Содержание

УПК РФ Статья 164.1. Особенности изъятия электронных носителей информации и копирования с них информации при производстве следственных действий

2. Электронные носители информации изымаются в ходе производства следственных действий с участием специалиста. По ходатайству законного владельца изымаемых электронных носителей информации или обладателя содержащейся на них информации специалистом, участвующим в следственном действии, в присутствии понятых с изымаемых электронных носителей информации осуществляется копирование информации. Копирование информации осуществляется на другие электронные носители информации, предоставленные законным владельцем изымаемых электронных носителей информации или обладателем содержащейся на них информации. Копирование информации не осуществляется при наличии обстоятельств, указанных в пункте 3 части первой настоящей статьи. Электронные носители информации, содержащие скопированную информацию, передаются законному владельцу изымаемых электронных носителей информации или обладателю содержащейся на них информации. Об осуществлении копирования информации и о передаче электронных носителей информации, содержащих скопированную информацию, законному владельцу изымаемых электронных носителей информации или обладателю содержащейся на них информации в протоколе следственного действия делается запись.

В современных условиях предпринимательскую деятельность практически любого предприятия сложно представить без использования информационных технологий.

Как правило, огромные объемы необходимой для нормальной работы коммерческой информации хранятся на серверах, жестких дисках персонального компьютера, бухгалтерия ведется с помощью программы «1С», взаимодействие с банком происходит через Интернет и персональные ключи доступа к так называемой системе «Банк – Клиент».

Более того, нередко сама по себе предпринимательская деятельность строится в своей основе на использовании достижений информационных технологий, например это интернет-магазины по продаже товаров, сервисы по оказанию услуг бронирования и т.п.

В случае принудительного неожиданного изъятия документов, в том числе электронных носителей информации, в ходе следственных и оперативных действий правоохранительных органов деятельность организаций оказывается практически парализованной.

На данную проблему неоднократно обращал внимание и Президент РФ В.В. Путин, например, в августе 2017 года на совещании по инвестиционным программам развития Дальнего Востока он указал на необходимость в принципе запретить правоохранительным органам изымать серверы и жесткие диски при проведении следственных мероприятий на предприятиях. «Если для следствия нужно, – отметил глава государства, – достаточно снять копии, заверить их и пользоваться ими в ходе следствия».

Многочисленные жалобы представителей предпринимательского сообщества вызвали неоднократные попытки законодательно урегулировать данную сферу отношений в целях минимизации неблагоприятных для предпринимателей последствий.

Так, Федеральным законом от 28 июля 2012 г. № 143-ФЗ в ст. 183 УПК РФ была введена ч. 3.1, устанавливающая особый порядок изъятия электронных носителей информации. Данная норма предусматривала, в частности, что выемка указанного носителя должна производиться исключительно в присутствии специалиста, по ходатайству законного владельца носителя ему должна быть предоставлена возможность скопировать содержавшуюся на нем информацию.

Аналогичная норма в виде ч. 9.1 была включена в ст. 182 УПК РФ, регламентирующую производство обыска.

Более того, в п. 20 Инструкции о порядке проведения сотрудниками органов внутренних дел Российской Федерации гласного оперативно-разыскного мероприятия обследование помещений, зданий, сооружений, участков местности и транспортных средств, утвержденной Приказом МВД РФ от 1 апреля 2014 г. № 199, установлены такие же по сути, как и изложенные, правила для изъятия электронных носителей информации в ходе оперативно-разыскных мероприятий.

Перечисленные нормы, хотя и имели некоторый положительный эффект, проблему, по моему убеждению, не решили.

Несмотря на то что сотрудники правоохранительных органов формально предлагали представителям организаций, в которых проводились следственные действия, скопировать имевшуюся на электронном носителе информацию, реальной возможности для этого фактически не обеспечивалось. Редко у какого предприятия в наличии были запасной носитель информации необходимого объема, специалист, который мог бы информацию скопировать, а также необходимое для этого время (зачастую не менее 4–5 часов).

Таким образом, на мой взгляд, указанные нормы, провозгласив правильные по сути принципы, к реальному результату не привели.

Для замены данных норм более эффективными тем же Законом № 533-ФЗ в УПК РФ была введена ст. 164.1 «Особенности изъятия электронных носителей информации и копирования с них информации при производстве следственных действий».

Указанная норма, по сути, во многом повторяет положения утративших силу ч. 9.1 ст. 182, ч. 3.1 ст. 183 УПК РФ в части обязательного участия специалиста при изъятии электронного носителя информации, предоставления владельцу носителя возможности с помощью данного специалиста скопировать информацию на предоставленный им носитель и т.п. Кроме того, впервые законодатель предусмотрел право следователя скопировать информацию с электронного носителя без изъятия самого носителя. Однако, как показывает практика пока небольшого периода действия данной нормы, названным правом следователи практически не пользуются.

Тем не менее необходимо отметить, что ст. 164.1 УПК РФ содержит запрет на изъятие электронных носителей информации, однако данный запрет распространяется исключительно на случаи изъятия в ходе производства по уголовным делам о преступлениях, предусмотренных ч. 1–4 ст. 159, 159.1–159.3, 159.5, 159.6, 160, 165 УК РФ, если эти преступления совершены в сфере предпринимательской деятельности, а также ч. 5–7 ст. 159, 171, 171.1, 171.3–172.2, 173.1–174.1, 176–178, 180, 181, 183, 185–185.4 и 190–199.4 УК РФ.

При этом запрет не применяется в случаях, если: 1) вынесено постановление о назначении судебной экспертизы в отношении электронных носителей информации; 2) изъятие электронных носителей информации производится на основании судебного решения; 3) на электронных носителях информации содержится информация, полномочиями на хранение и использование которой владелец электронного носителя информации не обладает, либо она может быть использована для совершения новых преступлений, либо ее копирование, по заявлению специалиста, может повлечь за собой ее утрату или изменение.

Таким образом, полагаю, что, несмотря на движение законодателя в верном направлении, ограничение действия ст. 164.1 УПК РФ лишь рамками возбужденного уголовного дела по небольшому кругу составов преступлений, а также право широкого усмотрения для оценки тех или иных обстоятельств по-прежнему дают правоохранительным органам возможность обходить установленные запреты, изымать электронные носители без предоставления их владельцам реальной возможности скопировать с них информацию.

Более того, по моему мнению, при разработке законодательной базы по этому вопросу был упущен весьма важный момент, в результате пробел позволяет правоохранительным органам без каких-либо запретов и условий изымать электронные носители информации даже в отсутствие возбужденного уголовного дела.

Так, в соответствии с положениями ст. 176, 177 УПК РФ осмотр места происшествия может быть произведен до возбуждения уголовного дела в рамках проверки сообщения о преступлении в порядке ст. 144–145 УПК РФ. В ходе осмотра могут быть изъяты любые предметы и документы, которые, по мнению сотрудника правоохранительного органа, могут в дальнейшем иметь значение для уголовного дела, без каких-либо запретов и ограничений. По изъятым документам и предметам, как следует из ст. 144 УПК РФ, может быть назначено проведение ревизии и даже судебной экспертизы. Таким образом, до возбуждения уголовного дела, когда начинают действовать установленные ст. 164.1 УПК РФ запреты, все необходимые для правоохранительных органов действия уже совершены, уголовное дело как таковое с доказательственной базой сформировано, а предприниматель, как правило, продолжительный период лишен возможности осуществлять свою деятельность.

Данная ситуация представляется тем более опасной, что для проведения осмотра места происшествия правоохранительным органам необходим лишь формальный повод – сообщение о преступлении (например, заявление, явка с повинной, рапорт об обнаружении признаков преступления), которого достаточно для начала проверки в рамках ст. 144–145 УПК РФ.

Таким образом, по моему убеждению, рассматриваемый вопрос, безусловно, требует дальнейшей разработки комплексного правового регулирования с целью максимальной защиты прав и законных интересов предпринимателей, а также исключения ситуаций фактически принудительного приостановления их деятельности в ходе следственных мероприятий.

Так, по моему мнению, закономерными были бы установление запрета в принципе на любой стадии уголовного судопроизводства (в том числе до возбуждения уголовного дела), а также в рамках оперативно-разыскных мероприятий изымать электронные носители в коммерческих и некоммерческих организациях, у индивидуальных предпринимателей, и замена данной процедуры на процедуру копирования имеющейся на них информации сотрудниками правоохранительных органов на их носители с участием специалистов с обеих сторон. В исключительных случаях, когда у правоохранительных органов есть веские основания полагать, что содержащаяся на электронных носителях информация может быть использована для совершения новых преступлений, изъятие должно производиться не иначе как по решению суда – по аналогии с производством обыска в жилом помещении. Кроме того, в этой ситуации сотрудники правоохранительных органов должны либо обеспечить реальную возможность скопировать информацию с изымаемого источника (с предоставлением необходимого времени для приобретения аналогичного носителя и копирования информации), либо предложить свой носитель, которым предприятие могло бы воспользоваться без нарушения своей работы в отсутствие изъятого. При этом нормы законодательства также должны предусматривать конкретный небольшой срок (не более 15 суток), в течение которого изъятый носитель информации должен быть возвращен владельцу в исправном состоянии со всей имевшейся на нем информацией.

Осмотр электронных устройств как самостоятельное следственное действие

Библиографическое описание:



В настоящее время, к сожалению, следователь, не может проводить осмотр электронных устройств в качестве самостоятельного следственного действия, так как нет достаточной законодательной регламентации. Поэтому осмотр таких устройств, связанный с извлечением информации происходит с помощью такого следственного действия, как осмотр предметов.

Ключевые слова: осмотр, электронные устройства, осмотр предметов, мобильное устройство, данные, протокол.

Наука и техника не стоит на месте, с каждым днем появляются все новые способы передачи информации, совершенствуется ее обмен между людьми. Компьютеризация жизнедеятельности человека не могла не отразиться на таком негативном социальном явлении, как преступность, а следовательно, и на способах противодействия этому явлению. Поэтому новейшие технологии, используемые в совершении преступлений, наталкивают на поиск новых способов расследования и раскрытия преступлений. Так в уголовно-процессуальный кодекс был включен еще один вид доказательств — электронные носители информации . Возможности использования электронных устройств (сотовых телефонов, планшетов) для совершения преступления в настоящее время различны. Это может быть использовано в качестве способа совершения преступления, где основным доказательством может стать информация, содержащаяся на электронном устройстве. Например, переписка в SMS сообщениях, где указываются условия совершения преступления, календарь заметок, переписки по электронной почте и т. п. Возможно применение электронных устройств, для сокрытия следов совершения преступления, когда преступники изначально заводят следствие в заблуждение, пуская по ложному следу благодаря записям содержащейся на электронном устройстве. Ценность информации, содержащаяся на электронных устройствах для разрешения уголовного дела очевидна. То есть возникает необходимость в выработке приемов и способов криминалистической техники, которая будет использоваться криминалистами в работе с электронными устройствами и изъятием информации из них. Следовательно, необходимо рассуждать о возможности выделения нового вида осмотра, как осмотр электронного устройства, который будет заключаться в исследовании и фиксации информации, содержащейся в памяти электронного устройства. При сравнении механизма извлечения данных, больше всего данное следственное действие подпадает по признакам под осмотр. Осмотр удобен тем, что его можно проводить до возбуждения уголовного дела без судебного решения и в протокол осмотра включать любые наблюдаемые и изымаемые сведения. Так, следователь вправе до возбуждения уголовного дела в порядке ст. 176 УПК РФ произвести в целях обнаружения следов преступления, выяснения других обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела, осмотр места происшествия, местности, жилища, иного помещения, предметов (в частности, мобильного устройства) и документов. Причем если осмотр на месте затруднен, то предметы могут быть изъяты, упакованы, опечатаны, заверены подписью следователя и понятых на месте осмотра. Однако изъятию как в ходе данного следственного действия, так и вышеперечисленных подлежат только те предметы, которые могут иметь отношение к уголовному делу. Возникает вопрос о том, по любому ли уголовному делу допускается изъятие электронного устройства. Но не обычный осмотр, а так называемый «виртуальный», поскольку мы не можем материально ощутить изъятые доказательства. В таком случае мобильные устройства следователь может получить при производстве:

‒ осмотра места происшествия (ст. 176 УПК РФ);

‒ обыска (ст. 182 УПК РФ);

‒ выемки (ст. 183 УПК РФ);

‒ личного обыска подозреваемого, обвиняемого (ст. 93, 184 УПК РФ).

Также возможна выемка мобильного устройства сотрудниками органа дознания по письменному указанию следователя. Анализ действующего законодательства и правоприменительной практики позволяет сделать вывод о том, что на сегодняшний день указанная криминалистическая техника применяется для извлечения информации из мобильных устройств в рамках:

‒ осмотра предметов (ч. 2 ст. 176 УПК РФ);

‒ назначения и проведения экспертизы (ст. 195 УПК РФ), в частности компьютерно-технической (аналитической);

‒ сбор образцов для сравнительного исследования (п. 3 ч. 1 ст. 6 ФЗ «О ОРД»);

‒ исследование предметов и документов (п. 5 ч. 1 ст. 6 ФЗ «О ОРД»);

‒ обследование помещений, зданий, сооружений, участков местности и транспортных средств (п. 8 ч. 1 ст. 6 ФЗ «О ОРД»).

Следует отметить, данные на мобильном устройстве, не подпадают под признаки предмета, следовательно, изъять их в ходе обыска или выемки не представляется возможным. Предмет согласно, толковому словарю Ожегова — это всякое материальное явление, вещь. Поэтому оно должно обладать признаком осязаемости. А информация извлекаемая из электронного устройства носит визуальный характер, мы не можем в чистом виде ее хранить, передавать без соответствующего носителя. Сам характер и способ совершенного преступления, может повлиять на доказательственную силу изъятого материала из электронного устройства. С одной стороны, полученная информация из электронного устройства, может являться непосредственным предметом доказывания по конкретному уголовному делу (клевета, развратные действия, преступления экстремистского характера и др.), может иметь вспомогательную доказательственную функцию (в подтверждение вины лица, его приготовительных действий, возможных соучастников, в поиске похищенного и др.), а также может носить ориентирующую функцию (идентифицировать личность неопознанного трупа).

В свою очередь, словосочетание «предметы, имеющие отношение к уголовному делу» имеет расширительное толкование. Мобильные устройства в настоящее время используются повсеместно и для передачи информации в виде СМС, и в качестве средства соединения между абонентами, в качестве записной книжки и т. д. Мобильное устройство, находящееся у подозреваемого, с большой долей вероятности содержит непосредственно информацию, которая имеет отношение к преступлению. В настоящее время, к сожалению, следователь, не может проводить осмотр электронных устройств в качестве самостоятельного следственного действия, так как нет достаточной законодательной регламентации. Поэтому осмотр таких устройств, связанный с извлечением информации происходит с помощью такого следственного действия, как осмотр предметов. Данное следственное действие происходит с участием специалиста, поскольку механизмом работы с электронными доказательствами обладает именно он. В протоколе осмотра предмета (электронного устройства) следователь описывает все необходимые действия осуществляемые специалистом, а также информацию полученную данным путем. Таким образом, следственное действие как осмотр электронных устройств, завуалируют под осмотр предмета. Но на самом деле осмотр предмета, как следственного действия связан с собиранием доказательств путем внешней проверки его конструкции, выявлении индивидуальных черт, отличительных признаков от идентичных предметов и т. д.

Как правило, объектом осмотра бывают, либо предметы, которые содержат следы о событии преступления, либо сами орудия . Поэтому такие предметы в последующем признаются вещественными доказательствами по уголовному делу. В данном контексте, возможно, предположить, что осматривая мобильное устройство, оно должно быть, либо орудием преступления, либо содержать следы предполагаемого виновного лица. Следовательно, толкуя следственное действие, как осмотр предмета, он не может по фактическому обоснованию подходить под осмотр электронного устройства, поскольку обладает определенной спецификой его проведения. Представляется, что следователь при осмотре мобильного устройства с помощью специальных устройств (программ) — сначала должен изымать информацию, а затем ее осматривать. Безусловно, для удостоверения факта производства следственного действия, связанного с выемкой данного устройства и извлечением из него данных, целесообразно присутствие понятых. Однако такое извлечение данных при большом объеме памяти мобильного устройства может занять продолжительное время. В данном случае можно воспользоваться предоставленным Федеральным законом от 4 марта 2013 г. № 23-ФЗ правом, закрепленным в ч. 1.1 ст. 170 УПК РФ: «Если в указанных случаях по решению следователя понятые в следственных действиях не участвуют, то применение технических средств фиксации хода и результатов следственного действия является обязательным. Если в ходе следственного действия применение технических средств невозможно, то следователь делает в протоколе соответствующую запись» . Но для проведения такого следственного действия, как осмотр электронных устройств, стоить предусмотреть, по аналогии с другими следующее:

Во-первых: информация, содержащаяся на электронном носителе, носит сугубо личностный характер. Но не каждая информация имеет содержательное наполнение, поэтому различают данные, которые можно получить из мобильного устройства без решения суда, либо с его разрешения. К первой категории информации относится: входящие, исходящие звонки, заметки в календаре, записная книжка, напоминания на каждый день и т. п, которые лишены содержательного наполнения и не требующие разрешения суда на извлечение такой информации. Ко второй категории относится информация, наполненная содержанием, это СМС-сообщения, переписки в социальных сетях, по электронной почте, чатах, файлов, пересылаемых в сообщениях, сами документы, фото находящиеся в памяти электронных устройств, в таком случае необходимо обращаться в суд с ходатайством на проведения осмотра электронного устройства .

Во-вторых: Для удостоверения факта производства следственного действия, связанного с осмотром данного устройства и извлечением из него данных, целесообразно обязательное участие специалиста. Это позволит повысить достоверность и правомерность изъятия информации из электронных устройств, без ее искажения. Однако, возможна ситуация, когда следователю или специалисту, исходя из значительного объема информации потребуется больше времени на исследование. Поэтому целесообразно предусмотреть использование технических средств для фиксации информации, изымаемой в ходе осмотра электронного устройства. Таким образом, в целях подтверждения получения искомой информации именно с данного мобильного устройства с помощью специальных устройств (программ) необходимо фиксировать всю процедуру получения информации с помощью видео- или фотосъемки, составлять фото таблицу, которую прилагать к протоколу осмотра.

Таким образом, на данный момент выделение еще одного вида осмотра, как электронного устройства является необходимым. Поскольку позволит следователю прилагать еще больше допустимых и достоверных к делу доказательств.

Литература:

  1. Федеральный закон от 28 июля 2012 г. № 143-ФЗ «О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации» // Официальный интернет-портал правовой информации. URL: http://www.pravo.gov.ru (дата обращения: 10.03.2016).
  2. Бычков В. В. Система следственных действий в российском уголовно-процессуальном законодательстве // Российский следователь. 2013. № 10. С. 11–14.
  3. Надзорное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 2 июня 2006 г. № 9-ДП06–10 // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2006. № 12.
  4. Федеральный закон от 4 марта 2013 г. N 23-ФЗ «О внесении изменений в статьи 62 и 303 Уголовного кодекса Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации» // Российская газета. 2013.

Основные термины (генерируются автоматически): электронное устройство, следственное действие, мобильное устройство, РФ, устройство, осмотр, уголовное дело, осмотр предметов, осмотр предмета, извлечение информации.

Практические правила поведения сотрудников и руководителя при обыске в офисе компании. А также — какие профилактические меры позволят сохранить в тайне важную информацию.

Кто уполномочен приходить в офис компании с обыском?

Прийти могут полицейские, сотрудники Следственного комитета и ФСБ. Обыск в офисе компании возможен при расследовании уже возбужденного уголовного дела. На стадии доследственной проверки обыски в офисах не проводятся.

Что правоохранители могут делать во время обыска?

Согласно УПК РФ во время обыска следователи и полицейские могут:

  • вскрывать любые помещения;
  • изымать любые документы, вещи, компьютеры, флешки, другие носители электронной информации, которые могут иметь значение для уголовного дела.

Обыскивать одежду или карманы сотрудников полиция во время обыска не может, потому что это уже не обыск в помещении, а личный обыск (ст. 184 УПК). Личный обыск может производиться, только если есть достаточные основания полагать, что сотрудник скрывает на себе предметы и/или документы, которые могут иметь значение для уголовного дела. В таком случае личный обыск проводится без соответствующего постановления. Иными словами, не надо пытаться спрятать на себе флешки и документы компании. Есть много других рабочих способов защитить информацию.

Как подготовиться к обыску? Самое главное — профилактика

Разумеется, обыск проводится внезапно. Поэтому компания должна вести профилактическую работу, чтобы её сотрудники не растерялись, увидев на пороге компании людей в форме. Что это за профилактическая работа?

Ваши сотрудники должны знать, что делать, когда пришли с обыском. Правоохранителей встречают либо охранник, либо секретарь. В первую очередь эти люди обязаны:

  • незамедлительно уведомить директора о том, что в компанию пришли с обыском;

Иногда есть смысл оборудовать рабочее место охранника или секретаря секретной тревожной кнопкой, сигнал с которой идёт прямо директору, т. к. во время визита проверяющих перемещение по территории офиса может быть ограничено.

  • проверить служебное удостоверение сотрудников (вдруг это вообще не обыск, а рейдерский захват или иные мошеннические действия?).

При обыске юристу компании может серьёзно помочь внештатный специалист, специализирующийся на защите бизнеса и его руководителей. Заранее оформите на такого специалиста доверенность с полномочиями представлять интересы вашей компании и его сотрудников, а номер его телефона сохраните.

В нашей практике есть случай, когда в офис компании приехал ОМОН якобы в рамках возбуждённого уголовного дела. Роман Черненко, присутствовавший в офисе, поинтересовался, где же следователь, в производстве которого находится дело. Оперативники ответили, что следователя нет. Встал вопрос: на каком основании опера приехали в компанию и какое они имеют отношение к уголовному делу?

Процессуально оперативники должны:

  • быть включенными в состав следственной группы, которая проводит предварительное следствие или
  • у них должно быть отдельное поручение на производство следственного действия «обыск».

Но ничего подобного не было. Стало ясно, что оперативники находятся на территории незаконно, и им пришлось быстро покинуть компанию.

Распечатайте и выдайте секретарю и охраннику памятки о том, что нужно сделать при обыске в первую очередь.

Профилактика не ограничивается подготовкой сотрудников к обыску. Вы должны минимизировать риски утечки информации, ведь следователи могут изымать любые предметы и документы, имеющие значение для уголовного дела. Из этого следует, что:

  • Нельзя хранить на жёстких дисках компьютеров информацию, которую следователь сможет использовать против руководителей компании.
  • Важную информацию необходимо хранить на удалённых серверах, в т. н. «облаке». Удаленные серверы следователь при всем желании не сможет изъять.
  • Не храните важную информацию в офисе в бумажном виде. Основные документы компании храните в ячейке в надёжном банке. При этом договор на аренду ячейки не должен быть заключен от имени компании, т. к. проверяющие по банковской выписке поймут, что ячейка у вас есть, и придут туда. Тем более не храните в офисе печати или иные предметы, явно указывающие на взаимозависимость с другими фирмами .

Если компания не соблюдает эти рекомендации, то есть риск, что следователь найдёт на жёстком диске компьютера интересные для себя папки. А в них хранятся документы, например с названием счёта-фактуры от ООО «Ромашка». А из свойств этих документов следует, что эти счета-фактуры составлялись не сотрудниками ООО «Ромашка», а бухгалтером проверяемой компании. Это основание заподозрить, что ни с какой «Ромашкой» на самом деле компания не работала, и копать в отношении «Ромашки» глубже.

Правоохранители на пороге. Что делать?

Представитель компании или адвокат должен встретить правоохранителей как можно раньше. Проверьте удостоверения сотрудников полиции или СК и правовые основания для обыска в офисе вашей компании. При этом вы можете переписать данные удостоверений (Ф. И. О., звание, место службы, срок действия документов).

У сотрудников должно быть постановление на обыск, подписанное следователем (п. 2 ст. 182 УПК РФ). В законе не сказано, обязан ли сотрудник Следственного комитета или полиции предоставлять сотрудникам компании возможность копировать текст постановления. Поэтому зачастую следователь отказывается выдать копию постановления. Однако у вас есть право знакомиться с постановлением, в том числе делать из него выписку интересующей вас информации.

В тексте постановления проверьте:

  • есть ли ссылка на уголовное дело. Должен быть указан номер этого дела, а также статья Уголовного кодекса, по которой дело возбуждено;
  • адрес компании, в офисе которой проводится обыск;
  • кто включён в следственную группу. Тех сотрудников, которые пришли в офис, но не включены в постановление о производстве обыска, можно не пускать в офис.

В нашей практике есть случай, когда полицейских удалось «развернуть» на пороге компании, потому что они не были включены в следственную группу. Обыск не состоялся, и к тому времени, когда сотрудники пришли, исправив свои документы, компания уже была готова к обыску.

Проследите, чтобы при обыске присутствовали двое понятых

Ч. 1 ст. 170 УПК говорит, что во время обыска должны участвовать двое понятых.

Проследите, чтобы понятые присутствовали при всех действиях сотрудников правоохранительных органов. Бывают ситуации, когда сотрудники «разбредаются» по помещениям компании, из-за чего часть следственных действий проводится без присутствия понятых и/или представителей компании.

Если такое произошло, напоминайте сотрудникам о том, что понятые должны присутствовать. Внесите соответствующие замечания в протокол обыска.

Следите, чтобы сотрудники органов описывали отличительные признаки изымаемых предметов и документов

Указание отличительных признаков позволяет исключить фальсификацию документов или предметов, а также конкретизировать количество и перечень изъятых документов.

Обязательно ли сообщать сотрудникам пароли от компьютеров, аккаунтов, электронной почты?

Нет. Закон не обязывает сотрудников компании это делать. Иногда при отказе рассказать пароли полицейские угрожают, что квалифицируют это поведение как противодействие следствию. Но это не противодействие следствию. Предупредите сотрудников, чтобы они не боялись подобных угроз от правоохранителей.

Кроме того, внезапный обыск — большой стресс. Сотрудники могут просто забыть пароли. Также можно создать систему оповещения сотрудников компании, которая предупредит их об обыске. Иногда от испуга, вызванного этим сообщением, сотрудники просто сбегают из офиса через чёрный ход.

Проследите, чтобы на компьютерах сотрудников вашей компании была отключена функция автозаполнения форм. Правильно, чтобы для входа в электронную почту, аккаунты удалённых хранилищ и на сам компьютер нужно было вручную вводить логин и пароль.

Что отвечать, если правоохранители задают вопросы?

Сотрудники органов могут задавать вопросы относительно тех предметов, которые они нашли или которые ищут во время обыска. Но сотрудники могут отказаться давать эти пояснения или просто не знать, что сказать.

И тем более сотрудники вправе не отвечать на вопросы, если эти вопросы по сути превращаются в допрос. Проводится обыск, а не допрос. Это разные процессуальные действия, и смешивать их никак нельзя.

Например, если следователь ищет какой-либо договор, но при этом спрашивает у сотрудника «встречались ли вы лично с директором ООО „Ромашка“?», то очевидно, что вопрос не имеет отношения к предмету поиска. На такой вопрос можно не отвечать, ссылаясь на то, что допрос не проводится, а также на ст. 51 Конституции.

Можно ли снимать копии с изымаемых документов?

На практике следователь может не позволить снимать копии. Однако следователи иногда пытаются изъять документы, которые явно не могут служить доказательствами по уголовному делу. В таком случае попытка изъятия незаконна.

Нам известен случай, когда компания пыталась получить в банке кредит, необходимый ей как воздух. Только один банк согласился выдать требуемый заём. Но накануне подписания договора на получение кредита в компанию пришли с обыском, и сотрудники изымают документы, в том числе Устав и иные учредительные документы, которые необходимо было предоставить в банк для получения кредита. Это было сделано специально для того, чтобы компания не могла получить кредит. Компания смогла вернуть эти документы только за взятку. Невесёлая история с просторов отечественного бизнеса.

Можно ли записывать на телефон ход обыска?

Да. Действия сотрудников правоохранительных органов публичные. Это означает в том числе возможность записывать на видео их действия.

Однако на практике сотрудники органов не любят, когда их деятельность снимают на телефон. Если оперативники потребуют прекратить съёмку, то лучше прекратить.

Что делать с протоколом обыска в офисе компании?

Проследите, чтобы все изъятые документы и вещи были описаны с индивидуальными признаками.

Требуйте включить в текст протокола ваши замечания о нарушениях. Например, о том, что обыск частично проводился без понятых (когда сотрудники «разбрелись» по помещениям офиса и пропали из виду понятых).

Если не знаете, что писать в протоколе, то впишите фразу: возражения на протокол будут представлены дополнительно.

Это позволит проанализировать все нарушения и проработать тактику защиты.

Запомните алгоритм действий при обыске в компании

  1. Охранник или секретарь сообщают руководителю компании о том, что в компанию пришли с обыском.
  2. Руководитель компании звонит адвокату.
  3. Руководитель компании проверяет удостоверения и правовые основания производства обыска.
  4. Руководитель компании извещает сотрудников о том, что в офис компании пришли с обыском.
  5. Сотрудники компании выходят из всех аккаунтов, электронной почты, операционной системы компьютера.
  6. Руководитель компании проверяет присутствие понятых.
  7. Руководитель компании, юрист, внештатный адвокат контролируют проведение обыска.
  8. Сотрудники компании в ходе обыска не дают каких-либо пояснений или при наличии вопросов просят их вызвать на допрос с участием адвоката.
  9. Руководитель компании, юрист или адвокат фиксируют все нарушения и требуют внести их в протокол обыска.

Рубрики: Статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *