Очередей в отдел режима больше нет. Заявления на въезд-выезд можно подать электронно

Сегодня с утра возле отдела режима администрации НГО образовалась огромная очередь из людей, которые пришли подать заявления на въезд/выезд в связи с изменением пропускного режима.

При этом большинство, взяв бланки, заполняли их тут же, что и привело к такому массовому наплыву. Здесь же надо сказать, что за субботу-воскресенье, по данным «Нейвы», на электронный адрес отдела режима администрации поступило около 300 заявлений, без всяких очередей и нервотрёпки.
В итоге разрешать ситуацию пришлось буквально в ручном режиме. Более того, руководитель службы мобилизационной работы и секретного делопроизводства администрации НГО Сергей Бровин прямо на месте консультировал людей по множеству индивидуальных ситуаций (если за городом сад, если на селе остались собаки, если необходимо навещать престарелых родственников и т. д.). В итоге уже в полдень ажиотаж спал, новоуральцы подходили и спокойно писали заявления, опуская бланки в специальный ящик.


Комиссия, в которую входит более 10 человек, в том числе медики ЦМСЧ-31, уже начинает рассматривать заявления. И в первую очередь от тех горожан, кому завтра, 7 апреля, предстоит выехать на работу. Кроме того, как стало известно «Нейве», сейчас рассматривается вариант продления сроков для подачи и рассмотрения заявлений. Иначе говоря, обдумывается ввод ограничений на въезд-выезд чуть позже.
Напомним, заявления от граждан принимаются на электронный адрес: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра. и по адресу ул. Мичурина, 35 в Отделе пропускного режима, с 10.00 до 20.00, перерыв с 13.00 до 14.00.

Всю информацию нужно уточнять по телефонам: 9-02-87, 9-63-28. О результатах рассмотрения заявлений можно будет узнать через сутки после подачи заявления по телефонам: 9-02-87; 9-63-28.

Как попасть в закрытый город без спецпропуска

Новоуральск Свердловской области — закрытый город, в нем производят обогащенный уран. Но на особо охраняемую территорию можно спокойно пройти через дыру в заборе. Вот уже 15 лет вместо того, чтобы собирать пачку документов для официального пропуска, желающие минуют КПП через эту брешь. Местные власти о проблеме знают, но ничего не делают. С подробностями — собственный корреспондент радио «Вести ФМ» в Свердловской области Оксана Избышева.

Город Новоуральск обнесен железобетонным забором и колючей проволокой. За ограждением постоянно ходят охранники с собаками. Населенный пункт стерегут круглосуточно. В закрытом Новоуральске производят изотопы и обогащенный уран для атомных электростанций. Здесь же в 40-х годах прошлого века был получен материал для первой советской урановой атомной бомбы. Чтобы получить пропуск, нужна письменная просьба от предприятия. Жители города могут провести знакомых и родственников только в особых случаях — например, на свадьбу или день рождения. Документы оформляются 10 дней, но можно и получить отказ. При такой серьезной охране в город все-таки можно пройти. Причем кому угодно. Один железобетонный блок в заборе попросту отсутствует. Житель Новоуральска Илья Новиков узнал о лазе пять лет назад. Он хотел провести невесту, и друзья подсказали Илье, как пройти в город, минуя КПП. Информацией делится Илья Новиков:

«Там останавливаешься, высаживаешься, идешь через лес, проходишь сквозь колючую проволоку, проходишь дальше. Мы пару раз проходили, нам не пришлось с ними встретиться».

С начала года в Новоуральске было составлено 23 протокола о незаконном нахождении на территории города. Как рассказывают в местной полиции, нарушители лезут через забор. Но террористов и шпионов замечено не было, говорит специалист направления по связям с общественностью межмуниципального управления МВД России по Новоуральскому городскому округу и МО поселок Уральский Юлия Заикина:

По словам жителя Новоуральска Ильи Новикова, подавляющее большинство местных знает об этом лазе. А население города — чуть меньше ста тысяч человек. Странно, но в администрации Новоуральского городского округа говорят, что впервые слышат о дыре в заборе. А даже если бы и знали, то латать ограждение не обязаны, заявляет управляющий делами администрации Новоуральского городского округа Анатолий Куклин:

«Как представитель администрации я вам заявляю о том, что сохранение периметра, обеспечение пропускного режима — это компетенция, в данном случае переданная «Росатомом» «Атом-охране». Кто заделывает дырки, я не знаю».

В подразделении госкорпорации «Росатом» «Атом-охрана», которое и патрулирует город, рассказывают любопытные детали. Оказывается, сотрудники новоуральского филиала «Атом-охраны» уже лет пятнадцать знают об этой дыре в заборе. Но заявляют и готовы подтвердить документально, что никакой ответственности именно за этот участок не несут. Туда охранники даже не ходят. А за разъяснениями отправляют на Уральский электрохимический комбинат — то самое предприятие, работающее на атомную промышленность страны. Начальник отдела по режиму и охране Уральского электрохимического комбината Рашид Юлдашев моментально находит ответ — это некая организация возводит некий объект, и строители, чтобы удобнее было доставлять материалы, снесли блок». Рассказывает Рашид Юлдашев:

«К сожалению, есть у нас такие места. Я не буду скрывать. Уже замучились латать. Строители — такие люди, они всегда нарушают что-нибудь. Строителей заставим закрыть, в течение недели они это сделают».

Но даже если строители в ближайшие дни восстановят ограждение, город, по всей видимости, все равно будет оставаться закрытым в кавычках. Местные жители намекают, что этот лаз — не единственный. Но властям о дырах в заборе не сообщают, пользуются лазейками сами. Новоуральцы говорят, что оформлять пропуск хлопотно. С другой стороны, они не хотят, чтобы город стал открытым.

Российские закрытые административно-территориальные образования (ЗАТО) ужесточают пропускной режим на границах из-за коронавируса COVID-19: во многих из них временные пропуска въезжающих аннулируются, по постоянным пропускам въехать или выехать разрешается только в случае крайней необходимости. Закрываются на карантин и небольшие моногорода, где расположены стратегические для экономики объекты и предприятия непрерывного цикла. Не все жители «особых» городов довольны новым режимом, в ряде случаев они жалуются на нарушение конституционных прав. Эксперты считают меры оправданными, но отмечают, что власти должны обеспечить изолированные города необходимыми товарами, чтобы избежать дефицита.

Ужесточать пропускной режим в связи с распространением коронавируса в ЗАТО начали с середины марта. Впрочем, военных ЗАТО ограничения почти не коснулись. Например, в Светлом (Саратовская область, Таманская ракетная дивизия) ограничения затронули лишь иногородних военнослужащих: они могут попасть на территорию ЗАТО, оставив автомобиль за его пределами, рассказал “Ъ” источник в городе. В ЗАТО Свободный (Свердловская область, 42-я ракетная дивизия) мэрия запретила поездки за пределы города коллективов и попросила минимизировать выезд работников муниципальных учреждений и предприятий по служебным вопросам.

Сейчас в России действуют 38 ЗАТО — городов, где работают промышленные предприятия «Росатома», «Роскосмоса», а также объекты Минобороны. Въехать и выехать из таких городов можно через контрольно-пропускные пункты (КПП). Жители ЗАТО не ограничены в передвижении, они имеют постоянные пропуска. Гости или иногородние работники получают временные пропуска после проверки правоохранительными органами.

Моногорода основывались в советское время как населенные пункты при крупных промышленных предприятиях, чаще всего, оборонных или минерально-сырьевых. Сейчас в России 321 моногород. Количество ЗАТО и моногородов планируется сокращать.

В большинстве ЗАТО в связи с эпидемией сокращают количество КПП и приостанавливают выдачу временных пропусков. Более жесткий режим введен на Южном Урале для бесперебойной работы атомных предприятий в трех «закрытых» городах: Озерске (ПО «Маяк»), Снежинске (Российский федеральный ядерный центр ВНИИТФ им. Забабахина) и Трехгорном (приборостроительный завод). Жителям этих городов можно выехать в случае крайней необходимости, например, для срочной госпитализации. Въезд иногородних производится по спискам работающих организаций и для поставки необходимых товаров.

В некоторых ЗАТО после введения запретов пропускной режим, наоборот, смягчают. Например, в Новоуральске (Свердловская область, Уральский электрохимический комбинат) с 7 апреля собирались ввести особый порядок на всех КПП по южноуральскому сценарию. Узнав об этом, несколько десятков жителей выстроились в очереди около отдела пропускного режима, чтобы оформить справки на выезд. Рекомендованная медиками дистанция при этом не соблюдалась, люди не надели средства защиты. Днем 7 апреля спецрежим был отменен, но ряд ограничений сохранился: например, приостановка выдачи временных пропусков и ограничение режима работы городского транспорта.

Всего из десяти ЗАТО присутствия «Росатома» (в них проживает в общей сложности 765,6 тыс. человек) дополнительные ограничения уже введены или будут введены в ближайшее время в Железногорске, Заречном, Озерске, Сарове, Северске, Снежинске и Трехгорном. Из десяти городов при АЭС (чуть более 630 тыс. человек) ограничен въезд в Полярные Зори (Мурманская область, Кольская АЭС) и в Курчатов (Курская область, Курская АЭС). В Полярные Зори с 31 марта можно въехать только по постоянной или временной регистрации, у въезжающих проверяют температуру. В Курчатов с 3 апреля могут въехать только горожане с регистрацией по месту жительства или пребывания, также после измерения температуры.

Особый пропускной режим вводится также в моногородах при предприятиях непрерывного цикла. Например, в Курской области ограничен въезд в Железногорск (Михайловский ГОК) для всех граждан, не имеющих постоянной или временной регистрации, за исключением иногородних сотрудников предприятий, должностных лиц и пассажиров спецтранспорта. Представитель «Норникеля» сообщил “Ъ”, что ограничения на въезд и выезд действуют в Мончегорске, где располагается Кольская ГМК. Въезд же в Норильск и до вспышки коронавируса на постоянной основе осуществлялся через паспортный контроль. Кроме того, авиакомпании сократили количество рейсов через аэропорт Норильска.

В аэропорту приняты дополнительные меры безопасности, установлены тепловизоры, авиакомпания обеспечивает пассажиров масками. Всех пассажиров из аэропорта бесплатно развозят по домам централизованно, на обработанном транспорте.

В компании подчеркнули, что решение о закрытии въезда могут принимать только органы власти. Компания «Фосагро» ввела особый режим в городах присутствия — Череповце, Кировске и Апатитах, а также в Волхове. В Ковдоре Мурманской области, где расположен Ковдорский ГОК «Еврохима», ограничен въезд в город иногороднего автотранспорта. С 30 марта в Ковдорском районе круглосуточно работает КПП, на котором гостей и жителей района встречают полиция, Росгвардия и медики. Въезд разрешается только имеющим постоянную или временную регистрацию в районе, сотрудникам экстренных и государственных служб, а также тем, кто имеет договорные отношения с юридическими лицами или индивидуальными предпринимателями на территории района. Всем прибывающим измеряют температуру.

Согласно обращениям, которые жители «закрытых» городов оставляют в городских группах и группах региональных и муниципальных властей в соцсетях, большинство людей не хотят ужесточения пропускного режима. Многие из них отмечают, что за пределами ЗАТО у них живут родственники или находятся садовые участки с домашними животными. Некоторые жители ЗАТО обнаружили дефицит товаров: «В Озерске закрыты все магазины с детскими товарами. Смеси для питания — специфический товар, его не всегда купишь в сетевых продуктовых магазинах»,— жалуется жительница ЗАТО Марина. В то же время часть жителей считает, что города со стратегическими предприятиями нужно полностью закрыть, чтобы избежать распространения коронавируса: «Город небольшой, приехавшие из-за границы дома на карантине. Если закрыть город, он сможет работать в нормальном режиме, все магазины и остальной бизнес быстрее восстановятся»,— сказал корреспонденту “Ъ” житель Снежинска Владимир.

Председатель комитета Госдумы по экономической политике Сергей Жигарев считает меры по ужесточению пропускного режима в ЗАТО оправданными. Он отмечает, что на таких территориях расположены объекты, работу которых нельзя останавливать: «Каждый сотрудник ценен, невозможен его невыход на объект». По его мнению, благодаря жестким мерам ЗАТО «лучше защищены от коронавируса, чем мегаполисы».

Председатель комитета Госдумы по федеративному устройству и вопросам местного самоуправления (МСУ) Алексей Диденко, напротив, полагает, что в ЗАТО, где нет заболевших, жесткие меры не нужны: «Даже до распространения коронавируса попасть туда было сложно».

Эксперт по МСУ Комитета гражданских инициатив (КГИ) Андрей Максимов напомнил, что жителям ЗАТО, в отличие от населения мегаполисов, менее доступны потребительские товары и медицинские услуги, поэтому «абсолютного ограничения на выезд точно быть не должно». С другой стороны, отмечает эксперт, в Италии именно небольшие города несут наибольшие потери от коронавируса. По его мнению, государство должно обеспечить ЗАТО всем необходимым, и один из плюсов в том, что в экстренных ситуациях муниципалитеты, курируемые Минобороны и «Росатомом», вполне могут обеспечить дополнительную помощь для жителей, включая медицинскую в виде развертывания полевых госпиталей.

Кира Дюрягина, Владимир Хейфец, Полина Смертина, Евгений Зайнуллин, Ольга Мордюшенко, корреспондентская сеть “Ъ”

Рубрики: Статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *