Что испытал Нехлюдов, когда судили Катюшу Маслову — девушку, соблазненную и брошенную им 10 лет назад? Это доходчиво описал Лев Толстой в своем последнем романе «Воскресенье». Присяжный Нехлюдов, случайно оказавшийся среди заседателей, вершил «справедливость». Вопреки фактам на деле-то Катя и муху не обидела, ее осудило высшее общество. Барышня же — представительница древнейшей профессии! Но все-таки как ставить точку в судьбе другого? Я испытала это на себе, получив повестку в суд.

Итак, в назначенный день к 9.00 прихожу в Иркутский областной суд. Только здесь, к слову, пока существуют коллегии присяжных заседателей. Однако к системе народовластия служители Фемиды обращаются только в том случае, если сам обвиняемый этого пожелает. И кто пожелал, чтобы я вынесла вердикт, виновен он или нет, я узнала только в зале заседаний. Нас, 30 потенциальных присяжных, выпустили туда последними. Прокурор, адвокат и подсудимая уже были внутри.

— Слушается дело в отношении Морозовой Юлии Геннадьевны, она обвиняется в убийстве своего ребенка, — провозгласил судья, как только все расселись.

У меня после этих слов по коже пробежал мороз, а мамочки, сидящие в декрете, которых тоже привлекли в качестве присяжных, подскочили с мест. Участвовать в процессе они отказались, и их можно понять.

— В состав коллегии войдут 12 человек, — безапелляционно заявил судья Павел Рукавишников.

«Совсем, как в фильме Михалкова», — промелькнуло в голове.

— Коллегия должна быть сформирована так, чтобы не осталось и тени сомнения в ее беспристрастности, — снова произнес судья. — Вы должны вынести справедливый вердикт.

Каждому из нас начали задавать вопросы. В итоге 70-летний пенсионер, военный летчик, юрист, полицейский отсеялись. И вот в числе тех 12 усаживаюсь в кожаное кресло прямо напротив предполагаемой преступницы, лицом к лицу. И смотреть на нее предстояло 3 дня, стоя на грани собственной совести и морали.

«Опирайтесь только на факты!»

И вот я уже произношу клятву, что буду вершить справедливость, не оправдывая и не осуждая.

— Вы должны опираться только на доказательства и факты, а не на предположения, — объявил председательствующий.

Затем нам предстояло выбрать старшину среди присяжных. Им стал мужчина — он сам проявил инициативу. Остальные не возражали. Единственное его отличие от нас — функции. Ему предстояло заполнять протоколы, принимать вопросы от нас и передавать их судье. Когда все формальности уладили, прокурор начал зачитывать подробности уголовного дела. По его словам, девица, сидящая напротив, декабрьским утром задушила полотенцем свою двухмесячную дочь. Я, слушая историю, от которой по коже бежал мороз, смотрела на мать девочки. Молодая женщина в вызывающем мини-платье, увешанная дешевой бижутерией и накрашенная, словно представительница древнейшей профессии. Но не внешний вид вызвал во мне отвращение, а ее реакция на происходящее. Почему она не убита горем? Почему даже не пытается его сыграть? Почему на глазах не видно даже скупой слезинки? Злая, ехидная улыбка и взгляд с вызовом… Поток мыслей прервал председательствующий.

— Мне скрывать нечего, — заявила Морозова. И подробно рассказала, что, по ее версии, случилось в тот день, когда умерла дочь. — Машенька плакала всю ночь. У нее была высокая температура и диарея.

Мать покормила ребенка, а потом малышка… вдруг перестала дышать. Морозова, как она сообщила, в истерике побежала к некому Олегу Миронову, который снимал комнату в ее трехкомнатной квартире. Мужчина вызвал скорую. Фельдшер предположил, что Маша захлебнулась молоком.

На допрос вызвали того самого Олега Миронова. Свидетель — коллега по работе Морозовой, временно снимал у нее угол. С виду интеллигентный, скромный, тихий молодой человек. Очевидец в красках описал, как Морозова металась по квартире, когда девочка перестала дышать, как он держал на руках уже мертвую девочку, как вызывал неотложку. Следящим к кафедре пригласили бывшего мужа Морозовой.

— Она постоянно врала, изменяла, — твердил он. — Где-то гуляла, старшего сына оставляла с моей сестрой. Мы разошлись, когда она была беременна. Она отомстила, запретив видеть ребенка. Это не мать!

— А какой ты отец? Лучше про свои измены расскажи! — закричала женщина.

— То эмоциональное поведение, которое вы видите, и те сведения, которые услышали, вам следует воспринимать лишь как обстоятельства, на фоне которых развивались события, — монотонно заключил судья.

Орудие убийства.Фото: Юлия ПЫХАЛОВА

Эксперт ставит точку

Меня привел в чувства протокол первого допроса Морозовой, который зачитал прокурор. Проводили его в день, когда Машенька погибла. Тогда мать призналась, что это она убила ребенка. Рассказала, как хладнокровно сдавила на шее крошки полотенце с рисунком дельфинов. Его тоже представили суду и присяжным как вещественное доказательство.

— Смерть наступила от удавления, — слова эксперта меня тоже отрезвили. — Не исключаю, что именно полотенцем задушили ребенка.

Сомнения, что Маша погибла «случайно», рассеялись как туман.

— Разве мог плач вызвать у матери желание убить своего ребенка? — взял слово защитник. — Прокурор тут говорил нам и о материальных трудностях как о мотиве преступления. Мол, не могла обеспечивать, поэтому и убила. Но моя подзащитная не бедствовала. Бывший муж платил алименты. Кроме того, близкие помогали деньгами.

— Я не виновата!

Последнее слово Морозовой снова заставило меня задуматься…

Совещались полдня

Мы удалились в совещательную комнату, где каждому предстояло проголосовать: виновна или невиновна?

Итак, что мы имеем? Признание на первом допросе, полотенце и заключение эксперта — главные доказательства. Но я все-таки проголосовала за невиновность Морозовой. Показалось странным появление свидетеля Миронова в деле. А может, все-таки убийца — он? Дело нужно вернуть на доследование и тщательно все проверить. Но как я ни пыталась настоять на своей точке зрения, 9 присяжных вынесли Морозовой вердикт. За решетку мать двухмесячной Машеньки отправилась на 8 лет. Наказание судья назначил минимальное, ибо мы просили о снисхождении. На руках женщины защелкнулись наручники…

Подсудимая получила 8 лет колонии.Фото: Юлия ПЫХАЛОВА

ИЗ ПЕРВЫХ УСТ

Председатель Иркутского областного суда Владимир ЛЯХНИЦКИЙ:

В России появляется мощнейший демократический институт

— С 1 июня 2018 года вступает в силу закон, по которому суд присяжных будет действовать в районных судах. Такое было только в дореволюционной России. Но насколько к этому готовы люди? Приведу вам факты. В Иркутской области суд присяжных начал действовать в 1993 году, и сейчас только 10% уголовных дел мы рассматриваем именно таким способом. На то, чтобы собрать коллегию из 12 человек, уходит много времени и сил. Мы не можем заставить человека судить. Процессы часто срываются из-за недостаточной явки. Все почему? Сформировано негативное отношение к суду, степень доверия низкая. Так вот суд присяжных — это реальный институт народовластия. Люди сами ставят свою оценку не только подсудимому, но и всему государственному механизму. Они сами будут вершить правосудие и своим окончательным решением поднимут авторитет суда.

НА ЗАМЕТКУ!

Пять наивных вопросов о заседателях

1. Можно ли по собственному желанию стать заседателем?

— Нет. Из списков избирателей специальная программа случайным образом выбирает людей. Так, в Иркутском областном суде в 2016 году появился список из 16 тыс. фамилий. Далее программа выбирает для каждого конкретного процесса 50 случайных человек.

2. Сколько получает присяжный?

— В Иркутской области 592 рубля 59 копеек за день. Кроме того, если присяжный из отдаленного района, ему оплачиваются проезд и проживание в гостинице.

3. Можно ли отменить вердикт присяжных?

— Да. Если выясняется, что в составе коллегии, к примеру, оказались люди с непогашенной судимостью, скрывшие этот факт, или те, кто находится на учете в психоневрологическом диспансере. Кроме того, если присяжные вынесли обвинительное решение, но судья не согласен с их позицией, он может распустить коллегию и инициировать новый процесс.

4. Кто априори не может быть прсяжным?

— Ограничений много: в частности, человек младше 25 и старше 65 лет, с непогашенной или неснятой судимостью, недееспособный, состоит на учете в психоневрологическом или наркологическом диспансере. Также в коллегию вход заказан военнослужащим, полицейским, юристам, судебным приставам, нотариусам, работникам таможни и гуфсина, детективам, священнослужителям. Кроме того, присяжными не могут быть те, кто знакомы с любым из участников процесса. К примеру, в Дагестане пару лет был суд, где обвинялись 100 человек, и коллегию собирали полтора года.

5. Присяжные чаще оправдывают?

— В Иркутской области, к примеру, три года назад был только один оправдательный приговор. Хотя их процент с участием присяжных выше, чем обычных. Но не на столько, как принято считать. Почему же сами подсудимые выбирают заседателей? В основном в двух случаях, когда не признают свою вину, недостаточно доказательств, рассчитывает на снисхождение или имеет место быть такое, как самооборона и прочие «жизненные» обстоятельства. Есть и еще категория подсудимых: они наивно полагают, что «кухарку» можно обмануть в свою пользу.

P.S. Весь этот процесс был игрой, разыгранной для журналистов, чтобы объяснить суть работы присяжных заседателей. Но основана она на реальной истории, которая случилась в 2011 году. Судебный процесс по этому делу был повторен точь-в-точь: показания свидетелей, допросы, ход событий происходили ровно так же. И наказание мать, убившая свою дочь, получила такое же.

Как я была присяжным заседателем

Отбор

Однажды мне пришла на дом анкета с просьбой сообщить о себе дополнительные данные и, может быть, пока не поздно отказаться от будущей работы присяжного заседателя… Я не отказалась, потому что было интересно изнутри увидеть новый демократический судебный процесс, который раньше был знаком только по американским художественным фильмам.

…Около тридцати человек собралось в областном суде, и секретарь рассказала, что теперь нас будут отбирать судья, обвинение и подсудимые. Кандидаты в присяжные собрались разные — от 18 до 70 лет по виду, разных социальных слоев и достатка. Я увидела двоих коллег — одну из ГТРК, другого — из пресс-центра областной администрации, активного члена местной КПРФ.

Из нас нужно выбрать 12 основных присяжных заседателей и двух запасных на случай, если кто-то из основных по какой-либо причине выбудет из процесса. А пока к отбору готовились стороны защиты и обвинения, нам раздали памятки присяжного заседателя и объяснили, что такой процесс — первый, новый механизм еще не отработан, как все пойдет — неизвестно, судья и весь коллектив суда, впрочем, не только суда, но и правоохранительных органов, причастных к делу, переживают…

Нам раздали номера, которые мы прикрепили на грудь, и попросили честно отвечать на вопросы судьи, прокурора и подсудимых. В случае неискренности или сокрытия информации, если таковые обнаружатся на любой из стадий судебного разбирательства или даже после него, процесс отбора присяжных, а значит и суд, начнутся снова. Таковые поднимались, громко называли свой номер — судья, прокурор и подсудимые с адвокатами отмечали что-то в своих списках.

Моя соседка в гражданской одежде оказалась капитаном милиции, работающей в Центре временной изоляции несовершеннолетних, после этой процедуры я ее больше не увидела, наверное, ее отсеяли подсудимые. На мой взгляд, себе во вред: из недолгого общения с ней я поняла, что она с большим состраданием относится к сбившимся с пути истинного, насмотрелась на трудные судьбы и склонна винить в них скорее государство, чем своих подопечных.

— Есть ли среди вас те, у кого родственники работали или работают в правоохранительных и судебных органах?

(Тут поднялись многие, в том числе и моя коллега с ГТРК, ее тоже отвели, называли детей, родителей и даже бывших мужей, с которыми были давно в разводе, поднялась и я: мой отец, судья, умер двадцать пять лет назад…)

— Есть ли среди ваших родственников осужденные после 1950 года?

(Этот вопрос задала сторона защиты, я снова честно поднялась, нас опять оказалось немало…)

Прокурор подхватила эстафету адвоката:

— Считаете ли вы, что у нас к подследственным могут применяться незаконные методы дознания?

(Увы: что такие методы могут применяться, считали все…)

Опять подсудимые:

— Ваше отношение к коммунистической партии? Гомосексуалистам и геям?

(Коллега из пресс-центра с гордостью сказал, что он — член КПРФ, а кто-то признался, что относится отрицательно к секс-меньшинствам. Оба впоследствии были отсеяны.)

Судья:

— После этого опроса возникло ли у кого-то мнение о тенденциозности состава присяжных? О виновности подсудимых?

(Один из кандидатов в присяжные — в дальнейшем мы его тоже не увидели — вылез с мнением: ему показалось во время этого отбора, что подсудимые очень уж независимо себя ведут, никак не считают себя виновными.)

Всех нас попросили выйти…

После этого тройного сита стороны еле-еле наскребли 12 основных и двух запасных присяжных. Оказывается, ни замечательные личные качества человека, ни его репутация, ни его биография значения не имеют, а действуют совершенно другие механизмы отбора. Они вполне логичны, потому что выявляют предельную степень объективности будущего присяжного, но отсеянных мало удовлетворили.

Если бы только они знали, как мы неоднократно им потом завидовали!

Присяжные

И вот мы в специально отведенном месте для работы присяжных заседателей. Оно почти автономно, в нем есть туалет, раковина для умывания, на отдельном столике — все, чтобы приготовить чай или кофе, нас снабдили ручками и бумагой… Сотовые телефоны мы сдали. Нас предупредили, что нельзя заговаривать ни с судьей, ни с прокурором, ни с адвокатами, ни с подсудимыми, а если вдруг кто-то из них заговорит с нами, немедленно доложить об этом суду. Чтобы не было наветов, не рекомендуется даже поблизости от них стоять, поэтому курить на черную лестницу мы выходим, предварительно убедившись, что там нет никого из вышеперечисленных лиц. Курим часто, даже те, кто курит редко или вообще бросил…

У каждого на груди табличка: «Присяжный заседатель N…». Номера присвоены произвольно, мы должны выходить в зал заседаний друг за другом строго по номерам и именно в таком порядке сидеть на местах, отведенных для присяжных — это два ряда по правую руку от судьи, напротив клетки с подсудимыми.

Мы выберем старшину присяжных: сидим за круглым столом и смотрим друг на друга. Как незнакомым друг с другом выбирать главного? Четверо оказались неработающими пенсионерами, двое — безработными, двое — работниками охранных агентств, педагог, чиновник, инженер, бухгалтер, прачка детского сада, и, как вы уже поняли, журналист. Такое большое число незанятых на работе, мне думается, не случайно. Деловые люди, предприниматели, руководители, отказались еще на предварительных этапах, понимая, что не смогут драгоценное рабочее время тратить на выполнение даже столь почетной миссии. А пенсионеры и неработающие соблазнились — ведь в приглашении обещалось, что за каждый день присутствия в суде будет выплачено денежное вознаграждение в размере половины оклада судьи. Впрочем, очень быстро они поняли, что государство и тут слукавило: половина оклада — это не половина заработка, сам оклад у судей небольшой, и польстившиеся на обещание сахалинские заседатели, как и их коллеги в других регионах страны, получат вознаграждение в 136 рублей 30 копеек за один день пребывания в суде.

Говорят, в Америке присяжные заседатели вообще не получают вознаграждения, они гордятся, когда им выпадает такая почетная обязанность, ни у кого и мысли не возникает отказаться выполнить свой гражданский долг… Но мы в другой стране, наш пенсионер вынужден считать каждую копейку и за день работы на даче сделает себе недельное зимнее пропитание (а именно такие горячие деньки и стояли в описываемый период). Что же касается чувства гражданского долга, оно у каждого из нас было сильно омрачено сомнениями — не совершает ли он ужасной, непоправимой ошибки, тяжкое это бремя — выносить окончательный и бесповоротный вердикт. Я думаю, что американцы так сомнениями не терзаются, постоянно расковыривать пупок — наша российская особенность…

Итак, мы решили, что старшиной будет самый молодой из нас — 26-летний Александр. На скамье подсудимых — тоже молодые люди, сверстнику легче понять сверстника, к тому же оказалось, что у него за плечами юридическое образование, совсем не лишнее в нашем положении, а то, что он пока безработный — вот и будет этот процесс для него первой практикой. Старшина наш оказался скромным, тактичным, умеющим слушать, мы могли неоднократно убедиться, что и юриспруденцию он знает хорошо.

Начались вступительные заявления сторон и допрос свидетелей. На плечи председательствующего — судьи Владимира Втулкина — лег двойной груз: не просто вести процесс, а постоянно объяснять нам каждую его стадию.

Педагог из присяжных выбыла после первого дня процесса, бухгалтер — после второго, обе дали телефонограммы, что по семейным обстоятельствам (мы дружно заподозрили, что дело не в этом, просто обе поняли, что «влипли», что в пару дней гражданский долг не исполнишь), их место заняли запасные, и работники суда, и мы сами чуть ли не молились, чтобы никто из нас не заболел и дома ничего не случилось, дабы не начинать все сызнова… Изо всех сил морально поддерживали друг друга (у кого-то начало прихватывать сердце, у кого-то обострилась гипертония) и все вместе — прачку детского сада, которую третировала заведующая на предмет, «кто ты такая, что без тебя в суде обойтись не могут, почему тебя, такую простую, а не меня, сложную, туда выбрали?»)… Процесс тянулся — вместе с перерывами — семнадцать рабочих дней, для нас — целая вечность, а по меркам уголовных дел — совсем недолго. Мы выдержали…

Приговор

Трое молодых людей (немногим больше 20), с виду самых обыкновенных, без ламброзовских черт во внешнем облике, решили поправить свои стесненные финансовые обстоятельства кардинальным способом. У одного из них был знакомый — преуспевающий и хорошо зарабатывающий архитектор. Решили, что архитектор, без сомнения, откроет дверь своему знакомому (самим в квартиру не проникнуть из-за сложной системы запоров), они войдут, а там уже будут действовать по обстоятельствам — может быть, убьют и ограбят.

Убили и ограбили. Циничные подробности преступления опускаю из уважения к горю родителей потерпевшего. Денег оказалось в квартире мало, зато немало аудио- видеотехники и других соблазнительных вещей типа телефонных аппаратов, награбленное они вывезли, а потом распорядились им, выражаясь юридическим языком, по своему усмотрению. Факта убийства они не отрицали, вот только, кто именно из них вонзил нож, а кто только грабил, да и то якобы против своего желания, говорили по-разному. Поскольку никто из троицы виновным в убийстве себя не признавал, то понятно, что мнения двоих из них совпали, а третий, на кого большинство и прокурор указывали, как на убийцу, утверждал, что вообще в этой квартире во время преступления не присутствовал, а все это время просидел в машине…

Свидетелей преступления, как вы догадались, не было, орудия преступления — тоже, важного свидетеля, в первые же часы после убийства бывшего рядом с подсудимыми, так и не смогли разыскать и доставить в процесс, выводы судмедэкспертов о характере наносимых ударов ясности не прибавляли…

Кому из сторон в такой ситуации верить, как воссоздать картину происшествия?

В своей комнатке, перед тем как вынести вердикт, мы выслушали — в порядке номеров — каждого. Кто-то почти дословно записал показания свидетелей, кто-то разницу между показаниями подсудимых во время предварительного следствия и на суде, кто-то сделал важные пометки, когда оглашались материалы дела… И суд, и мы сами, удаляясь для вынесения вердикта, не сомневались, что это очень надолго, возможно на день, возможно, придется прихватить ночь. Запаслись едой, предупредили родных. Но не прошло и двух часов, как сначала охранник, выставленный у нашей двери, а потом от него и председательствующий узнали, что вердикт нами вынесен.

Это был самый трудный момент — стоять напротив подсудимых, смотреть в их ожидающие глаза и видеть, как надежда в них сменяется отчаянием — по мере того как старшина зачитывал наш вердикт. В нем трижды прозвучало:

— Виновен. Не заслуживает снисхождения. Единогласно.

Говорят, есть статистика вердиктов присяжных. И преобладают в ней — и на Западе, и у нас — оправдательные приговоры. Немало статей написано о том, как обыватели выпустили из-под стражи матерых убийц. Теперь, после этого процесса, я думаю, что дело не в тупости присяжных, а в том, что, возможно, во всех тех случаях их не убедила доказательная база. Это судья знает, что на скамье подсудимых у него сидит, допустим, человек с пятью ходками на зону. А присяжный этого не знает. Он видит обычного человека, которого хотят упечь за решетку, хотя улик против него явно недостаточно, он в отличие от работников судебной системы не разучился ставить себя на место обвиняемого и все неясности в процессе истолковывает в пользу последнего. Я думаю, что суд присяжных — это очень хорошая практика, выстраданная нашим обществом, история которого буквально писана кровью невинно осужденных.

Наш случай — доказательство того, что когда сомнений в виновности подсудимых нет (увы, не благодаря предварительному следствию), присяжные могут быть и единодушны, и суровы.

Почему лично я голосовала за столь безжалостный вердикт? Я, противница смертной казни, считающая, что и длительные сроки не перевоспитывают, а только ожесточают, считающая, что даже самому закоренелому преступнику надо давать шанс начать жить по-иному, принципиально верящая в раскаяние?

Да потому что я посмотрела, как они ведут себя в суде: как качают права, похохатывают, выгораживая себя и сваливая вину друг на друга. Посмотрела на их круг общения (родственники в зале так и не появились) — на девиц с голыми пупками и со жвачкой во рту, дававших показания. Никто из подсудимых не выразил сожаления о случившемся, не повинился перед убитыми горем родителями, потерявшими единственного сына…

…Нам не хотелось сразу расходиться, когда закончился суд. Мы пересекли дорогу и, испытывая огромное облегчение, посидели в скверике у музея, глядя на фонтан. Поговорили о том, как меняется мнение о судьях, когда приходится побыть в их шкуре…О том, что теперь, когда присягу мы выполнили, хорошо бы встречаться и впредь — теперь уже не в зале суда…

Не жалейте, что в этой статье так мало криминальных подробностей. Нам всем сейчас предстоит взглянуть на подобные процессы совсем-совсем иначе. Не глазами стороннего наблюдателя, а изнутри, глазами судей. Это очень нелегко.

Кстати

Из памятки присяжного заседателя

Вы не должны становиться независимым следователем и самостоятельно заниматься расследованием уголовного дела.

Вы не должны читать газетные статьи, слушать радиопередачи или смотреть телевизионные программы о процессе, в котором участвуете.

Согласно статистическим данным количество оправдательных приговоров в России с каждым годом снижается. По последним данным на 2016 год их уровень составил лишь 0,36%.

В связи с этим законодатели плотно занялись реформированием судебной системы. В частности, одним из нововведений, вступившем в законную силу с 1 июня 2018 года, является расширение полномочий присяжных заседателей.

Присяжные заседатели – это институт судебной власти, позволяющий наряду с профессиональными судьями обычным гражданам выступать в роли творца правосудия.

Позиция присяжного неоднозначна и спорна. С одной стороны, это обязанность любого добропорядочного гражданина. С другой же, это большая ответственность за судьбы других людей. Одни мечтают стать присяжным заседателем, другие – всячески избегают такой роли.

В нашей статье мы подробно расскажем о том, что это такое – кандидат в присяжные заседатели, и кто может быть удостоен этой почетной роли.

Институт присяжных заседателей

Суд присяжных в России стал упоминаться еще со времен правления Екатерины II. Официально принят он был лишь в 1864 году. Позже при СССР суд присяжных вновь появился в 1990 году.

В 2016 году был принят новый закон о присяжных заседателях, который существенно расширил круг их полномочий и подсудных им дел. Начал действовать данный нормативно-правовой акт лишь с 2018 года.

Итак, суд присяжных – это одна из форм судопроизводства по уголовным делам, при которой определенный круг вопросов относительно виновности или невиновности обвиняемого решают обычные граждане, не имеющие юридического образования.

Присяжные заседатели формируются методом случайной выборки компьютерной программы.

Какие дела подлежат рассмотрению присяжными?

Новый закон существенно расширил перечень уголовных статей, по которым может быть назначена коллегия присяжных заседателей.

Для того, чтобы уголовное дело было рассмотрено судом присяжных, необходимо ходатайство со стороны подсудимого.

Итак, могут быть привлечены присяжные по следующим статьям:

По сути данный список лишь дополнился некоторыми статьями. В частности, убийство и причинение тяжкого вреда здоровью значительно увеличили нагрузку на присяжных заседателей. Данные преступления довольно широко распространены.

Институт присяжных заседателей появился в районных судах и гарнизонный военных судах.

При наличии в уголовном деле нескольких подсудимых привлечение присяжных возможно по ходатайству хотя бы одного из подсудимых.

Когда судья вынес постановление о рассмотрении уголовного дела присяжными, отказаться от их участия подсудимый уже не имеет права.

Статус присяжного: минусы и плюсы

Законом установлены специальные требования к отбору кандидатов на роль присяжного. Если система остановила свой выбор на Вашей кандидатуре, придется участвовать в судах в течение 4 лет.

Причина для отказа в судебном разбирательстве должна быть уважительной.

Требования к кандидату

Всех интересует вопрос, как выбирают присяжных заседателей в России. Итак, присяжным может стать далеко не каждый гражданин страны.

В список присяжных заседателей не могут быть включены лица:

  • Возрастом младше 25 лет;
  • С наличием неснятой или непогашенной судимости;
  • Недееспособные или ограничено дееспособные;
  • Стоящие на учете в психоневрологических или наркологических диспансерах;
  • Не знающие языка, на котором ведется судебное разбирательство;
  • Имеющие статус подозреваемого или обвиняемого в уголовном деле;
  • С психическими или физиологическими недостатками, которые могут мешать участию в разбирательстве.

Если ни один из критериев к Вам не относится, Вы можете быть включены в базу отбора присяжных.

Как не стать присяжным?

Многие из граждан имеют осознанное убеждение о том, что не желают участвовать в роли присяжного в рассмотрении уголовных дел. Причин для таких соображений может быть много.

Одни не хотят после испытывать муки совести, другие – не хотят тратить время на бестолковые занятия. Итак, как отказаться от роли присяжного?

Ваш отказ от участия в суде присяжных будет принят, если имеют место следующие обстоятельства в жизни кандидата:

  • Возраст более 60 лет;
  • Женщины с детьми до 3 лет;
  • Лица, имеющие религиозные убеждения о невозможности осуществления правосудия;
  • Лица, отвлекать которых от исполнения служебных обязанностей вредно для общества и государства;
  • Иные лица, имеющие уважительные причины.

В течение двух недель нужно обратиться в государственный орган исполнительной власти с письменным отказом от статуса присяжного заседателя.

Высший исполнительный орган обязан рассмотреть подобное обращение в течение 5 дней и вынести по нему решение. Оно, к слову, может быть обжаловано.

Процедура отбора присяжных

Рассмотрим, как стать присяжным заседателем по уголовному делу.

Порядок отбора кандидатов также строго регламентирован действующим законодательством. Для этого имеются общий и запасные списки, которые составляются на 4 календарных года.

В данных списках фигурируют только те граждане, которые отвечают необходимым требованиям. При помощи автоматизированной программы «Выборы» происходит поиск присяжных.

Общие и запасной списки подлежат обязательной публикации в СМИ.

Большая часть граждан ошибочно полагают, что присяжных в уголовном деле должно быть 12 человек. Новый закон изменил это требование. Итак, подробно расскажем, сколько присяжных в суде должно быть в одном уголовном деле.

Количество присяжных заседателей по новому закону разнится, исходя из следующих обстоятельств:

  • 6 человек из 12 кандидатов в районных и гарнизонных судах;
  • 8 человек из 14 кандидатов в областных судах и приравненных к ним.

Дела, в которых подсудимый не достиг возраста 18 лет, не могут быть рассмотрены присяжными заседателями.

Финансовая сторона участия

Безусловно, регулярное участие в рассмотрении уголовных дел для многих расценивается как негативный фактор. Данные дела, как правило, сопряжены с жестокостью и насилием. Такой досуг сложно назвать позитивным и приятным.

Однако, положительные стороны в роли присяжного также существуют. Это, в частности, денежное вознаграждение, компенсации и гарантии.

В год гражданин участвует в рассмотрении уголовного дела только 10 рабочих дней.

Зарплата присяжного заседателя исчисляется исходя из нескольких правил:

  • В размере половины должностного оклада судьи пропорционально количеству дней участия;
  • Не менее уровня среднего заработка присяжного по основному месту его работы за данный период.

Также присяжного в полной мере возмещаются расходы, потраченные на проезд до места рассмотрения уголовного дела, и командировочные расходы.

Пока Вы выступаете в роли судьи, Ваше основное рабочее место сохраняется. Работодатель не имеет право уволить Вас или перевести на другую должность в этот период.

Трудовой стаж не будет прерван на время осуществления обязанностей присяжного заседателя.

На весь период рассмотрения уголовного дела на присяжных распространяются гарантии неприкосновенности и независимости судей.

Оказывать на Вас влияние в этот период никто не имеет права. За подобные действия он будет привлечен к ответственности.

Вердикт присяжных заседателей

Особенности производства в суде с участием присяжных заседателей прописаны в УПК РФ. Присяжные решают далеко не все вопросы в уголовном процессе.

К их компетенции УПК РФ относит лишь следующие:

  • Факт совершения преступления;
  • Причастность и вина подсудимого в преступлении;
  • Заслуживает ли подсудимый снисхождения.

Вопросы квалификации содеянного, наказания и разрешения гражданских требований в рамках уголовного разбирательства остаются в подсудности профессионального судьи.

Присяжным дается 3 часа на вынесение решения. Если по истечении данного периода им не удается достигнуть консенсуса, происходит голосование.

При вынесении обвинительного вердикта большинство заседателей должны утвердительно ответить на вопросы судьи о виновности подсудимого. При оправдательном вердикте нужно минимум 6 отрицательных голосов заседателей.

Оправдательный вердикт коллегии присяжных всегда влечет оправдание преступления председательствующим судьей. Обвинительный же вердикт не является препятствием для оправдательного решения судьи, если он посчитает это правильным.

Судья может распустить коллегию присяжных и отправить дело на новое рассмотрение, если увидит основания для оправдания подсудимого, которому присяжные вынесли обвинительный приговор.

Любое приобщение или исключение доказательств решается присяжной коллегией отдельно в совещательной комнате.

Внедрение института присяжных заседателей в систему районных судов совсем не обещает увеличение числа оправдательных приговоров. Тяжкие и особо тяжкие преступления были, есть и будут в большинстве своем наказуемы.

Судебная система давно требует своего реформирования. Сегодня многие из граждан не верят в независимость судей. Суд присяжных заседателей способствует повышению общественного доверия системе российского правосудия.

При этом вопрос: принять или не принять приглашение на роль присяжного заседателя, всегда остается только за самим гражданином.

Рубрики: Статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *