедневно дикторы сообщали о небывалом разгуле огненной стихии на североамериканском континенте. Учитывая, что площадь канадских лесов 346 млн га, а в РФ – 770 млн га, масштаб сибирских пожарищ в год, который не отмечен какой-то феноменальной засухой, следует как-то объяснить. Смотрим на карту и ах…еваем.

Объяснение настолько просто, что категорически не укладывается в голове у обычных людей, и даже экспертов. В прошлом году, например, Greenpeace провела следующий анализ: наложила данные спутникового мониторинга лесных пожаров на карту хозяйственной деятельности в некоторых регионах Сибири и Дальнего Востока. Выяснилось, что большинство пожаров произошла именно в результате техногенного воздействия на окружающую среду. Но в данном случае, стоит особо это подчеркнуть, они учитывали только официальные данные об экономической деятельности лесозаготовителей, данных о подвигах лесной мафии экологи не имели. Но даже то, что сообщают гринписовцы, должно навести на некоторые подозрения:
«Доля пожаров от контролируемых выжиганий в Красноярском крае составила 65%, в Амурской области — 99%».
Для тех, кто не в курсе: контролируемые выжигания – это как раз профилактическая мера предотвращения пожаров и способ локализации очагов возгораний. Если на пути огневого фронта создать полосу выжженного леса, то распространение огня остановится. А тут мы видим, что меры по профилактики пожаров становились главной его причиной. Вывод же исследователи делают такой:
«Данные о человеческой деятельности вблизи очагов пожара не доказывают, что причиной возгорания был человек. Однако по мнению экспертов Greenpeace’s Global Mapping Hub, исследование указывает на то, что существует высокая вероятность взаимосвязи между деятельностью человека и возникновением пожаров, особенно в малонаселенных регионах».
О, наивные белые люди! В ваших разумных головах не может возникнуть даже тень предположения, что в Ебанатории сжигать лес экономически целесообразно. Ведь здесь действует мафия, и руководствуется она сугубо криминальной целесообразностью. Вор, ограбивший склад на миллион, поджигает его, уничтожая товар на миллиард, только ради того, чтобы замести следы. Он ведь палит не свое, а чужое, его не жалко. Зато резко, почти до нуля, уменьшается риск разоблачения. Лесная мафия действует в том же ключе, но немного иначе: сначала жгет леса, а потом получает разрешения на порубку горельников. У живого дерева при низовом пожаре лишь кора обгорает, часто оно при этом живым остается. И даже при верховом пожаре, хоть дерево и погибает, сами стволы остаются обугленными, но пригодными для обработки. Ну, а МЧС, природоохранная прокуратура и Минприроды, которые теоретически должны бдить за сохранностью лесов в Раше (на деле их начальство в доле с «черными лесорубами») объясняют быдлу, что леса не горят, и, тем более, никто не выбривает тайгу начисто, это все «санитарные рубки» и «контролируемые выжигания».
Я не буду сейчас пересказывать множество расследований, проведенных блогерами и журналистами, указывающими, что конечными бенефициарами лесной мафии являются кремлевские воры, даже не стану акцентировать, что связь Медведева с одним из крупнейших лесозаготовителей в стране, группой «Илим», доказана документально. Кому интересно – наберите в Гугле запрос «Медведев Илим пожары в Сибири» — чтива на неделю хватит.

Тут важен сам наглый и откровенный отказ правящего режима тушить лесные пожары в Сибири: мол, это экономически нецелесообразно. Шерифа проблемы индейцев не е… короче, не волнуют. Интересно, сколько еще сибирским терпилкам надо пошлепать по губам кремлевским членом, чтоб они в ответ сказали: «Да идите вы в жопу!» и заявили о том, что колониальная политика Москвы их достала, и они намерены бороться за свободу и независимость? Спасение утопающих и горящих – дело рук самих утопающих и горящих. Сибирь-то без москалей точно проживет, а вот что они будут делать, если их лишить шальных доходов от сибирской нефти, газа, угля, алмазов, алюминия?
Да, в настоящий момент это произойти не может. Недовольство в массах неудержимо нарастает, но оно пока не приводит к отчуждению от власти, от метрополии, и тем более, не перерастает в открытый протест. Все, на что способны пока самые смелые терпилки – блеять в ютубах, как этот мальчик: мол, потушите нам тайгу, и тогда можете грабить нас дальше.
Но по мере разогрева политической температуры будет происходить как нарастание протеста, так и самое страшное для режима – его политизация. Политизация протеста в Сибири может дать толчок и сепаратизму, который теперь имеет мощный экономический аргумент: если колония богаче метрополии, то какой смысл ей оставаться колонией?
Сепаратистское движение за Уралом, если оно получит массовую поддержку и подпитку из-за рубежа (Китай, возможно, заинтересуется перспективой приобрести сателлита в лице отколовшейся от РФ Сибири) сможет стать фактором, смертельным для клептократического кремлевского режима. Поэтому я бы его всячески приветствовал. Но тут кроется и такая опасность: если маховик движения за самостийность окажется раскручен достаточно энергично, России, освободившейся от Путина, придется иметь дело за Уральским хребтом уже не с «индейскими территориями», доступными для грабежа, а с политическим субъектом или квазиполитическим, стремящимся, если не к полной самостоятельности, то к автономии или федерализации.
Смысл слова «федерализация» можно трактовать как угодно, но предельно доступно я могу выразить его экономическим языком: если сегодня сибирские богатства делятся по формуле «90% — центру, 10% — остается в колониях», то сторонники федерализации предложат схему 50/50. Только в этом случае местное население перестанет страдать от наводнений и тушение лесных пожаров сразу станет таким же экономически целесообразным, как в Калифорнии.
Альтернативой антиколониальному движению в Сибири может стать создание общегражданской и общенациональной коалиции, которая будет выражать не только интересы либеральных московских мажоров, но и широких народных масс, то есть БОЛЬШИНСТВА. Напомню, что более 90% населения Ебанатория проживает не в Москве, а за ее пределами. И если столичные борцуны за допуск себя любимых на свои местечковые выборы сбрасывают со счетов интересы каких-то там замкадышей, то ведь замкадыши по мере раскачки ситуации могут сбросить со своего горба их самих. (Продолжение следует).

P.S. В довесок ловите подрывные разговорчики – я, Валерий Соловей и Игорь Бощенко в эфире «Нейромир-ТВ». В том числе речь и о коалиции.
Tags: Китай, Сибирь, лесная мафия, пожары, путинизм, сепаратизм Subscribe to Telegram channel kungurov

Возможно ли отделение Сибири от России? Тема модная и бескрайняя, как сама Сибирь-матушка.
Вот и вчера, когда в посте «Да черт с ним, с мальчиком» зашла речь про сепаратизм в Сибири, один из комментаторов написал что «Не надо Сибирь приплетать. У нас такого нема»
Так вот, есть или нет у сибиряков мечты об отделении Сибири от Москвы, читайте в этой статье «Сибиратизм как миф о сибирском сепаратизме»…
В СМИ нет-нет, да появляются сообщения об очередной инициативе по федерализации и даже отделению Сибири от России. Но так ли безобиден сибирский сепаратизм?
Эта статья далась мне нелегко. Прежде всего, потому что, в какие бы источники я не тыкался, всегда выходило, что сибирского сепаратизма — «сибиратизма», как я придумал его называть — в природе не существует! Точнее, он есть, но далеко не в таких объемах, которые бы угрожали целостности, а, значит, безопасности России. Правда, этот «лайт-режим», характерный для сибиратизма, не означает, что он совершенно безопасен. Основания для сибирского сепаратизма имеются, и если на них умело сыграть, то можно возбудить немало «праведного гнева обеспокоенных граждан».
К слову, США мастерски умеют использовать подобные неочевидные и скрытые проблемы общества, чтобы подтачивать государственное устройство других стран. Например, Штаты действуют по принципу: если не можете победить армию какого-либо государства — победите его детей. Снабдите подрастающее поколение информацией о сексе, гомосексуализме, отучите их от веры предков, внедрите рекламные слоганы для популярных продуктов начинающиеся со слова «Отдыхай…» (а не «Учись…»), а сами эти продукты сделайте как можно калорийнее и вреднее для здоровья… На выходе, лет через 10, что в рамках истории просто ничтожных строк, вы получите жирное, слабое, развращенное, морально уродливое поколение, которое не будет способно защищать свою страну ни на информационном, ни на реальном фронте.
Наоборот! Раз подсев на чуждую пропаганду, оно будет требовать все новые и новые инъекции лживой информации об ущербности собственного государства, а заодно и все новые дозы жира, холестерина и сахара. Все мы это наблюдаем уже не одно десятилетие. Но описанное выше — это, так сказать, идеальный вариант, к тому же относящийся не только к Сибири.
Сибирский сепаратизм — проблема латентная, завуалированная, подразумеваемая. Ее можно заметить, скорее, по косвенным признакам: случайным высказываниям, например.
Для сибирского сепаратизма есть несколько предпосылок, которые при должном умении можно, как и «войну против детей», развить в широкое движение, чтобы постараться оторвать Сибирь от России, что равноценно смерти страны.
Мы постараемся перечислить все факторы, которые при внешней неразвитости, могут нести эту потенциальную опасность. Строго говоря, сибирский сепаратизм имеет всего две причины: зависть к Москве (что понятно) и продажность либералов.
Гордость и предубеждение. Лайт-сибиратизм
Во-первых, сибиряки обижены на «остальную» Россию. Нет-нет, да и проскакивают в их речи фразы про то, что москвичи зажрались. Сибиряки обижены на москвичей Для таких суждений есть основания. Москвичи, сами того не ведая, действительно, зажрались, точнее зажрался федеральный центр, находящийся в Москве, который возвращает Сибири всего 10% налоговых поступлений. Правда, на жизнь отдельно взятого сибиряка это влияет мало, скорее, на состояние городского хозяйства, а тут еще чиновники воруют. Кроме того, сибирякам свойственна особая сибирская гордость.
У них принято считать, что это они являются «настоящими русскими». Тем не менее «русские» для части «национально настроенных» сибиряков — отрезанный ломоть. Русские остались там — на Западе. Они вроде бы как ненастоящие.
Недаром, согласно переписи 2010 года, во многих анкетах, заполненных в Сибири, в графе «национальность» жители Сибири нередко писали «сибиряк». Правда, сайт Всероссийской переписи населения все равно зачислил подгруппу «сибиряки» в группу «русские» (вместе с дырниками, затундренными и обскими старожилами), хотя, почему-то отдельно выделил поморов и казаков. Когда такой сибиряк собирается на запад дальше Уральских гор, то он нередко говорит «еду в Россию».
Он толи в шутку, толи всерьез, а скорее всего, с сибирским таким «прищуром», считает Россию и Сибирь — суть разными вещами! Еще одним аргументом в пользу легкого, врожденного сибиратизма является то, что Сибирь — полусказочная народная вольница! И как же хочется эту волшебную северную страну, спящую на равнине, отделить от «тюрьмы народов» России. Чтобы и в Сибири не нашли!
Сюда бежали казаки, сюда бежали революционеры и беглые крепостные. Все, кого по каким-либо причинам не устраивала центральная российская власть, бежали в Сибирь! «Сиберия» — это и есть та утопическая вольница, тот «подводный Китеж», тот «неосуществимый сон», о котором всегда мечтал русский человек под гнетом очередного тирана, местного князька, помещика, комиссара или олигарха. Сюда бежали во все времена — от царизма, военного коммунизма, от социализма и теперешнего феодал-капитализма. Сюда даже сбежали отечественные либералы!
Либералы осваивают Сибирь
Они надеются, что смогут поднять Сибирь и решить несколько проблем: попробовать завоевать сердца «непуганого» электората (не подозревая впрочем, что в Сибири народ гораздо более продвинут и сведущ, чем даже московские либералы). Вдали от федерального центра это к тому же делать безопаснее; и «отомстить России за Крым» — раз вы аннексировали Крым у свободной Украины, то мы у вас аннексируем Сибирь!
От областничества к жульничеству
Сибирский сепаратизм появился в виде «областничества» в середине XIX века в Санкт-Петербурге, когда кучка сибиряков, проникшись идеями борьбы с самодержавием и защиты инородцев, стала готовить восстание, в качестве базы для которого рассматривая вольную Сибирь. Готовили они его оригинальным способом — совместно с поляками, которые точно не питали любви к России.
В качестве ударной силы Григорий Потанин, Николай Ядринцев, Серафим Шашков, Николай Наумов и Федор Усов рассматривали также ссыльных русских и коренные народности Сибири. Все кончилось ссылками, каторгой, гражданской казнью и распадом приверженцев сибирского сепаратизма на две фракции. До начала XX века областничество затихло, притаилось. Второе пришествие этого движения случилось после февральской революции. В Томске было принято постановление «Об автономном устройстве Сибири» в рамках федерации с самоопределением областей и национальностей. Тогда же был утвержден бело-зеленый флаг Сибири.
Флаг Сибири
После Октября часть людей, поддержавших эту идею, приняли участие в подготовке антибольшевистского восстания и вошли во Временное Сибирское правительство. Впоследствии они влились в Белое движение, сотрудничали с Колчаком. Сердце успокоилось на том, что все, кто остался в живых, сбежали заграницу. *** О нынешнем житье-бытье сибиратизма расскажет наш постоянный эксперт, идеолог партии «Родина» Федор Бирюков. «Сибирский сепаратизм, насколько я знаю, время от времени поднимается как протестный проект. В прошлом году (2014 год – ред.) пытались провести какие-то акции за независимость тех или иных областей. Все это до десятка человек. И, на мой взгляд, никакой почвы для настоящего сибирского сепаратизма или какого-то другого внутрироссийского сепаратизма сегодня нет.
Даже в 90-е годы разлом России шел не по линии Сибири, а по линии национальных республик, и с этим, в конце концов, удалось справиться. В Сибири и на Дальнем востоке есть китайская и японская проблемы — то есть это проблемы переселения огромного массива людей, обживания ими новых территорий и видоизменение культурного ландшафта. С этим нужно работать. Но о том, что такие территории собираются отделяться речи не идет. Это демографические вопросы, вопросы дипломатии между государствами, вопросы поиска новых решений. Тем более, в нынешнем нашем противостоянии с коллективным Западом нам крайне важна дружба и сотрудничество с Китаем.
Но сама проблема, сибирского ли, или залесского сепаратизма, поднимается из маргинальных интеллигентских и политтехнологических кругов — время от времени. Это происходит для того, чтобы прощупать почву. Но этой почвы пока нет, и эти проекты глохнут один за другим. Кто-то зарабатывает на этом деньги, кто-то испытывает новые технологии, но, в принципе, все это курируется центрами, которые работают на развал России. Из всех тех, кто работает на развал России, я не выделял бы отдельно сибирских сепаратистов.
Гораздо опаснее наши мусульманские регионы. Если в них начинается сепаратистское движение — там работают, например, пропагандисты ИГИЛ и представители экстремистских версий ислама, то ему необходимо противостоять. Например, в Татарстане уже в который раз проходят русофобские митинги. Но все это маргинализировано и гораздо менее опасно, чем в 90-е годы. То есть, если кто-то всерьез займется осуществлением сепаратистских концепций в России, то ему придется потратить огромное количество денег, но безо всяких гарантий положительного результата.
Короче, сибирский сепаратизм носит, скорее, «терапевтических характер». Его адепты время от времени наносят уколы в толстую кожу нашего федерализма и имперства, и эти иглы ломаются», — комментирует Федор Бирюков. *** В наше время сибирский сепаратизм, действительно, влачит довольно жалкое существование. Это ничтожная попытка либеральной люмпен-интеллигенции навредить своей стране. Они пишут скучные статьи в ЖЖ, очевидно отрабатывая некий заказ, но делают это настолько неинтересно и неталантливо, что за них стыдно. А ведь на этой жареной теме можно неплохо подняться и пропиариться — разумеется, «несистемным» образом. Основная их тема — российская федерализация существует только на бумаге, а на самом деле ее нет. Что ж, это, пожалуй, правда. Но, во-первых, в СССР было то же самое. Каждой республике по конституции было дано право на самоопределение, но на деле его не было. Просто нужно понимать высокий законотворческий стиль, особенно если дело касается конституции, который много чего декларирует, но ни к чему никого не обязывает.
Российская федерализация, пожалуй, более выражена, чем это было в СССР. В самом деле, у нас иногда даже меняются границы регионов! Второй их лозунг — «Хватит кормить Москву». Это, конечно, попытка сыграть на чувствах населения, на лайт-сибиратизме, на зависти к центру. Но на деле оказывается, что Москва — ее простые жители — так же много и тяжело работают, как и за Уральским хребтом. В Сибирь же каждую весну, как только сходит лед, отправляются караваны судов с «северным завозом». Так что если уж кому-то и выдвигать лозунг «хватит кормить», то точно не Сибири, а, скажем, Воронежской области, расположенной в Черноземье — хлебной и мясной житнице России. Рассказывает постоянный эксперт «Колокола России»
Филипп Грилль. «Во время гражданской войны в Сибири были всевозможные областные правительства, центры — в Омске, например. Была «сибирская армия», сибирские штурмовики и ударники, и, конечно, высказывались всякие идеи о самостоятельном бытие. Такие идеи высказывались потому, что в России был большевизм, а в Сибири — еще оставалось белое движение, например атаман Семенов, который действовал в Забайкалье и на Дальнем востоке. Потом все это было уничтожено советской властью. После развала СССР 25 постсоветских лет сибирский сепаратизм никак о себе не напоминал. Но теперь мы знаем, что, например, Новосибирск сейчас является столицей оппозиции. Там проводятся всякие акции и политтусовки, которые раньше либералы устраивали в Москве на Болотной площади и проспекте Сахарова. И вдруг в этой тусовке возникает тема сибирского сепаратизма! Якобы есть группы людей, которые исповедуют это мировоззрение. Но, сдается мне, что группы эти созданы искусственно, а вся эта тематика имеет такой «вбросовый» порядок.
Похоже, наш вероятный противник — Запад — очень хочет эту тему раздуть. Помните, еще Олбрайт говорила, что «Россия в одиночку не осилит Сибирь». Надо делиться, дескать. А сейчас мы прекрасно знаем, идет дележ Арктики: кто-то высказывается, мол, мы там постоянно что-то нарушаем, а мы говорим — это наша исконная зона влияния. Сибирь же тоже привлекает внимание различных мировых хищников, в частности США и Японии. Имеет виды и Китай. В КНР есть карта, где часть нашей Сибири заштрихована красным — мол, китайская территория.
Сибирь — лакомый кусок. И чтобы его добыть, надо создавать группы влияния в регионе, которые, конечно, не будут афишировать, откуда у них деньги на пропаганду, но они будут говорить о сибирской самостийности, о самостоятельном сибирском пути, о независимости от Московии. Естественно, это все паяцы на веревках, которые дергают из-за рубежа. Ведь чтобы куда-то влезть, надо инспирировать некие проблемы у соседа, а потом кричать, что там притесняют людей. Я считаю, что этим группам должно уделяться большое внимание нашими спецслужбами, чтобы пресекать их в корне. Русским людям нечего делить в Центральной России. Тем не менее опасность есть: во времена губернатора Росселя была болтовня о какой-то «уральской республике» (этот проект был осуществлен и даже просуществовал целых четыре месяца! — ред.). Но эта болтовня очень опасна. Такие силы расшатывают основы страны.
Тогда были ельцинские времена, сейчас же, если губернатор выскажется в стиле Эдуарда Росселя, то, уверен, ему тут же придет «черная метка» из Кремля, и он будет немедленно уволен», — рассказал Филипп Грилль нашему изданию. Сибирь – желаемый объект для спекуляций по сепаратизму *** Пожалуй, самым интересным медиа-событием на почве сибирского сепаратизма была выставка «Соединенные Штаты Сибири». Хоть что-то интересное на фоне информационных евнухов, вроде «самого популярного блогера Омска» и прочее.
Хитом выставки стал флаг «Соединенных Штатов Сибири». Сейчас сложно понять, выстебали ли таким образом идею сепаратизма художники, показав ее абсурдность, или флажок рисовали всерьез. Надеюсь на первое, флажок все-таки выполнен в легкомысленной манере. Флаг «Соединенных штатов Сибири» Есть и другие причины, и другие классы и национальные образования, в которых сибирский сепаратизм сохраняется, но они настолько мелки и неинтересны, что мы исключим их из нашего повествования. Рассказывать мы будем только о самом интересном, вопиющем и скандальном!
«Сибирский язык» Филипп Касл в своей книге дает фонетический образец этого диалекта и делает это отлично. Он выбрал для этого сан-лоренцскую версию детской песенки: «Шалтай-Болтай». На сан-лоренцском диалекте, по утверждению Касла, эти строки звучат так:
Саратая-Боротая сидера на сатене,
Саратая-Боротая сварирася во сене,
И вося короревская конниса,
И вося короревская рати
Не могозет Саратая, не могозет
Боротая соборати.
Курт Воннегут. «Колыбель для кошки» Если поискать в сети по словосочетанию «сибирский язык», то первым делом вы увидите статью на сайте «Луркоморье» — глумливой «википедии», посвященной интернет-мемам и героям. Вот, что там сказано: «Сибирский расовый язык — проект языка, который делала сибирская группа сибирских сибиряков под сибирским руководством сибиряка Ярослава Золотарева (в девичестве в томских интернетах известен как Анарх, затем Самир и т.д.), главного активиста использования этого языка в качестве оружия против империалистических москалей ради возрождения Вольной Сибири».
Фактически, это все, что можно сказать про «сибирский язык». Но, немного покопавшись в интернете, понимаешь, что тема несколько сложнее.
Дело в том, что людьми, придумавшими этот «сибирский язык», руководит не отвлеченная любовь к лингвистике, как, например, авторов языка эсперанто, а ненависть. Ненависть ко всему русскому, ненависть к своей родине. Кроме того, назначение этого языка, в отличие от того же эсперанто, не в том, чтобы объединять людей одной нации, а, наоборот — чтобы разобщать, разорвать этнос на две враждующие половины! Впрочем, все это маскируется под этакое сибирское свободолюбие. Кстати, матерная брань органично вписана в «сибирский язык», якобы являясь частью естественного лексикона любого настоящего сибиряка. Уже одно это должно отвратить от него людей культурных, что в Московии, что в Сибири.
Проявление разжигания ненависти ко всему русскому, к своей Родине
Вот пример стихотворения на «сибирском языке», опубликованного на сайте «Сибирская вольгота»:
А рубаньом, рубаньом, рубаньом —
Всех варнаков на синевицу.
А рубаньом, рубаньом, рубаньом —
Всех варнаков-от дыбаньом.
Не рубаньом, дык покурочим,
Не покурочим, дык пожжом.
Нету попов нам и боляров,
А рубаньом, рубаньом, рубаньом,
Восподов нету и робов,
Нету царьов и нижников.
А рубаньом, рубаньом, рубаньом —
Всю ихню бедову ватагу
В пекло вобратом запихньом.
Под этим шедевром словесности красуется невинная строчка — «Чотать ешшо».
Обратите внимание на злобность этого «стиха», как будто боа-констриктор (удав – ред.) насмерть душит черта! Там же, на сайте, есть «русско-сибирский словарь», из которого можно вычитать кучу исковерканных слов, а также узнать, что слово «абонемент» по-сибирски будет, как ни странно — «абонемент». А «абракадабра» занете как будет? Хе.ня! Простенько и со вкусом! Узколобенько так. Ну, ведь так назвал бы любую абракадабру любой простой рыбак? Значит, имеет право на жизнь. А вот, что скажет по этому поводу профессор-лингвист из Новосибирска — значения не имеет. Хе.ня это!
«Сибирский язык» — омерзителен! Я уверен, что многие слова брались не с потолка, что их употребляют в областях Сибири, но это искусственная, оскробрительная, не несущая никакого сакрального смысла, варварская подделка! К тому же отражающая язык только одной прослойки общества — очевидно, дворовых алкашей и бомжей — знакомых авторов «языка». Он унижает как русских сибиряков, так и другие народы, населяющие Сибирь. К тому же такой язык эклектичен и неровен по строю, не музыкален. Например, слово «сепаратизм» на нем будет «обласничесво» — в целом терпимо, если не считать пропущенной «т». Ладно. Но слово «зюл» — никак, даже отдаленно, с ним не гармонирует. Зюл — это «параграф», оказывается. Что-то из тюркского?
К тому же слова лишены академического начертания. Они пишутся, как слышутся, а это верный признак искусственности. Потому что различие в произношении и написании — это след культурных и житейских влияний многих веков. Тут этого не видно. Отдельные слова и словосочетания просто притянуты за уши. Например, «самоуверенным стать» — «хвос задрать». Ну, это уж, извините, полная лажа, — простите за переход на одно из русских наречий. А некоторые слова сделаны по принципу «лишь бы не как в русском, но чтобы все поняли»: «сенокос» — «травпокос».
Вот тут уже хочется материться! Кстати, в указанном словаре «сибирского языка» нет главного слова, которое там должно быть по определению. Там нет слова СИБИРЬ!
«Сибирский язык» — потенциально, самая серьезная замашка на сепаратизм.
Язык — это то, что отделяет народы друг от друга. Вспомним ветхозаветную историю о Вавилонской башне. Если бы приверженцами этого языка были бы не единицы, то такую попытку сибирского сепаратизма можно было бы рассматривать всерьез.

Вечная слава!
Есть еще целая куча факторов размежевания — климат, дороги, дураки и т.д. А сейчас мы опишем случай, который перевесит все эти факторы. Во время немецкого наступления на Москву у Жукова кончились резервы. Было в распоряжении лишь небольшое количество недавно подошедших сибирских пехотных частей. Ни танков, ни артиллерии. Жуков очень рассчитывал на сибиряков, воевал вместе с ними еще на Халхин-Голе в 1939-м, но снабдить их всем необходимым он не мог.
А тут как раз немецкие танковые клинья прорвались в районе Можайска. В распоряжение командующего было несколько транспортных самолетов, ручные противотанковые средства. Даже не было парашютов! Зима была снежной. Кому-то в голову пришла идея выбросить десант без парашютов в глубокий снег с малой высоты. Выбора не было. Жуков обратился к сибирякам, призывая добровольцев, приказывать он не посмел. Сибиряки все как один шагнули вперед. Уже через несколько минут их грузили в самолеты, а потом на бреющем полете они прыгали в снег с 3—5 метров на огромной скорости прямо перед танками противника и сразу вступали в бой.
В СССР и раньше испытывалась система беспарашютного десантирования со специально разработанными для этого средствами. И все равно потери на испытаниях составили около 13%. У Можайского десанта никаких средств не было: они прыгали из транспортных «дугласов», ломали руки, ноги, шеи, позвоночники. Кому «повезло», погибали сразу, а кто-то израненный и переломанный вел бой с противником — метал связки гранат уцелевшими конечностями прямо в упор.
В результате погибли все до единого, но немецкие танки не прошли! Вечная память! Вечная благодарность сибирякам, спасшим Москву!
После этого, о каком сепаратизме может идти речь? Мы искали его с фонарями, я перекопал огромное количество литературы — я его не нашел. Он существует только в галлюцинациях недоброжелателей России и в больном мозгу разношерстных сумасшедших! Но всегда надо помнить, что любое, даже малейшее раздражение между людьми, можно раздуть до невиданной величины — и, вот, бывшие друзья превратились во врагов.
Мы не можем позволить себе этого. Отделение Сибири от России, означает смерть, как Сибири, так и России. Одно от другого не оторвать, мы сибирские близнецы!
Михаил Сарафанов — проклятый москаль 😉

Этим вопросом все задаются давно – лет эдак 200. Или 300. Ну, собственно, с тех пор, как Ермак Тимофеич со своими казаками нахрапом завоевал сибирские земли, не все были довольны. Ну там, сибирские ханы довольны были не очень да и не все – это понятно. Ясак платить, то да се. Потом ханы успокоились, зато стали недовольны соседи-американцы: когда выяснилось, что Аляску-то по дешевке они прикупили, а надо было еще и Дальний Восток с Сибирью. Потом японцы. А сейчас уже и Китай озадачен проблемой, как бы переселить в Сибирь часть из своих 1,5 миллиардов. Ничего из этого не выходит. А вот, допустим, ежели бы Сибирь сама отделилась от России?! Тогда… Ну тогда возможны варианты…

И слухи о грядущем отделении, самостийности и незалежности периодически накрывают ту часть России, которая за Уральским хребтом. Стоит подвернуться подходящему или даже вовсе неподходящему случаю, как Интернет начинает заходиться в истерике: сибиряки желают отделиться!

-«Если все пойдет по плану, Сибирь станет американской территорией (такой же, как Пуэрто-Рико), в течение шести месяцев… Эта ситуация будет совершенно беспроигрышной для сибиряков. Сибирь не планирует обращаться за государственностью сразу же, но надеется стать 51-м штатом к 2015 году», — как вам?

По-моему, сильно сказано! Свои светлые мысли некий «Игорь Львович, скаут», разместивший на популярном в Интернете сайте наполеоновский план по захвату территории России подкрепляет ссылками… на выводы студентов-экономистов из Иркутского университета. Мол, они это соображали, как здорово будет существовать Сибирь без России, которая давно превратила ее в сырьевую колонию. А если присоединится к Америке, то вообще все будет ОК.

-Был семинар? – спрашиваем в университете.

-Был, — устало соглашаются. – Совершенно рядовой, учебный. На модели Сибири студенты рассчитывали, как в разных ситуациях может развиваться территория.

-А вот как насчет сепаратизма?

-Да какой тут сепаратизм и тем более присоединение к Америке?!!, -почтенная профессура из Иркутска в ауте. – Если так подходить к вопросу, то бюджет любого региона, хоть Алтая, хоть Краснодарского края – это уже покушение на территориальную целостность страны. Там же, страшно сказать, считают доходы и расходы, делают прогноз экономического развития, учитывают кадровые ресурсы, рождаемость и много еще чего. Мы, между, прочим, на сайте вуза ответ опубликовали. На эти инсинуации.

Ага, ответ. Попал университет как кур во щи. Натурально – куда ни кинь, всюду виноватый.

Один форум, ссылаясь на выводы его студентов на семинаре по бюджету, присоединяет Сибирь к Америке. Причем в рекордно короткий срок, добавив в страшилку карты «единой Америки», слова президента Обамы про планы добычи нефти по всему миру и размышления Збигнева Бжезинского, который давно и по любому поводу ненавидит Россию.

Другой ресурс, местный, идею присоединения к Америке не поддерживает. Понятно почему – люди не поймут, дядю Сэма в Сибири не очень-то любят. Так что эти «сибирские сепаратисты» ограничиваются рекламой самостийности, перечислением всех бед и невзгод, идущих от «руки Москвы» (а это вообще все беды и проблемы, от плохих дорог до низких зарплат). Вывод простой – надо отделяться, создавать «Государство Сибирь». И все будет хорошо. Примерно как в сказке.

Эти тексты растащили по сети уже все, кому не лень. Правда, поправочка: растащили в основном тот вариант, где про «государство Сибирь». Его и обсуждают везде и всюду, кроют на чем свет стоит ФСБ и власти – почему допустили сепаратизм в университете? Матерьяльчик в лучших пропагандистских традициях взяли на карандаш даже в штабах оппозиции. Тоже возмущены до глубины души. И тем же. Присоединение же к Америке – это экспортный вариант. В переводе он давно кочует по англоязычным ресурсам.

А университет… Да что университет со своими интеллигентными профессорами против такой пропагандистской машины? О нем и забыли давно.

Рубрики: Статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *