Письмо заключенных Смоленской трудовой колонии Н.Г. Солодкова и К.М. Кошенкова первому секретарю Запобкома ВКП(б) И.П. Румянцеву о неправильном приговоре суда

7 января 1932 года

Т. Румянцев!

В настоящее время мы лишены свободы и заключены в закрытой Смоленской трудовой колонии – Солодков Николай Григорьевич и Кошенков Константин Михайлович. С целью найти отклик справедливости, если она существует в партийной организации, обращаемся к тебе, как понимающему язык рабочего.

Мы не имели судимостей в прошлом, и за нами не было никаких преступлений, не- вольно и случайно попали на скамью подсудимых. Нас осудили, как государственных преступников, хотя наша виновность не доказана ни предварительным следствием, ни судом. Нас судили шаблонно, по-кабинетному, несмотря на то, что мы не имели никакой связи со спекулянтами, а были рабочими-ударниками, не раз премировались на производстве, что могут подтвердить документы, находящиеся в деле. Персонально каждый из нас имеет следующую биографию.

Я, Солодков Николай Григорьевич, имеющий от роду 20 лет, рабочий, член ВЛКСМ, с малых лет работал по найму. В 1927 г. поступил в бывшую профшколу, теперь ФЗУ завода № 35, проучился там 4 года, закончил ее в 1930 г. Окончив школу, я был оставлен там же, в ФЗУ завода № 35, работать в качестве инструктора слесарного цеха, как хороший производственник, хорошо окончивший школу и как примерный комсомолец – общественник. За период моего обучения я понес много лишений и нужды, стараясь быть полезным пролетарскому обществу и социалистическому строительству. Я достиг этого, и, работая в школе ФЗУ завода № 35, я аккуратно выполнял возложенную на меня работу, готовя молодые кадры, попутно был секретарем комсомольской ячейки.

Я сделал, может быть, непоправимую ошибку. Я невольно, необдуманно попал в общество и преступление, в котором я не виновен. Меня осудили к 5 годам лишения свободы и 3 годам ссылки. Находясь в заключении 4 месяца, я не могу примириться с такой мерой социальной защиты. Я верю всем существом в справедливость рабоче-крестьянской партии ВКП(б). Прошу вас, тов. Румянцев, ответить хоть что-нибудь. Тогда, может, легче будет отбывать то неправильно данное мне наказание.

Солодков

Я, Кошенков Константин Михайлович, имею от роду 21 год, рабочий, с малых лет работающий по найму вместе с отцом, по специальности маляр. После смерти отца в 1928 г. я, чтобы помогать семье, оставшейся без отца, завербовался в отделе труда на Дальний Восток. Проработав там 2 года, я был несколько раз премирован за хорошую работу. Отбыв срок вербовки, вернулся в Смоленск, где поступил работать на завод № 35, где также несколько раз был премирован за хорошую работу. Я чувствовал и понимал, что являюсь полезным гражданином в строительстве социализма и выполнении пятилетки, аккуратно работал.

Теперь я, неизвестно почему, так сурово наказан и несу совсем неверно возложенные на меня обвинения. Я также прошу вас, т. Румянцев, ответить, если можно, есть ли и может ли быть правда.

Кошенков

Мы оба просим, т. Румянцев, ответить нам. Мы – не чуждый элемент, а рабочие, и еще можем быть полезными и будем! социалистическому строительству, которое строит пар- тия и пролетариат.

Просители Солодков

Кошенков

ГАНИСО, ф.Р-5, оп. 1, д. 1414, л. 183–184. Подлинник, рукопись.

13 января 1932 года

Тов. Румянцев!

Когда мы писали вам, то были глубоко уверены, что в лице парторганизации ВКП(б) мы найдем тех, кто б мог заинтересоваться безвременно гибнущими или обреченными на всевозможные лишения и переживания совершенно по неизвестным причинам. Мы жестоко покараны. Враги советского строя безжалостно насмехаются над нашим прошлым, т.е. над тем, что мы до заключения были строителями будущего.

Надежды наши не оправдались. И тут мы находим пассивное отношение к рабочему, неопытному молодому рабочему, который по своей неопытности мог быть опутан паутиной классового врага.

Теперь мы подготовлены к этому и уверены: если не нашли правды тут, где мы выросли, у своих же товарищей по производству, то там нас, наверно, ожидает худшее.

Просим мы вас, тов. Румянцев, посоветовать нам, как можно доказать, что мы не социально опасные, не враги Советскому Союзу. Но ничего не поделаешь, если негде и не у кого искать правды.

Лишенные свободы Солодков и Кошенков

ГАНИСО, ф.Р-5, оп. 1, д. 1414, л. 185. Подлинник, рукопись.

29 января 1932 года

Первому секретарю Запобкома ВКП(б) И.П. Румянцеву – от полномочного представителя ОГПУ по Западной области

Возвращая при сем заявление Солодкова Николая Григорьевича и Кошенкова Константина Михайловича, сообщаю, что они осуждены 5–6 декабря 1931 г. нарсудом Заднепровского р-на за проявленные ими хулиганские действия.

Солодков, Кошенков и другие (частью торговцы и лица с уголовным прошлым), всего в числе восьми человек, собрались на вечеринку к гр-ке гор. Смоленска Рудковской, где пьянствовали, а затем избили агентов финотдела, явившихся в этот вечер на производство обыска у Рудковской.

Зам. ПП ОГПУ Запобласти Нельке

ГАНИСО, ф.Р-5, оп. 1, д. 1414, л .179. Подлинник, машинопись.

В Запобком ВКП(б) – из Западного областного суда

По распоряжению предоблсуда направляется Вам переписка по делу Солодкова Н.Г. и Кошенковка К.М. и сообщается, что приговор по данному делу вынесен нарсудом пра- вильно, о чем доложено т. Румянцеву.

Ст. секретарь Черных

ГАНИСО, ф.Р-5, оп. 1, д. 1414, л. 177. Подлинник, машинопись.

Рубрики: Статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *