Журнал IQR продолжает публиковать обзоры профессий от специалистов. Мы решили разбавить рассказы об общеизвестных специальностях чем-то необычным. Сегодня вы узнаете все о работе инспектора СИЗО — сколько платят, что надо уметь и сложно ли работать с заключенными. У многих, наверное, сразу возник вопрос, чем СИЗО отличается от тюрьмы. Вообще, следственный изолятор временного содержания — это не тюрьма. СИЗО обеспечивает содержание под стражей подследственных и подсудимых на время следствия и суда соответственно, а также осужденных – до перевода к месту заключения.

Чем занимается инспектор в СИЗО

Работа в СИЗО

Меня зовут Оксана, мне 34 года. Проживаю на Украине, в Киеве, работаю в СИЗО с 2008 года. Итого, мой рабочий стаж составляет восемь лет. Должность, на которой я тружусь, только название имеет такое презентабельное, а по существу работы – это типичный надзиратель над заключенными, уже осужденными или же еще пребывающими под следствием. Женщин-инспекторов ставят на охрану женщин-заключенных, а также малолетних преступников. Мужчин охраняют, соответственно, инспектора-мужчины.

Профессиональные обязанности

Для бесперебойной работы, в учреждении сформировано пять смен. Четыре смены работают сутки через трое (собственно надзиратели), так называемая «пятая смена» работает пять дней в неделю, кроме субботы и воскресенья. В пятой смене трудятся младшие инспектора, в обязанности которых входит:

  • обыск камер;
  • обыск заключенных, прибывших с воли или из выезда на суд;
  • прием и раздача передач;
  • сопровождение на прогулку и в баню;
  • сопровождение из камер на следственные действия.

Как устроиться на работу в СИЗО

Женщина в тюрьме

Каких-либо особых знаний и навыков при приеме на работу не требуют. Образование может быть средним, средне-специальным. Высшее образование без юридической специальности при приеме на работу роли никакой не играет.

Чтобы попасть работать в уголовно-исполнительную систему, в моем случае – следственный изолятор, необходимо прийти в отдел кадров и заполнить кучу анкет. Вопросы такого типа:

  • почему решили идти работать в структуру;
  • предыдущие места работы;
  • фамилия, имя, отчество близких родственников (брата, сестры, отца, матери, мужа, жены, сына, дочери). Причем, если кто-то из них менял фамилию, то это нужно обязательно указать.

Также подписывается несколько документов о неразглашении. Это касается места расположения корпусов и камер на территории изолятора. После этого выдается направление в вашу местную поликлинику, где вы проходите общую медкомиссию. Нужны еще сертификаты от нарколога и психолога.

Пройдя медкомиссию, ждете звонка. Ждать обычно приходится полторы-две недели. Столько времени занимает спецпроверка в отношении вас и ваших близких родственников. Затем, если все нормально, ни у кого из вас не оказалось судимости, вас приглашают на собеседование. Скажу, правда, что никакого собеседования не было, а сразу дали направление на еще одну медкомиссию, которую нужно пройти в поликлинике МВД. Состоит она из двух частей: углубленной проверки общего состояния здоровья и психологических тестов. Результаты готовы обычно через два-три дня. Поликлиника сама передает их в отдел кадров СИЗО. Вам опять звонят из отдела кадров и приглашают на работу.

Мой первый рабочий день в СИЗО

СИЗО

В первый рабочий день начальник ОК выписывает временный пропуск на закрытую территорию и ведет знакомиться с начальником и замом. Это обязательная процедура начала трудовых будней. Впоследствии, за много лет работы вы будете видеть этих людей только мельком, при условии, что не выкинете какой-нибудь сногсшибательный фортель и не попадете «на ковер». С мелкими же проступками разбирается начальник смены, с проступками более серьезными – опера.

Знакомство происходит следующим образом: вас спрашивают, почему пришли сюда работать, боитесь ли оружия, уведомлены ли о наказаниях за нарушение устава. Вы невнятно что-то бормочете, так как ответы ваши никто не слушает, и выходите из кабинета под напутствие: «Идите работать».

Главные принципы работы с заключенными

Первые три смены вы – стажер. Только называется это иначе – неаттестованный. Вас ставят в смену не одного, а с наставником, который все подробно рассказывает и показывает.

Моя наставница, матерая баба, рассказала мне основные, главные принципы работы. Самый главный — никогда, ни при каких обстоятельствах, не поворачивайся спиной к зекам. Еще она показала, где находятся скрытые точки тревожной сигнализации, выдала магнит, который в случае критических ситуаций нужно приложить к точке сигнализации, научила открывать камеру ключами.

Все. Остальное, говорит, в процессе. Все три смены (трое суток) я училась выполнять несложную работу: утром считать заключенных, принимая смену, в течение дня – выпускать и запускать, контролировать раздачу пищи и передач, вечером «сводить остаток» — «минусовать» тех, кто не вернулся с заседания суда или отбыл в колонию. На ночь ключи от камер забирает корпусной. Так называется наш непосредственный начальник, который нам и мать, и отец. Почему? Потому что «залетов» на такой работе бывает великое множество. А он нас, младших, «отмазывает» перед начальством.

Аттестация

На четвертый день работы – аттестация. Начальник отдела кадров собирает всех новичков и везет в Управление Госдепартамента по исполнению наказаний. Нас было трое. Всех по очереди заводили в разные кабинеты, где важные дядьки задавали одни и те же вопросы: «Чем вас привлекает эта работа?». И слышали традиционный ответ: «Привлекает стабильность, соцпакет и т.д.».

Затем попросили пройти сфотографироваться на удостоверение и подождать решения. Через два часа нам сообщили, что мы аттестованы и в звании младшего сержанта можем приступать к несению службы. Так, в новом звании, в форме, которую выдали после аттестации, я приступила к выполнению своих обязанностей.

Распорядок дня инспектора СИЗО

Рабочие сутки начинаются в восемь утра с развода. Развод – это такая планерка, где смена стоит, выстроившись в две шеренги, а начальник смены дает четкие указания. На какой идти пост инспектор узнает только утром. Далее, вы приходите на пост, и начинается пересменка. Вам дают специальный документ, по которому вы проверяете наличие всех заключенных в своих камерах. Затем приходит корпусной (ими могут быть только мужчины), и вместе с ним делается обход. Открывается поочередно каждая камера, заключенные строятся, к ним заходит корпусной и выслушивает все пожелания. Кому надо к врачу, у кого-то сломана нара (кровать), просьбы починить умывальник и тому подобное.

Заброшенная тюрьма

Далее весь день проходит в рабочей суете. Приходят конвойные, забирают заключенных на следственные действия или на выезды в суд. Чтобы инспектор выпустил человека из камеры, конвойный представляет ему документ с именем заключенного, подписью и печатью учреждения. Документ остается у инспектора до прибытия заключенного в камеру. Если человека не привезли, то при вечерней сверке этот документ крепится к камерной карточке и отдается корпусному.

В десять вечера объявляется отбой и заключенные должны лечь спать, но, как правило, этого не происходит. У них ночью жизнь только начинается. Они перекрикиваются и посредством веревок (на их жаргоне – «дороги», «кони») передают друг другу записки и другие вещи. Инспектору же ночью спать не разрешается. Но мы ухитряемся поспать.

В шесть утра – подъем. В семь привозят завтрак, который через «кормушки» раздают рабочие-заключенные, оставшиеся отбывать срок в изоляторе. Потом – пересменка и можно домой.

Зарплата надзирателя

Тюрьма

В принципе, отвечая на вопросы в Управе, я не врала. Меня действительно прельщала стабильность, служба во внутренних войсках, льготный стаж, бесплатный проезд даже. К тому же, вначале клятвенно обещали комнату в общежитии, а на тот момент имелись проблемы с жильем. Поэтому, собственно, и возникла идея идти работать в эту структуру, хоть и на маленькую зарплату. В 2008 году она составляла 900 грн (100$), а с учетом всех отчислений – и того меньше. Сейчас эта сумма составляет 3000 грн, что, с учетом инфляции – всего ничего. Чистыми получается все те же 110$. Так это я уже старший прапорщик и, соответственно, старший инспектор. А новички, младшие сержанты, получают и того меньше. К слову, у офицеров-оперов, начальников смен, работников отдела кадров заработок ненамного выше. В среднем на 400 – 600 грн, в зависимости от звания. Если я не ошибаюсь, за каждое повышение звания идет прибавка к жалованью в сумме 150 грн.

Справка от редакции: Эти данные актуальны для Украины, на Украине средняя зарплата 200 долларов. В России зарплата в СИЗО на должности “младший инспектор отдела режима” со всеми надбавками составляет на сегодня примерно 30-40 тысяч рублей. Жилье не предоставляется. Есть ежегодный отпуск – от 30 до 45 суток. Данные по ФКУ СИЗО-2 УФСИН России по г. Москве “Бутырка”.

Работа в структуре исполнения наказаний имеет некую особенность. Вы не имеете права подрабатывать где бы то ни было. Это чревато увольнением. Но, если честно, никто за этим не следит, поэтому при таком графике можно спокойно найти себе подработку.
Стоит еще отметить, что при таком минусе, как маленькая зарплата, есть еще и некоторые плюсы. Во-первых, оплачиваемый отпуск, который увеличивается из года в год, в зависимости от стажа. У меня сейчас отпуск 45 дней. Во-вторых, сам стаж для пенсии – год считается за полтора. Ну, и больничный, бесплатное лечение в госпитале МВД, бесплатный проезд в общественном транспорте. Да и комнату в общежитии все-таки дали, правда, через два года.

Но самым большим, на мой взгляд, преимуществом является возможность получения высшего юридического образования в ведомственных вузах. Бесплатно. Причем такая возможность есть у каждого сотрудника. Начальник изолятора ставит одобряющую подпись на каждом обращении. Другое дело, если человек не отличается умом и сообразительностью, то его уже потом могут отчислить из учебного заведения.

Материал в тему: Зачем нужен диплом о высшем образовании?

После окончания заочной учебы и получения диплома всем предоставляется новая, соответствующая званию должность. Хочу сказать, что работать можно. Денег заработаете не шибко много, но и семь рабочих суток в месяц – тоже не велик напряг.

Женщины, которые хотят работать в мужской тюрьме

Image caption Шармейн говорит, что эта татуировка вдохновила ее на новую карьеру

Тюрьмы в Англии и Уэльсе переживают кризис. Во многих из них распространены наркотики, насилие бьет через край. Тем удивительнее желание наших трех собеседниц получить работу в мужской тюрьме. Они объяснили нам, почему решились на это.

На руке у Шармейн розовыми чернилами вытатуировано слово «непонятая». Это в память о ее убитой подруге. У нее тоже была такая татуировка.

«Я на самом деле не могу объяснить, о чем это, — признается Шармейн. — Некоторые думают, что это из песни, но, мне кажется, моя подруга так воспринимала себя как личность».

Шармейн говорит о ней как о сестре: «Мы все делали вместе. Она для меня была всем на свете».

«Попытаюсь что-то изменить»

Теперь эта татуировка вдохновляет Шармейн в ее новой карьере — тюремного надзирателя.

«Если бы моя подруга знала, что я стану тюремным надзирателем, она сказала бы, что я с ума сошла и мне надо голову проверить», — говорит Шармейн.

На подобный поворот судьбы Шармейн натолкнула мать.

«После смерти подруги я долго не могла прийти в себя. Я ни о чем другом не могла тогда думать, кроме как о том, как же я ненавижу убийцу моей подруги. Но моя мать однажды сказала мне, что все заслуживают искупления, — рассказывает она. — Прошло около года, и я начала размышлять о словах своей матери. Я решила, что попытаюсь что-то изменить, что стану тюремным надзирателем».

Image caption Калипсо — студентка-заочница и раньше работала в баре. Она будет надзирателем в мужской тюрьме

Мы договорились, что по соображениям безопасности не будем называть фамилию Шармейн, как и фамилии других женщин, о которых мы здесь рассказываем.

Я впервые встретилась с Шармейн, когда она проходила спецподготовку в колледже пенитенциарной службы, который расположен в графстве Уорикшир в особняке Ньюболд-Ревел — памятнике архитектуры XVIII века.

Шармейн 50 лет, она уже бабушка. Раньше она работала маляром-отделочником на стройках и была там часто единственной женщиной.

На стройке нередко происходили несчастные случаи, и после очередного такого происшествия она решила переменить профессию, поработать какое-то время в тюрьме, чтобы понять, подходит ли ей это.

Шармейн говорит, что готова к трудностям и справится с проявлениями насилия, членовредительством и другими подобными инцидентами, поскольку у нее есть личный опыт в этих делах.

«Мой брат и племянник покончили с собой, так что меня так просто не напугать», — говорит Шармейн.

Материнский инстинкт

Шармейн говорит, что ее жизненный опыт явно пригодится на новой работе.

«Ты видишь, как подростки попадают в тюрьму впервые в жизни и какое это для них испытание. Тут пригодится материнский инстинкт. Иногда нужен человек, который сможет почувствовать, что с подростком что-то не так «, — поясняет она.

Image caption Салли готова к трудностям, которые ее ждут на новой работе

Шармейн сама была в прошлом жертвой преступления и пережила семейное насилие, после чего оказалась в приюте для женщин.

Но даже несмотря на это она предпочитает думать о тюрьме как о месте для реабилитации, а не для наказания.

«В тюрьме их учат не возвращаться к преступлениям, когда они выйдут на волю. Мы пытаемся помочь им стать лучше и вернуться к нормальной жизни в обществе», — говорит Шармейн.

«Это меня вдохновляет»

Вместе с ней проходят подготовку 49-летняя Салли и 24-летняя Калипсо.

Салли до этого работала в банковской сфере, а затем в местном совете, а Калипсо работала в баре официанткой и училась заочно в Открытом университете на психолога-криминалиста.

  • Количество суицидов в британских тюрьмах рекордно выросло

Перед поступлением на работу в тюрьме стажеры должны пройти 10-недельный курс подготовки в полицейском колледже.

Курс состоит из лекций и практических занятий с использованием ролевых игр. Новичков учат, как надевать наручники, обыскивать камеры и, конечно, умению общаться с заключенными и как вести себя в случае конфронтации.

Новая карьера Шармейн, Салли и Калипсо начинается как раз в то время, когда пенитенциарная система в Англии и Уэльсе переживает кризис.

В тюрьмах все больше сексуального и общего насилия, зачастую оно связано с возросшим употреблением наркотиков.

Наша троица к тому же будет работать в основном в мужском коллективе.

  • Медсестра: самая «женская» профессия?

Согласно недавно опубликованным данным, в Англии и Уэльсе примерно 48 тысяч тюремных надзирателей, чуть больше четверти из них — женщины.

Многие надзиратели бросают эту работу, поэтому власти в этом году хотят подготовить 5200 новых сотрудников, и пока все идет по плану.

Без розовых очков

Но несмотря на все трудности, все три женщины говорят, что уверены в своем шаге, и утверждают, что делают это не по наивности.

«Я действительно верю в то, что я делаю, — говорит Салли. — Я не смотрю на жизнь сквозь розовые очки. Тюрьма — это место для реабилитации, которая дает результаты, и меня это вдохновляет. Да, будет трудно, но все эти трудности на самом деле — это возможность что-то изменить».

Калипсо допускает, что ее будущая работа таит в себе некоторые опасности.

«Меня это не отпугивает, потому что тут многое зависит от личностных качеств. Речь не о том, насколько ты здоровая и сильная, — говорит Калипсо. — Но если я помогла хотя бы одному человеку, то мое дело сделано».

Работа в УИС — плюсы минусы и сложность работы

Работа в уголовно-исполнительной системе далека от того, что показывают по телевизор и в фильмах зоновской тематики и сейчас я бы хотел рассказать о труде сотрудников ИУ, так как сам отработал там 11 календарных лет.

С охраной периметра колоний и тюрем, я думаю, всем понятен, стоят люди на вышке и несут караульную службу, всё как в любом карауле с некоторыми нюансами конечно.

Остановлюсь подробнее на работе непосредственно внутри колонии, что гораздо сложнее и ответственнее, нежели у отдела охраны, хотя они наверное не согласятся.

Основной отдел, ведущий работу с осуждёнными и обеспечивающий соблюдение ими режима содержания, а так же не допускающие противоправных действий с их стороны по отношению друг к другу и другим лицам, это Отдел безопасности, в который входит и дежурная смена, которая проводит большую часть мероприятий по режиму. Конечно, есть ещё Воспитательный отдел, состоящий из начальников отряда, а так же Оперативный отдел, занимающийся выявлением подготовки осуждённых к осуществлению противоправных действий и ответственные за общую оперативную обстановку в колонии.

Служба Отдела безопасности, как офицеров, так и младших инспекторов, тяжела и по сути не благодарна. Со стороны осуждённых постоянное психологическое давление и попытки нарушать режим содержания, приходится всегда быть на чеку и пресекать любые попытки влияния на тебя или манипуляции. Осужденные, особенно рецидивисты, очень хитрые и продуманные люди, для них есть одна цель — сделать своё пребывание в ИК максимально комфортным, ради чего они готовы на всё, от подставы, до провокаций. В этом им помогает Оперативный отдел, сотрудники которого так и желают поймать какого-нибудь младшего инспектора на незаконной связи с осуждённым. Например, опер за поблажки предлагает осужденному уговорить молодого сержанта отправить письмо, минуя цензуру или принести запрещённый предмет в колонию, давя на жалость или пользуясь неопытностью парня. Как только тот поддаётся на уговоры, в дело вступает оперативник и всё, человек уволен по отрицательным мотивам.

С другой стороны имеется сильное давление со стороны руководства ИК, требования работать сверхурочно без оплаты, постоянный контроль через видеонаблюдение и так далее. После суточного дежурства тебя вполне могут оставить принимать большой этап до вечера или устроить общий обыск колонии, так же до вечера, при этом ни кто не думает о том, что человек не спал больше суток и что ему хочется есть.

Ну и на последок, благодаря нашим «правдивым» сми и всеобщему российскому стереотипу, сотрудник работающий в ИК — эдакий садист и сволочь, который только и делает, что бьёт дубинкой бедного и несчастного зека, а потом забирает у него передачу чтобы самому употребить её. Зато ни кто не знает, что даже 11 лет работы в зоне делает человека раньше времени седым и нервным, при этом он приобретает стойкую ненависть к убийцам, грабителям насильникам, наркоманам и педофилам, зная какие они на самом деле, что для зеков нет ничего святого и приходится находиться с ними рядом больше половины времени, ведь ни о каких сутки — трое нет и речи, максимум сутки через двое или даже полтора через полтора, вот такой режим работы у мл. инспектора Отдела безопасности и других сотрудников в дежурной смене.

Образование — луч света даже в тюремной тьме

Автор Юрий Носовский 04.06.2013 15:00

Повысить свой интеллектуальный, профессиональный уровень, получить средне-техническое или даже высшее образование, находясь за колючей проволокой, беспрепятственно может каждый заключенный. И это не миф, не мечта — действительность. Подобную возможность имеют осужденные не только за рубежом, но и в России, как говорится, было бы стремление.

Началась традиционная пора сдачи единого государственного экзамена, вот уже несколько лет ставшим почти единственной путевкой в вуз. Однако ЕГЭ сдают абитуриенты не только в привычной школьной форме, но и в форме «полосатой». Или, по крайней мере, такой, в которой принято ходить в том или ином исправительном учреждении.

Например, в колониях Архангельской области, по данным пресс-службы УФСИН России по этому региону, такие экзамены сдают более тысячи заключенных. Учитывая, сколько ИТК расположено по стране в целом — без труда можно догадаться, что абитуриентов-зэков в этом году наберется никак не менее нескольких десятков тысяч.

У кого-то такие цифры могут вызвать недоумение — дескать, а зачем, вообще, за решеткой аттестат зрелости получать? Тем более, с зоны в институт или университет все равно сдавать сессию не отпустят до истечения срока заключения — так зачем эта показуха?

Читайте также: Трудоустройство зеков спасет от рецидивов?

На самом деле, ситуация не так проста, как кажется вначале. В ст. 112 Уголовно-исполнительного кодекса РФ указано, что «в исправительных учреждениях организуется обязательное получение осужденными к лишению свободы, не достигшими возраста 30 лет, основного общего образования. Осужденным, желающим продолжить обучение в целях получения среднего (полного) общего образования, администрацией исправительного учреждения и соответствующими органами местного самоуправления создаются необходимые условия».

В ст. 108 того же Уголовно-исполнительного кодекса РФ говорится, что в исправительных учреждениях организуются и обязательное начальное профессиональное образование или профессиональная подготовка осужденных к лишению свободы, не имеющих профессии (специальности), по которой осужденный может работать в исправительном учреждении и после освобождения из него.

С 2001 года были внесены дополнения к ст. 108 Уголовно-исполнительного кодекса РФ, согласно которым администрация исправительного учреждения получила возможность создания условий для получения осужденными высшего профессионального образования

Исключение сделано лишь для тех, кто отбывает пожизненное заключение — им разрешено проходить лишь самообразование, без обучения в организованных в ИТК школах для осужденных. Видимо, потому что режим их содержания максимально строгий — когда человеку уже нечего терять (больше пожизненного, ввиду отмены смертной казни, все равно не дадут) — гарантировать соблюдения им дисциплины не приходится.

Для чего же были предусмотрены в свое время указанные меры? Вообще, статью Конституции России об обязательном среднем образовании никто не отменял, а заключенные являются такими же гражданами страны, только ограниченными в правах. Многие из них, к тому же, быстро пройдя «тюремные университеты» до своих многочисленных отсидок, так и не удосужились закончить хотя бы 9 классов. Особенно это касается «малолеток».

Читайте также: Гражданские больницы примут заключенных?

Немаловажным моментом является и предварительная социализация нынешних заключенных. Любой срок рано или поздно заканчивается выходом на свободу — и после этого отбывший наказание осужденный должен как-то устроиться в нормальной жизни. Между тем, если нет ни образования, ни опыта работы, ничего иного кроме криминального «украл-выпил-в тюрьму» для таких людей не остается.

На многих российских зонах дают не только базисное среднее образование, но даже и начальное профессиональное. Более того, специальным постановлением правительства, ИТК разрешено иметь вторую, образовательную печать — специально для заверения выдаваемых аттестатов и дипломов. На которых нет упоминания о тюремной специфике места образования — но лишь нейтральные географические названия, не вызывающие у будущих работодателей мгновенной негативной реакции.

И, наконец, российская Федеральная служба исполнения наказаний давно отошла от гулаговских принципов, согласно которым любой заключенный обязан работать все время лишения свободы. Сейчас зонам план сверху уже не спускают, а работа за колючей проволокой стала, скорее, привилегией, чем обязанностью. В том числе, и из-за реалий рыночной экономики, в которую тюремные производства вписываются далеко не всегда. По этой причине имеют работу в колониях в лучшем случае чуть больше четверти заключенных — остальные просто отбывают наказание, то есть, владеют огромным количеством свободного времени.

Между тем, в закрытых мужских (да и женских тоже) коллективах более чем актуальна поговорка армейских старшин: «Солдат без работы — преступник». Криминальная статистика внутризоновой жизни остается по-прежнему высокой.

Естественно, когда осужденные занимаются на уроках, готовят домашние задания — времени на криминальные глупости у них остается гораздо меньше. Тем более, что обитатели ИТК имеют и еще один стимул хорошо учиться — такое поведение идет в зачет при решении вопроса об условно-досрочном освобождении.

Практически все положительные стороны образования, получаемого в тюрьме, относятся и к образованию высшему. Более того, по статистике, те осужденные, кто его получил — после выхода на свободу становятся рецидивистами в 5 раз реже, чем их «коллеги» без диплома.

Еще 10 лет назад — 4 июня 2003 тогда заместитель начальника Главного управления исполнения наказаний (ГУИН) Министерства юстиции РФ Олег Филимонов сообщил, что исправительные учреждения станут выполнять функции центров социальной адаптации осужденных и человек будет выходить на свободу нормальным субъектом гражданского общества.

Сегодня уже многие учебные заведения обучают осужденных: Современная гуманитарная академия, Московский государственный университет экономики, статистики и информатики, Северо-западный государственный заочный технический университет, Московский современный гуманитарный университет. Современная гуманитарная академия (СГА) обладает широкой сетью филиалов, расположенных по всей территории России.

Большой популярностью, кстати, пользуется профессия юриста. Конечно, в правоохранительные органы их на работу после отсидки вряд ли возьмут, но работа юрисконсультом или адвокатом вполне по плечу.

Обязан ли трудиться осужденный в местах лишения свободы? Как происходит трудовое перевоспитание в местах лишения свободы?

Согласно части 1 статьи 103 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации (далее – УИК РФ) каждый осужденный к лишению свободы обязан трудиться в местах и на работах, определяемых администрацией исправительных учреждений. Администрация исправительных учреждений обязана привлекать осужденных к труду с учетом их пола, возраста, трудоспособности, состояния здоровья и, по возможности, специальности, а также исходя из наличия рабочих мест.

Обязан ли трудиться осужденный в местах лишения свободы

Осужденные мужчины старше 60 лет и осужденные женщины старше 55 лет, а также осужденные, являющиеся инвалидами первой или второй группы, привлекаются к труду по их желанию в соответствии с законодательством Российской Федерации о труде и законодательством Российской Федерации о социальной защите инвалидов. Несовершеннолетние осужденные привлекаются к труду в соответствии с законодательством Российской Федерации о труде.

Перечень работ, на которых запрещается использование труда осужденных, устанавливается Правилами внутреннего распорядка исправительных учреждений.

Производственная деятельность осужденных не должна препятствовать выполнению основной задачи исправительных учреждений — исправлению осужденных.

Осужденным запрещается прекращать работу для разрешения трудовых конфликтов. Отказ от работы или прекращение работы являются злостным нарушением установленного порядка отбывания наказания и могут повлечь применение мер взыскания и материальную ответственность.

Труд лиц, осужденных к лишению свободы, является важным средством их воспитания, а также поддержания порядка и дисциплины в местах отбывания наказания.

Привлечение осужденных к труду по специальности – положение рекомендательного характера. Если у администрации исправительного учреждения нет такой возможности, она привлекает осужденного к работе по другой специальности, для чего направляет его на обучение новой профессии. Следует иметь в виду, что даже при наличии работы в исправительном учреждении по специальности, но если осужденному назначено дополнительное наказание в виде лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью, администрация не может предоставить эту работу осужденному, а обязана направить на обучение новой профессии.

В соответствии с частью 1 статьи 104 УИК РФ, продолжительность рабочего времени осужденных к лишению свободы, правила охраны труда, техники безопасности и производственной санитарии устанавливаются в соответствии с законодательством Российской Федерации о труде. Время начала и окончания работы (смены) определяется графиками сменности, устанавливаемыми администрацией исправительного учреждения по согласованию с администрацией предприятия, на котором работают осужденные.

Часть 2 статьи 104 УИК РФ регламентирует особенности учета рабочего времени. Так, с учетом характера работ, выполняемых осужденными, содержащимися в исправительных учреждениях и тюрьмах, допускается суммированный учет рабочего времени.

Осужденным предоставляется отпуск меньшей продолжительности, чем наемным работникам.

В соответствии со статьей 104 УИК РФ, работающие осужденные имеют право на ежегодный оплачиваемый отпуск: продолжительностью 18 рабочих дней — для отбывающих лишение свободы в воспитательных колониях; 12 рабочих дней — для отбывающих лишение свободы в иных исправительных учреждениях. Указанные отпуска предоставляются с выездом за пределы исправительного учреждения или без него в соответствии со статьей 97 УИК РФ. Время содержания осужденного в помещении камерного типа, едином помещении камерного типа и одиночной камере в срок, необходимый для предоставления ежегодного оплачиваемого отпуска, не засчитывается.

Осужденным, перевыполняющим нормы выработки или образцово выполняющим установленные задания на тяжелых работах, а также на работах с вредными или опасными условиями труда, на предприятиях, расположенных в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях, либо работающим по своему желанию осужденным, являющимся инвалидами первой или второй группы, осужденным мужчинам старше 60 лет и осужденным женщинам старше 55 лет продолжительность ежегодного оплачиваемого отпуска может быть увеличена до 18 рабочих дней, а несовершеннолетним осужденным — до 24 рабочих дней.

Оплата труда осужденных осуществляется в соответствии с трудовым законодательством (ч. 1 ст. 105 УИК РФ).

Размер оплаты труда осужденных не может быть ниже установленного минимального размера оплаты труда, при условии, что осужденные отработали полностью определенную на месяц норму рабочего времени и выполнили установленную для них норму (ч. 2 ст. 105 УИК РФ).

Кроме того, в соответствии со статьей 106 УИК РФ, осужденные к лишению свободы, могут привлекаться к работам без оплаты труда.

Так, осужденные к лишению свободы могут привлекаться без оплаты труда только к выполнению работ по благоустройству исправительных учреждений и прилегающих к ним территорий.

Осужденные, являющиеся инвалидами первой или второй группы, осужденные мужчины старше 60 лет, осужденные женщины старше 55 лет, осужденные беременные женщины привлекаются к работе без оплаты труда по их желанию.

К указанным работам осужденные привлекаются в порядке очередности в свободное от работы время, их продолжительность не должна превышать двух часов в неделю. Продолжительность работ может быть увеличена по письменному заявлению осужденного либо при необходимости проведения срочных работ постановлением начальника исправительного учреждения.

Заработная плата осужденных зачисляется на их лицевой счет.

На основании части 4 статьи 99 УИК РФ, осужденные, получающие заработную плату, и осужденные, получающие пенсию, возмещают стоимость питания, одежды, коммунально-бытовых услуг и индивидуальных средств гигиены, кроме стоимости специального питания и специальной одежды. С осужденных, уклоняющихся от работы, указанные расходы удерживаются из средств, имеющихся на их лицевых счетах. Возмещение стоимости питания, одежды, коммунально-бытовых услуг и индивидуальных средств гигиены производится ежемесячно в пределах фактических затрат, произведенных в данном месяце.

Независимо от всех удержание на лицевой счет осужденных зачисляется не менее 25% начисленных им заработной платы, пенсии или иных доходов, а на лицевой счет осужденных мужчин старше 60 лет, осужденных женщин старше 55 лет, осужденных, являющихся инвалидами первой или второй группы, несовершеннолетних осужденных, осужденных беременных женщин, осужденных женщин, имеющих детей в домах ребенка исправительного учреждения, — не менее 50 процентов начисленных им заработной платы, пенсии или иных доходов.

Обязан ли трудиться осужденный в местах лишения свободы, решает сам осужденный.

Закон РАА

Рубрики: Статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *